Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павел Крашенинников: "Раз вина была доказана в суде, значит, мы считаем, что это так"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Бабурин.



Никита Татарский : Три года назад была арестован Михаил Ходорковский. Суд над ним стал самым громким процессом за время правления Владимира Путина. Единого мнения в российском обществе нет. Многие полагают, что олигарх осужден справедливо, другие считают приговор политическим заказом Кремля, а самого бывшего главу ЮКОСа - политическим заключенным. Об этом Владимир Бабурин говорил с председателем Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павлом Крашенинниковым.



Владимир Бабурин: Событие, которое достаточно раскололо российское общество. Большая часть уверена, что посажен господин олигарх совершенно правильно, что не платил он налоги, что занимался незаконным предпринимательством, что вывозил активы за рубеж и так далее, еще кое-какие грехи ему припоминают. Меньшая часть... буквально во вторник слушал выступление по радио одного бывшего министра, уважаемого человека, который говорил: "С тех пор, как произошел наезд государства на ЮКОС..." - это вторая точка зрения. И, наконец, есть третья точка зрения: да, конечно, все правильно, но почему же посадили только одного, чем другие лучше? Прошло три года. Ваше мнение о деле Ходорковского, которое, знаете, выламывается хотя бы в том положении, что обычно новость живет 3-4 дня, а здесь уже 4 года, а Ходорковского до сих пор помнят.



Павел Крашенинников: Ну, еще бы, все-таки ЮКОС - это была такая группа компаний, очень мощная, и они были лидерами, и тут сложно это все забыть. Но в данном случае в чистом виде ни к одной из этих точек зрения мне сложно присоединиться. Если говорить о конкретном деле, я, как юрист, считаю, раз вина была доказана в суде, значит, мы считаем, что это так. По Конституции, у нас виновным человек может быть признан только по приговору суда, это у нас Конституция об этом говорит. Я в силу того, что являюсь депутатом Государственной Думы, материалы дела не видел, а рассуждать с точки зрения, правильно это или неправильно, по статьям пусть даже очень уважаемых изданий я как-то не привык.



Владимир Бабурин: Тогда уже не касаясь дела Ходорковского. Считается, что, да, конечно, в России стараются жить по закону, но получается, что и по закону, но все-таки еще и по понятиям.



Павел Крашенинников: Да. Это нам периодически демонстрируют, в том числе и власть - и муниципальная, и субъектов Федерации. Я постоянно в командировках езжу, и вижу, как исполняются те или иные законы. Мы стараемся те акты, которые прошли через наш комитет, мониторить, то есть смотрим, как работают, где, какие сбои, может быть, какие-то поправки нужно вносить, может быть, просто поправлять исполнителей. Мы видим, что сбои такие существуют. Конечно, с точки зрения правосознания это сильный удар, именно по правосознанию простых граждан, поскольку они видят, допустим, что происходит на самых разных уровнях власти.



Владимир Бабурин: Согласны ли вы, что власть в этом смысле виновата больше? Если взять хотя бы один отряд, например, предпринимателей. Они не хотят по понятиям, они хотят по закону. А не получается, потому что власть не позволяет.



Павел Крашенинников: Я бы так сказал, что не 100 процентов власть как таковая. Естественно, носители власти - это конкретные граждане. Совершенно очевидно, что если есть в этом ряду какие-то представители, то даже один из ста, конечно, он очерняет все сто человек, что, собственно говоря, касается и судебной системы, и правоохранительной. Поэтому говорить, что все такие, я бы не стал. Но то, что такие есть, это совершенно очевидно. И видим мы именно таких.



XS
SM
MD
LG