Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Четыре года назад в центре Москвы более 900 человек оставались в заложниках в Театральном центре на Дубровке. Что сейчас говорят те, кто сам был заложником или потерял в «Норд-Осте» близкого человека? Выматывающее душу ожидание развязки, невыносимый смрад, идущий от оркестровой ямы, которую сделали туалетом, - все это к утру 25 октября уже полтора дня переживали люди, шедшие на мюзикл, а оказавшиеся в заложниках. Среди них была Виктория Кругликова с сестрой Ириной и двумя детьми, из которых один – пятнадцатилетний Ярослав – погиб в «Норд-Осте». Виктория говорит, что психологически и она, и многие из тех, кто выжил после захвата театра, так и не вышли из состояния четырехлетней давности: «Сначала был страх, потому что непонятна была ситуация. А потом я, например, просто была уверена, еще 24-го числа я была уверена, что нас спасут, что это какая-то совершенно нелепая, совершенно непонятная ситуация. Я, конечно, была уверена на 100 процентов, что мы в Москве, практически в центре, что нас, конечно, вытащат, что сейчас будут переговоры, и людей должны спасать любыми путями. Наверное, это я насмотрелась фильмов про заложников, американских, где ведут переговоры и за каждого человека борются, понимаете, такая у меня иллюзия была. И эта иллюзия, наверное, как-то превалировала над страхом. Ну, они готовы были говорить, и я просто была уверена, что наше правительство, Путин, конечно, как президент не может же… Столько людей в зале, детей!»


В здании ПТУ неподалеку от дома культуры на Дубровке тогда был организован центр, где собирались родственники захваченных людей, и где многие из них утром 24 октября услышали звонки с одной просьбой: заложники сказали, что им разрешили воспользоваться мобильными телефонами, чтобы их родные собрали митинг против войны в Чечне. Рассказывает Татьяна Карпова, у которой сын Саша погиб в «Норд-Осте» от того, что ему, отравленному газом при штурме, не помогли врачи: «И сразу же после этих звонков нашлась инициативная группа, возглавляемая именно мужчинами, которые стали сразу собирать списки, собрали список 45 добровольцев, которые подошли к начальнику штаба, который с нами работал в зале. И мы попросили - мы готовы были отдать паспорта и совершенно официально просили организовать нам выезд на Красную площадь, предоставить автобус, чтобы мы могли там буквально пять минут перед телевизионными камерами постоять с плакатами «Остановим войну в Чечне».


Этот митинг все-таки был организован, но, как говорит Татьяна Карпова, власти пошли даже на такой, показной шаг, очень неохотно - 25 октября, четыре года назад. До штурма здания театрального центра оставались еще одни сутки.


XS
SM
MD
LG