Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская нефть REBCO: дебют на Нью-Йоркской торговой бирже


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский.



Кирилл Кобрин: В понедельник на торговой бирже Нью-Йорка начались первые за многие десятилетия биржевые торги российской нефтью. До сих пор её экспортная цена определяется торговцами в портах Средиземноморья, которых ежедневно опрашивают аналитики специализированных агентств. Теперь ориентиром для экспортных сделок российских нефтяных компаний станет цена, определяемая в ходе биржевых торгов в Нью-Йорке. Но пока - лишь ориентиром, не более.



Сергей Сенинский: Российская нефть котируется на торговой бирже Нью-Йорка под аббревиатурой REBCO , что означает «российская экспортная нефтяная смесь». Она чем-то отличается от той, которая давно известна как URALS и которая всегда оценивается на сколько-то долларов за один баррель дешевле, чем BRENT , нефть Северного моря? Наш первый собеседник - в Москве - главный редактор московского офиса британского агентства Argus Media Group , специализирующегося на рынках энергоносителей, Олег Кирсанов.



Олег Кирсанов: URALS и REBCO являются одним и тем же сортом нефти. URALS используется трейдерами, нефтяными компаниями в повседневной деятельности, это было принято такое название для российской смеси в 70-80-х годах прошлого века, хотя официально нефть тогда из Советского Союза называлась SEBCO , это "смесь нефтяная советская". После того, как Советский Союз исчез с карты, возникла Россия, и этот же сорт нефти, который не изменился по качеству, назвался "российская" - REBCO .



Сергей Сенинский: Аналитик «Альфа-Банка» Константин Батунин...



Константин Батунин: В будущем, возможно, спецификация REBCO будет меняться, будет улучшаться в принципе смесь, которая экспортируется из России за счет того, что, скорее всего, в будущем тяжелые сорта нефти, к примеру, из Татарстана и Башкортостана, они будут изыматься из трубы, то есть их будут, видимо, пускать на внутреннюю переработку, за счет этого улучшая качество REBCO (бывшего URALS ) и тем самым уменьшая разницу между BRENT и URALS .



Сергей Сенинский: На Нью-Йоркской товарной бирже в понедельник, 23 октября, началась торговля не самой нефтью из России, а лишь так называемыми «фьючерсными» контрактами на неё. Они предполагают покупку или продажу сырья в будущем по согласованной ныне участниками сделки цене. Олег Кирсанов, Argus Media Group ...



Олег Кирсанов: Прежде всего, видимо, этим контрактам - на REBCO - заинтересуются биржевые спекулянты и, видимо, конечные потребители, прежде всего из Европы, будут использовать его особенно для страхования возможных рисков от того, что физические партии из России из-за ряда причин не будут поставлены. Российским компаниям в принципе это тоже может быть интересно, но пока ни одна из них не заявила о своем интересе к участию в этих торгах.



Сергей Сенинский: Другими словами, контракты есть, а их обеспечения в виде конкретных объемов поставок нефти конкретными компаниями - пока нет. Но сообщается, что такие поставки будут осуществляться из российского порта Приморск на Балтийском море...



Олег Кирсанов: Торговля, которая началась в Нью-Йорке, это чисто финансовый инструмент. Но гарантий поставки физических партий из Приморска пока нет, и как этот инструмент будет работать, все остается непонятно, и, видимо, в этом основная проблема того, насколько успешным будет этот новый контракт.



Сергей Сенинский: Стало быть, и о неких поставках российской нефти на рынки, скажем, Северной Америки, где она фактически не представлена, речь также пока не идет...



Константин Батунин: Дело в том, что до контрактного исполнения доходит всего несколько процентов объема торгов любого практически биржевого товара. Иногда это может быть один или два процента всего от объема торгов, потому что проходят офсетные операции, которые просто помогают только определить цену товара. На данном этапе это исключительно механизм, который позволит определить, сколько же действительно должна стоить российская нефть. А уже поставки, соответственно, в Северную Америку физических объемов нефти связаны с другими – политическими - моментами, это, к примеру, развитие сотрудничества США и России в энергетической сфере и так далее, и так далее.



Сергей Сенинский: По планам правительства, к концу будущего года в России планируется создать собственную нефтяную биржу - в Санкт-Петербурге. Продаваться на ней, по тем же планам, будет та же нефтяная смесь REBCO и - за рубли. Если эти планы в таком виде и будут реализованы, можно ли ожидать, что через эту биржу уже вскоре будет проходить значительная часть всего российского нефтяного экспорта?



Олег Кирсанов: Вероятность того, что это будет экспортная нефть - ну, достаточно пока небольшая, поскольку пока все экспортеры где-то три четверти - половину своих объемов, которые они экспортируют, продают по долгосрочным контрактам с иностранными компаниями. Пока переходить на новую систему они не планируют в связи с тем, что есть проблемы с законодательством. Поскольку все такие сделки, по нашему законодательству, считаются до сих пор сделками типа пари, и в случае невыполнения никаких мер, которые могли бы привести к тому, чтобы они выполнялись участниками этого контракта, нет. Поэтому, конечно, здесь очень большие риски в этом смысле. Экспортеры, видимо, будут пока избегать.



Сергей Сенинский: Ну, проблема внесения поправок в текущее законодательство - не самая сложная...



Олег Кирсанов: Когда будет создан этот механизм чисто законодательно, самое интересная и востребованная будет прежде всего продажа нефти за рубли на внутреннем рынке, потому что достаточно большие объемы продаются сейчас в России на НПЗ большими компаниями, мелкими компаниями, но пока эти торги идут, что называется, путем созвона участников рынка.



Сергей Сенинский: Вполне возможно, энергетическая биржа, которую планируется создать в Санкт-Петербурге, объединит в себе биржевую торговлю, как нефтью, так и нефтепродуктами...



Константин Батунин: Начало биржевых торгов, я подчеркну, на нефтепродукты - это, конечно, значительный шаг вперед, который будет позволять определять справедливую стоимость нефтепродуктов и, соответственно, получать индикативную цену, которую можно будет уже использовать при доказывании каких-то механизмов сговора, если они существуют между нефтяными компаниями. Естественно, для конечного потребителя это будет огромный плюс. С точки зрения площадки, я думаю, что органично будет, если и нефтепродукты, и нефть будут торговаться физически в одном месте.



Сергей Сенинский: Спасибо! Напомню, на наши вопросы отвечали в Москве - главный редактор московского офиса британского агентства Argus Media Group , специализирующегося на рынках энергоносителей, Олег Кирсанов и аналитик по нефти и газу из «Альфа-Банка» Константин Батунин.


XS
SM
MD
LG