Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Репортаж с линии фронта из поселка, расположенного неподалеку от Донецка

Рядом находятся руины Донецкого аэропорта, который обороняли "киборги". После его захвата сепаратистами Пески стали последним рубежом обороны Красноармейска. В том, что силы ДНР попытаются передвинуть линию фронта и наступление будет, мало кто сомневается.

"Самара"

"Самара"

"Это ключевая позиция фронта, – поясняет боец полка "Днепр-1" с позывным "Самара". – Ее невозможно обойти ни справа, ни слева. Для войскового взаимодействия это важная точка". Комментарии на камеру "Самара" дает только на украинском, хотя до этого прекрасно общался на русском. Говорит, что его позывной не имеет ничего общего с городом на Волге: "Это старое название Новомосковска. Но я был и в Самаре. Хороший город. Теперь, наверное, туда не попаду уже".

Пески обороняют бойцы добровольческого полка "Правый сектор" и нескольких подразделений украинских военных. На окраине поселка расположен блокпост Республика Мост, на котором постоянно находятся бойцы полка Днепр-1 и дежурят медики "Правого сектора". Дорога через Республику Мост на Пески оживленная: чаще всего по ней едут волонтеры, везущие гуманитарную помощь и теплые вещи. Время от времени стоящая у блокпоста машина скорой помощи срывается с места и на огромной скорости несется в поселок – это значит, что кого-то зацепило во время очередного обстрела. Необязательно это кто-то бойцов – в поселке остались и мирные жители. "Не знаю, почему не уезжают. Наверное просто некуда", – предполагает "Самара".

Женщина-волонтер и бойцы

Женщина-волонтер и бойцы

Руководитель одной из волонтерских организаций Краматорска утверждает, что люди часто не уезжают потому, что поддерживают сепаратистов, которые в представлении местного населения связаны с Россией. "Что скрывать, здесь много тех, кто явно или скрыто поддерживает сепаратистов, – говорит активист. – Например, из Макеевки многие отказывались ехать, хотя волонтеры там чуть ли не в каждый дом заглянули. В Дебальцеве люди оставались, несмотря на обстрелы с обеих сторон. Телевизионная вышка возле Донецка работает исправно, люди смотрят телевизор, где их накачивает пропаганда".

Сколько жителей остается в Песках, сказать невозможно. Бойцы "Днепра-1" утверждают, что много. Если их ранят, военные медики вывозят пострадавших в госпитали Артемовска и Днепропетровска. В Песках есть семьи, все члены которых в разное время были ранены. Тем не менее они возвращаются сюда после лечения, снова подвергаясь риску.

"Альпинист"

"Альпинист"

"Сказать, что перемирие соблюдается в полной мере, я не могу, – говорит командир пятой роты полка "Днепр-1" с позывным "Альпинист". – Например, сегодня в 8 утра (21 февраля. – Прим. авт.) наши позиции подверглись обстрелу. Будем так говорить: стрельба из стрелкового оружия не прекращается вообще. Иногда стреляет артиллерия, иногда миномет. Вот так идет окопная война. Начиная с июля месяца мы ни на метр не сдвинулись ни вперед, ни назад со своих позиций. Когда была операция под Дебальцевом, активность со стороны сепаратистов была очень большая. Этого следовало ожидать, фактически, как по учебнику – для того, чтобы сковать силы".

"Альпинист" в мирной жизни – школьный учитель и тренер по альпинизму. Некоторые его коллеги по горному спорту сейчас зарабатывают средства для полка, занимаясь тем, что водят группы туристов по горам. Больше всего он ругает неповоротливость системы управления Вооруженных сил Украины. "Я столько времени потратил на то, чтобы выбить обыкновенные средства связи, – показывает он на рацию. – Потому что даже военное руководство не понимало, как важно взаимодействие сил".

В Пески ехать на легковом автомобиле опасно как из-за постоянных обстрелов, так и из-за массы острых осколков, устилающих дорогу и прокалывающих шины. До блокпоста Республика Мост дорога простреливается реже, поэтому по ней ходят местные жители. На полпути до города стоит остов сгоревшего танка. На самом блокпосте несколько человек находятся постоянно, остальные регулярно меняются. Здесь останавливаются медики, пограничники, патрулирующие территорию, и волонтеры, которые приезжают часто, и потому недостатка в продуктах и одежде у бойцов не видно.

