Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Положение с правами заключенных в России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Ольга Вахоничева, Максим Ярошевский и в Саранске Игорь Телин.



Кирилл Кобрин: В Москве в Доме журналистов состоялась презентация фонда "В защиту прав заключенных". Фонд объединил силы людей, представляющих правозащитные и общественные организации, которые занимаются проблемами нарушения прав заключенных. Создан он из-за ужесточения режима содержания под стражей в следственных изоляторах и в исправительных колониях России.



Ольга Вахоничева: Фонд "В защиту прав заключенных" - организация правозащитная, а не благотворительная, заявили на презентации, его учредители, Московская Хельсинская группа, Общественный комитет защиты ученых и комитет "За гражданские права". Главная задача - помощь людям, отбывающим наказание, чьи права нарушаются вне зависимости от того, в какой колонии они находятся, за какие преступления несут наказания. Особая категория нуждающихся в поддержке фонда - это люди, попавшие за решетку из-за судебной ошибки. "От сумы и от тюрьмы не зарекайся" - в этом контексте вспомнила народную поговорку председатель правления фонда Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Примерно каждый третий в исправительных колониях вообще ни в чем не виноват, а примерно половина из тех, кто виноват, осуждены за более тяжкие преступления, хотя на самом деле совершили незначительные правонарушения. То есть представляете себе, кто сидит у нас в колониях?



Ольга Вахоничева: Многочисленные письма, получаемые правозащитниками из мест лишения свободы, - с жалобами на жестокий режим содержания. В Удмуртии отбывающих наказание заставляли танцевать ламбаду и лизать пол. Сотрудники Тюменского Управления исполнения наказаний избили заключенного до смерти. В 31-й красноярской колонии провинившихся избивают и по несколько суток держат раздетыми в холодных камерах. Эти и другие факты организаторы фонда изложили в вестнике "Российский ГУЛАГ: убийства и пытки". О других задачах фонда в защиту прав заключенных рассказывает корреспондент радио свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: Вместе правозащитники решили специализироваться исключительно на проблемах в российских тюрьмах, колониях, следственных изоляторах. О том, чем будет заниматься фонд, рассказывает руководитель Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин.



Валерий Абрамкин : Будем оказывать правовую помощь осужденным и заключенным, особенно таким группам, которые считаются наиболее бедствующими. Что касается взрослых, женщин, хорошо бы, чтобы они получили, так сказать, реальное право оспаривать действия администрации в суде. Нынешним законодательством такая возможность предусмотрена. Но если нет адвоката, то, как правило, это довольно сложно сделать. Известны случаи, когда тех, скажем, кто обращается в Европейский суд, начинают пытать, избивать, и даже известны случаи, когда к давлению на арестанта привлекались так называемые криминальные авторитеты. В последние два года ситуация стала чрезвычайно острой с притеснениями арестантов и с грубейшими нарушениями их прав, которые приобретают системный характер.



Максим Ярошевский: По данным правозащитников, сегодня в России из более чем 150 колоний в список так называемых "пыточных" входят 40 учреждений. Права заключенных нарушают часто и делают это безнаказанно.


Первый бюллетень, который уже издал фонд, называется "Российский ГУЛАГ: избиения и пытки". Говорит руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев...



Лев Пономарев: Мы поняли, что нам надо сосредоточиться на работе с заключенными отдельно, сделать такую узкую организацию, которая бы занималась вот этими проблемами. Это первое. Второе, мы поняли, что международные фонды уходят и нам нужно каким-то образом искать финансирование для узкого направления. Допустим, предприниматели, которые когда-то сидели, видели весь этот ад, и могут помочь вот именно этому узкому направлению работы, вот именно по помощи заключенным.



Максим Ярошевский: В кассе фонда "В защиту заключенных" сегодня нет ни одного рубля, однако правозащитники не отчаиваются.



Ольга Вахоничева: Правозащитники не отрицают, что готовы оказать не только юридическую, но и материальную помощь, но в исключительных случаях. Например, на оплату услуг адвоката, не превращая это в практику. Как сказали правозащитники, фонду тоже необходима поддержка, в первую очередь средств массовой информации для того, чтобы рассказать общественности о реальной ситуации в российских колониях. Во многих из них заключенные даже родным бояться сообщать о притеснениях со стороны сотрудников режимных учреждений. К примеру, в колониях Мордовии заключенным запрещают проводить мирные акции протеста в свою защиту. Подробности в репортаже корреспондента радио Свобода в Саранске Игоря Телина.



Игорь Телин: Сейчас по числу заключенных Мордовское управление исполнения наказаний сравнимо с населением иного района республики. Характерная особенность местных лагерей - предельная жесткость режима. Колонии в Мордовии считаются "красными", ситуация полностью контролируется администрацией. И этот контроль устанавливается не всегда корректными методами, считает саранский правозащитник Владимир Гридин.



Владимир Гридин: Администрация не задумывается, законно это, незаконно, не смотрит, что можно, что нельзя, проявляет самодурство руководитель.



Игорь Телин: Администрация Мордовского управления исполнения наказаний старается сделать свои колонии, что называется, образцово-показательными. В газетных интервью руководители управления заявляют о своих успехах в работе по возвращению обществу полноценных граждан. На фоне этого благолепия совсем неожиданно время от времени достоянием гласности становится информация о голодовках заключенных. Это протест против режима содержания и, по данным правозащитников, против издевательств со стороны сотрудников колоний. Проблема существует, признал на одной из правозащитных конференций председатель совета ветеранов работников Дубравлага Геннадий Вотрин.



Геннадий Вотрин: Наши сотрудники еще не в состоянии обеспечить прав осужденных и не готовы во многих аспектах обеспечивать их лишь только потому, что очень слабо знают нормативную базу в целом конституционную Российской Федерации.



Игорь Телин: Администрация Управления исполнения наказаний пытается не допустить любых акций протеста заключенных любыми же способами, которые законными тоже не назовешь.



Алексей Дорожкин: Сын отказался от голодовки в связи с тем, что его напугали, напугали тем, что сказали, что имеют право кормить принудительно, кормить принудительно имеют право через задний проход, через шланг.



Игорь Телин: Рассказал Алексей Дорожкин, чей сын находится сейчас в следственном изоляторе, где вместе с тремя другими заключенными пытался начать голодовку.


Но административными методами решить можно далеко не все проблемы. Одна из таких нерешаемых - болезни заключенных. Дубравлаг является мощным эпицентром инфекции. По данным минувшего года, на учете по туберкулезу там состояло две с 2500 осужденных, 1400 из них имеют активную форму заболевания.



Ольга Вахоничева: Навести порядок в судебно-исполнительной системе можно, только приняв на федеральном уровне закон об общественном контроле, проект которого уже три года пылится в Государственной Думе. До его принятия отстаивать права заключенных будем мы, завила председатель правления фонда Людмила Алексеева.


XS
SM
MD
LG