Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эхо российско-грузинского конфликта докатилось до Урала


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Кирилл Кобрин: В Екатеринбурге закрылось очередное кафе грузинской кухни. Это рядовое для местного ресторанного бизнеса событие приобретает на нынешнем политическом фоне особое звучание. Формально грузинское кафе временно закрыли за нарушения в торговле алкоголем. Все остальные проблемы живущих на Урале выходцев из Грузии тоже возникают сейчас - формально - совсем по другим причинам, нежели политические. Представители местной грузинской диаспоры и правозащитники пытаются указать на связь этих событий с нынешним международным конфликтом.



Евгения Назарец: Закрытием нескольких маленьких грузинских кафе грузинскому бизнесу на Урале урон не нанесен. «Специфического» грузинского бизнеса в Екатеринбурге и не было, по крайней мере, так утверждает Нико Кобаидзе, лидер свердловской грузинской диаспоры, самой, кстати, малочисленной из всех кавказских. Уральцы грузинского происхождения работали госслужащими, мелкими подрядчиками по ремонту жилья или офисов, единицы держали коммерцию средней руки. В торговле были заняты и приезжие граждане Грузии. Грузины вообще не любят оставлять свою родину, теперь же собрали вещи даже те, кто устроился и работает на Урале едва ли не с советских времен. Говорит Нико Кобаидзе...



Нико Кобаидзе: Несколько семей в субботу мы провожали. Они покинули Свердловскую область. Я не знаю, насколько это получится - на постоянно или просто на это время, пока накалена обстановка, но они решили выехать через Казахстан, через третьи страны уезжают. Говорят родители, что есть такие моменты, когда дети между собой говорят: "Грузины, еще не выехали? Почему не уезжаете на вашу родину?", "Грузины - бандиты, хулиганы". Хотя я бы не сказал, что есть такие случаи, что здесь кого-то убивали, резали, грабили именно грузины.



Евгения Назарец: Лидер уральских грузин Нико Кобаидзе пришел поздравить местных азербайджанцев с 15-тилетием независимости их страны. Любой грузин теперь хорошо понимает, почему на званом азербайджанском ужине в Екатеринбурге так много говорят о российском президенте.



Нико Кобаидзе: Все, что связано с ущемлением прав исходит от центральных властей, и, к сожалению, тут ничего не поделать. Не от того, что у нас в области происходит особая политика, будем так говорить, которая исходит от жителей, от населения, от руководства. На самом деле неуютно и неприятно слушать особенно центральное телевидение: первый, второй канал муссируют грузинскую тему.



Евгения Назарец: Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова говорит: грузины на Урале едва ли не самые законопослушные. Некоторые из них и сами про себя так думали. До недавнего времени.



Татьяна Мерзлякова: Мальчик учился - грузин и по национальности, и по принадлежности к грузинскому гражданству - в медицинском колледже. Очень хороший. Сам колледж спрашивает: что нам с ним делать? Он приехал и учится у нас по гостевой визе, а надо бы по студенческой визе, потому что миграционная служба имеет к нему претензии. Занимаемся, изучаем. Русские, грузины по гражданству, жители очень провинциальной территории не сомневались, что они все делают правильно. Сегодня миграционная выяснила, что нарушены все правила, какие могут быть. Мы даже вчера и с заместителем председателя областного суда встретились: ну, давайте какими-то штрафами, не будем выдворять этих людей. Мы вчера общались с руководителем службы ГИБДД областной. Говорит: я в СМИ прочитал, что кому-то что-то не дали, какие-то документы. Вот чего-то страшного пока не происходит. Какой-то участковый милиционер, догадываясь - а вдруг пойдет указание сверху, начал смотреть и "чистить" свою территорию: а что у него там, а как они у него живут, грузины? То есть по собственной инициативе начались какие-то вопросы, какие-то проверки.



Евгения Назарец: То же самое говорили уральским чеченцам после каждого теракта в России. Они же, как и грузин Нико Кобаидзе сейчас, тогда рассказывали похожие истории.



Нико Кобаидзе: Милиция приходит домой, просто проверяет: что он, там, грузин? Видят: маленький ребенок шести-семи лет. Милиция пришла один раз, второй раз. Первый раз не было - днем пришли, потом вечером еще следующим пришли. И говорит: папа, за тобой пришли, тебя будут забирать?



Евгения Назарец: Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова заявила, что позиция свердловских властей - жестоко наказывать любого, кто будет проявлять такую инициативу на грани с самоуправством. Однако за многолетнюю практику подобных «профилактических» мероприятий по национальному признаку эта деятельность сотрудников милиции ни разу не попадала в поле зрения свердловской прокуратуры.


XS
SM
MD
LG