"Бармалей"

"Бармалей"

"Здесь передовая позиция, – поясняет боец из Донецка с позывным "Бармалей". – Последний обстрел был сегодня утром. Сейчас вы слышите далекую канонаду. Фактически здесь нет перемирия. Когда было объявлено первое перемирие осенью, у нас за ночь было три "300-х" (раненых. – Прим. авт.). Вот так у нас в Песках соблюдается перемирие. Почему позиция удерживается? Моя земля и тут и там. Мы закрепились тут летом, и с того времени наступления не было. Если подумать логически, наступление будет обязательно. Им нужно отрубить все до Карловки. И если наступление начнется и наше командование скажет, что это было внезапно и стало сюрпризом – это будет идиотизм. Я думаю, будут рубить до Кураховки, Мариинку. Это те же самые позиции, которые были когда-то раньше".

В добровольческих полках много идейных бойцов, которые, как, например, бойцы "Правого сектора", которые обороняют Пески, готовы находиться на фронте долго, без ротации, под постоянным обстрелом артиллерии.

"Олекса"

"Олекса"

"Когда началась агрессия Российской Федерации против нашего государство, мы с первых дней после Майдана, а я был основателем Полтавского Евромайдана, решили, что нужно переносить Майдан сюда. Чтобы защитить свою территорию", – говорит один из добровольцев "Днепра-1" с позывным "Олекса" Он держится от остальных бойцов немного особняком и представляется по имени – Александр Коба. Когда в Киеве начался Майдан, Коба с единомышленниками решили "дестабилизировать обстановку, чтобы отвлечь внимание СБУ на Полтаву". "Мы должны были выехать из Полтавы в Киев, но нам перекрыли дорогу автоматчики. Мы вернулись. Когда начали штурм областной администрации, за мной шло две тысячи человек. А когда по нам стали стрелять из помповых ружей, я оглянулся, и увидел, что осталось всего 40 человек", – вспоминает "Олекса". Уже в зоне АТО он был ранен, но после лечения вернулся воевать, хотя врачи ему этого не рекомендовали.

"Меня с моими друзьями из Полтавы очень раздражало, когда мы видели, что в городах молодежь ходит в клубы, кричит "Путин – ла-ла-ла", хотя это ничего не дает. Мы видели равнодушие, которое они хотели скрыть через посты в "Фейсбуке" или "Вконтакте", на самом деле ничего не делая. А потом нам стало абсолютно безразлично, мы поняли, что наше место здесь, и нам все равно, ждет нас кто-то дома, помогает или нет. У нас есть боевые друзья и волонтеры, которые всегда с нами".

"Олекса" настроен к украинским властям критически и прямо заявляет, что Майдан проиграл. "Лучшей памятью в день поминовения Небесной сотни (более сотни активистов Майдана, погибших в Киеве год назад. – Прим. авт.), стало бы, если бы в тюрьму сел Ахметов, сели бы те, кто виновен в том, что наша страна зашла в коррупционный тупик, сели бы те, кто стрелял. А то получается, что у нас, как в Советском Союзе: Сталин уничтожил свое окружение, а потом поставил им памятник, заявив, что это герои, которые положили за нас жизнь. Победой Майдана стало бы, если бы наше государство ушло от коррупционных схем, которые остались на 95%. Только поменялись лица. Это не просто критика, паникерство или крики, что все пропало. Так бы было, если бы я и мои друзья сидели в кабаке и об этом рассуждали. А когда ты едешь обратно на войну, зашитый после ранения, – это не критика, это констатация факта того, что происходит в стране".

"Олекса", как и многие активисты Майдана, вряд ли бы остановился на достигнутом в феврале 2014 года, если бы не началась война. Собственно, он и не намерен останавливаться: "Если Бог даст вернуться нам в мирные города, то мы будем спрашивать со всех тех, кто по какой-то причине думает, что может спрятаться и перекраситься в жовто-блакитные коляры. Мы не можем сделать этого сейчас, потому что удерживаем линию фронта. Но когда мы победим, а мы победим обязательно, мы будем делать так, чтобы те ценности, за которые боролась Небесная сотня, боролись активисты, стали воплощаться в жизнь. Потому что за год то, о чем говорилось на Майдане, фактически не было сделано".

Такие настроения среди добровольцев и бывших активистов встречаются часто. При этом они остаются на передовой и вполне определенно называют действия сепаратистов "войной, которую против Украины ведет Россия". "Взять хотя бы количество техники, которое им пришло, взять то, что радиосвязь была выведена из строя. Я не думаю, что на территории Донецкой области были такие установки, которые могли бы на сегодняшний момент заглушить все источники связи. Это современные разработки, и позволить их себе могла только Россия", – считает "Альпинист".

В самом конце дня на блокпост приехала машина волонтеров из "Полтавской Команды небайдужих". Через полчаса после их отъезда блокпост был обстрелян из миномета, а правый фланг украинских позиций стал обстреливать снайпер. "Перемир'я на Песках відсутнє. У ПС е "200-х". Працюють мiни, гради, снайпери", – написал "Олекса" на следующий день.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG