Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия занимает 147-е место в рейтинге свободы прессы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Александр Гостев.



Андрей Шарый: Международная организация «Репортеры без границ» обнародовала доклад о положении со свободой прессы в мире. Список появился на свет в результате опросов сотрудников организаций, которые занимаются защитой свободы слова, независимых экспертов, правозащитников и журналистов из десятков государств мира. Среди 168 стран, указанных в докладе, Россия занимает 147-е место. США заняли в списке 53-е место, хотя еще четыре года назад были значительно выше - на 17-й позиции.



Александр Гостев: По данным организации «Репортеры без границ», наихудшая ситуация со свободой слова сегодня - в Северной Корее, почти на том же уровне находится и Туркмения. Вслед за ними идут Эритрея, Куба, Мьянма и Китай.


Общий вывод авторов доклада: его по-прежнему замыкают те же государства, что и раньше, четыре года назад. В интервью Радио Свобода представитель организации «Репортеры без границ» в Вашингтоне Люси Морийон отметила, что в таких странах, как КНДР, у людей просто нет доступа к информации. Те же, кто пытается заниматься хотя бы ее сбором, подвергаются опасности как минимум тюремного заключения.


В тоталитарном обществе трудно предсказать, как отреагируют власти на ту или иную активность журналиста, даже самую невинную. В качестве примера Люси Морийон приводит смерть при невыясненных обстоятельствах в заключении Огульсапар Мурадовой, корреспондентки Радио Свобода в Туркменистане.



Люси Морийон: Это яркий пример того, как глава государства, пожизненный президент Сапармурат Ниязов без колебаний использует крайнее насилие против всех, кто позволяет себе критиковать его режим. У нас нет информации ни об одном журналисте, убитом в Северной Корее, но, опять-таки, лишь потому, что официальный Пхеньян установил тотальный контроль над средствами массовой информации - ничем не ограниченный контроль со стороны одного человека, северокорейского лидера Ким Чен Ира. Нет просто никаких шансов, что в этом государстве могут существовать независимые журналисты - вся информация, которая появляется в КНДР, это голая примитивная пропаганда.



Александр Гостев: В списке «Репортеров без границ» указывается, что среди европейских стран хуже всего дело со свободой прессы обстоит в Белоруссии и России, которые заняли, соответственно, 151-е и 147-е места.



Люси Морийон: Россия по-прежнему существенно страдает от недостатка демократии. Медленно, но неуклонно здесь продолжают исчезать свободные СМИ, поскольку промышленные группировки, близкие к президенту Владимиру Путину, уже скупили практически все независимые медиа-холдинги. Мы стали свидетелями принятия закона, направленного против деятельности неправительственных организаций. И мы стали свидетелями абсолютно безнаказанного убийства журналистов.



Александр Гостев: В числе наиболее громких смертей Люси Морийон отметила, разумеется, недавнее убийство обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской и убийство главного редактора русскоязычной версии журнала «Форбс» Пола Хлебникова в июле 2004 года.


Среди наиболее развитых и демократических стран Запада в первую очередь обращает на себя внимание резкое падение рейтинга США: если в 2002 году они находились на 17-м месте, то сейчас опустились на 53-е. В первую очередь, по мнению «Репортеров без границ», на условиях работы журналистов негативно отразилась объявленная США война с терроризмом.



Люси Морийон: Основные причины, по которым Соединенные Штаты заняли более низкую ступень в нашем рейтинге - во-первых, то, что отношения между прессой и администрацией Джорджа Буша ухудшились после того, как президент под предлогом борьбы за национальную безопасность начал навешивать ярлык «подозрительных» на всех журналистов, задающих неприятные вопросы по поводу объявленной им борьбы с терроризмом. Кроме того, нас все больше беспокоит нарастающее давление на базовый принцип неприкосновенности и конфиденциальности источников информации. Некоторые судьи стали все чаще вызывать журналистов для дачи показаний, на них оказывают давление с целью выяснить происхождение источников информации.



