Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда нефтяники митингуют: МРОТ не дотянул до прожиточного минимума


Добытчики «черного золота» жалуются на низкие зарплаты и самоуправство управляющих

Добытчики «черного золота» жалуются на низкие зарплаты и самоуправство управляющих



Минимальный размер оплаты труда вновь проиндексируют. С нового года он составит 2000 рублей. Это около 60 процентов от суммы прожиточного минимума. Спикер Госдумы Борис Грызлов считает, что правительству в течение полутора - двух лет удастся максимально сократить этот разрыв. Но такое положение не устраивает профсоюзы - в Сургуте и некоторых других городах Сибири прошли акции протеста.

Сотрудники независимого профсоюза нефтяной компании «Сургутнефтегаз» провели митинг, который поддержали в Нижневартовске, Мегионе и Лянторе. На акцию протеста прибыли представители ямальских нефтяных компаний. Нефтяники требовали повышения зарплаты и улучшения условий труда. В митинге приняли участие около 300 человек. Оказалось, что проблема, озвученная бастующими в Югре, очень схожа с проблемами работников отрасли на Ямале и других регионах России. Это подтвердил председатель Межрегионального профсоюза работников нефтегазовой промышленности Сергей Минаев из Губкинского. В минувшее воскресенье митинг нефтяников поддержали и партийные организации - компартия и нацболы.


К прежним требованиям митингующих добавилось еще одно: прекратить давление на независимый профсоюз. По словам лидера югорчан Александра Захаркина, активные защитники интересов рабочих уже ощутили на себе давление руководства. В частности, сам Захаркин накануне акции был лишен премии, составляющей 80% зарплаты, что вынудило его объявить голодовку. Неоднократно лишались премии и другие члены профсоюза. Возникли у митингующих и проблемы с организацией: администрация города не давала разрешения на проведение акции. Перебороть чиновников удалось только с четвертой попытки. А вот нефтяникам Лангепаса и Нефтеюганска провести акции протеста и вовсе не удалось, хотя акции планировалось и там.


Первую акцию сотрудники «Сургутнефтегаза» провели еще в августе. Тогда на площади в Сургуте собралось более полутора тысяч человек. Было принято решение о создании единого независимого профсоюза работников нефтегазодобывающей отрасли «Профсвобода». В августе сургутян поддержали во многих городах России. Руководство «Сургутнефтегаза» ни тогда, ни сейчас не комментирует деятельность профсоюзной организации. Лишь однажды генеральный директор компании Владимир Богданов пообещал разобраться с ситуацией. Однако митингующие до сих пор считают его обещание невыполненным.


В последнее время профсоюзы стали объединяться для проведения публичных акций и выступлений. Кроме того, вместе лидерам организаций легче противостоять давлению властей и владельцев предприятий. Говорит председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук:


- Любые профсоюзы ощущают на себе давление, будь то работодателей или властей; либо, скажем, косвенное согласие и поддержку, либо активное давление и противодействие. Все зависит от того, какие требования профсоюзы выставляют, когда они их выставляют, кому - и где они проводят акции протеста. Безусловно, если профсоюзы выходят на улицу, организовывают людей, допустим, против роста коммунальных платежей, ухудшения условий жизни людей, ухудшения дохода людей с точки зрения реальной заработной платы, реального дохода, по отношению к произволу, который творится с коммунальной реформой - то, безусловно, они ощущают противодействие властей в тех городах, где они это организовывают и проводят. Если профсоюзы выступают с требованием повышения заработной платы - безусловно, они ощущают противодействие со стороны работодателей, представителей собственников на предприятиях. Это нормальный процесс, я бы удивился, если бы профсоюзы работали вот так: действовали, решали все вопросы, добивались повышения зарплаты, снижения роста коммунальных платежей и не было никакого противодействия. Я скажу, что российские профсоюзы на федеральном уровне постоянно ощущают противодействие и сопротивление со стороны правительства Российской Федерации. Скажем, на той же трехсторонней комиссии, либо на каких-то других мероприятиях, когда мы требуем повысить минимальную зарплату до прожиточного уровня, считаем, что она должна быть не ниже 3600 рублей в соответствии с федеральным прожиточным уровнем, а правительство говорит, что оно не может этого сделать и идет на то, что с 1 сентября это будет только 2000 рублей.


- Как правило, ни федеральные чиновники, ни руководители предприятий не комментируют действия профсоюзов в прессе. Чем это объяснить?


- Они, во-первых, боятся прежде всего показаться несостоятельными. Во-вторых, они боятся дать лидерам профсоюзов лишний повод высказаться еще раз, уже более аргументировано по поводу их точки зрения. И безусловно, когда есть противодействие и замалчивание в средствах массовой информации - руководители не выкладывают все свои аргументы и не аргументируют свое противодействие, тут можно искать варианты. Представители профсоюзов, как правило - выходцы из рабочей среды. Не владея в полной степени информацией, они могут быть подвергнуты в том числе и судебным преследованиям - скажем, за моральный ущерб, либо за оскорбления и так далее.


Иван Мохначук не исключает, что акции протеста, организованные профсоюзами, в ближайшее время поддержат политические партии, чтобы заявить о себе перед предстоящими парламентскими выборами.


XS
SM
MD
LG