Александр Гостев: Говоря о докладе «Репортеров без границ», Люси Морийон сказала...



Люси Морийон: Этот рейтинг составлен не только с целью показать, как власти разных стран ведут наступление на средства массовой информации. Он показывает, в каких условиях журналисты делают свою повседневную работу, как они сообщают нам о важных событиях. И что, даже если речь идет о стране с самым высоким уровнем политических и гражданских свобод, журналистам (в Дании, к примеру) необходима защита правоохранительных органов, так как их работа связана с различными угрозами. И что этим журналистам угрожают, серьезно угрожают - что, в свою очередь, ставит под угрозу их способность рассказывать свободно обо всем, о чем они хотят, так, как это было раньше.



Александр Гостев: Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко заявил, что почти полностью согласен как с общими выводами авторов доклада, так и с местом, которое отведено в этом документе России.



Игорь Яковенко: Сразу могу сказать, что у меня примерно такое же представление о том месте, которое Россия занимает по свободе слова в мире. Есть, конечно, достаточное количество претензий к методике. Можно соглашаться или не соглашаться по поводу тех, кто является нашими соседями, кому мы по рейтингу "Репортеров без границ" уступаем и намного ли. Но в целом общая тенденция, очевидно, определена правильно, то есть то, что Россия за последние шесть лет прочно переместилась из категории стран, где частично свобода слова присутствует, в категорию стран, где свобода слова отсутствует, как системное качество, это бесспорный факт и здесь возразить нечего. В России монополизированы средства массовой информации на сегодняшний момент. Практически все федеральные телеканалы находятся либо под прямым контролем государства, либо под контролем аффилированных с государством структур. Журналистика довольно уверенно вытесняется из средств массовой информации, на ее место приходит пропаганда, это тоже вполне очевидная вещь. Ну, и цензура, автоматы Калашникова по-прежнему действуют довольно эффективно, уничтожая лучших журналистов. По отношению к другим странам тоже мне представляется, что "Репортеры без границ" достаточно верно оценивают тенденцию. В частности, снижение уровня свободы массовой информации в Соединенных Штатах Америки, в Израиле характеризует общую тенденцию, которая для всего мира бесспорна: война и свобода слова - две вещи несовместимые. То, что внешнеполитический курс России в целом отражает те внутренние процессы, которые у нас происходят - сворачивание демократии, это же не только свободы слова касается, это системное явление. Демократия вообще не очень расчленима. То есть отмена выборов, установление вертикали судебной власти, фактически самоликвидация парламента - это все звенья одной цепи. И то, что мы стали дружить в большей степени, в основном с авторитарными режимами, такими, как Северная Корея (ну, до тех пор, пока она нас бомбить не начала), Туркмения и так далее - это все понятный выбор. "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты" - это не только в отношениях межличностных, это и в отношении внешней политики тоже работает. Нам просто комфортнее дружить с авторитарными режимами, с ними как-то проще: нам не устраивают демонстраций по поводу убийства Политковской, когда мы приезжаем туда, и так далее. Поэтому этот выбор не случаен. Что же касается тренда, которым двигается наша страна, то здесь следующая штука. Россия - абсолютно непредсказуемая страна. И то, что сейчас, безусловно, мы катимся вниз, с точки зрения свободы, демократии, вообще, какого-то развития, это очевидно. Как долго это падение будет продолжаться? Я не думаю, что любой уважающий себя исследователь попытается дать какой-то точный прогноз на этот счет, потому что накануне начала демократических преобразований в России, накануне распада СССР не было ни одного внятного, членораздельного прогноза по этому поводу. Накануне "оранжевой" революции в Киеве ни один исследователь, политолог в Украине не мог спрогнозировать Майдан. Поэтому ситуация очень непростая и, естественно, для того, чтобы работать, надо надеяться, поэтому, поскольку мы работаем, мы предпочитаем надеяться на лучшее.


XS
SM
MD
LG