Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Украинский священник и волонтер – о проблемах с выездом людей из "ДНР" и "ЛНР"

За последние два дня из Донецкой области выехали 168 человек, сообщила в понедельник руководитель пресс-службы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Украины Наталья Быстрая. "Населенные пункты Донецкой области за последние два дня самостоятельно покинули 168 человек, из них – шесть детей и двенадцать человек с ограниченными возможностями. Большинство из них обратились за помощью в транзитные пункты, организованные ГСЧС на железнодорожных вокзалах в Константиновке и Славянске", – цитирует слова чиновницы "Интерфакс". Впрочем, чтобы добраться до транзитных пунктов, нужно сначала покинуть территории самопровозглашенных "народных республик", а с этим у беженцев возникают большие проблемы.

Чтобы оформить пропуск, жителям неподконтрольных украинским властям территорий нужно приехать на ближайший блокпост украинской армии и подать заявку, которая рассматривается больше недели. Священник из Донецка Сергей Косяк, занимающийся эвакуацией детей и пенсионеров из зоны конфликта на востоке Украины, говорит о коррупции в рядах таможенников и пограничников, осуществляющих пропуск людей на блокпостах, и считает новые правила выезда из зоны АТО нарушением украинской конституции:

– С чем связаны проблемы, которые возникают у волонтеров с вывозом беженцев из зоны АТО?

– Это распоряжение РНБО (Совет по национальной безопасности и обороне Украины. – РС). Распоряжение есть, а системы "человекопотока", которая должна нормально обеспечить выезд людям, нет. Поэтому и возникают скандалы, слезы, ссоры.

– Что это означает на практике? С чем вы сталкиваетесь?

Беженцы из зоны АТО в центре приема вынужденных переселенцев в Славянске

Беженцы из зоны АТО в центре приема вынужденных переселенцев в Славянске

– Человек, который едет из своего разбомбленного дома, сожженного села на свободную территорию Украины для того, чтобы получить убежище, доезжает до блокпостов, где стоят пограничники и таможенная служба. Не военные, а именно пограничники. Если у него нет пропуска, ему говорят: оставляйте заявку, приезжайте сюда дней через 10, хотя это под вопросом, что он через 10 дней этот пропуск получит, и тогда мы вас пропустим. Люди уже с вещами едут и сталкиваются с таким приемом. В моей практике были случаи, когда у людей были на руках копии свидетельств о смерти ближних родственников, они ехали на похороны, и их не пропустили. Получается, покойнику надо 10 дней лежать, ждать, чтобы его похоронили, пока приедет дочка или мать умершего.

Получается, покойнику надо 10 дней лежать, ждать, чтобы его похоронили, пока приедет дочка или мать умершего

– То, о чем вы говорите, это единичные случаи или система?

– Это носит системный характер. Единичные случаи – это когда пропускают. Такое распоряжение пошло по всем пограничным службам после 15 февраля. Сложно понять вообще, почему [этим занимается] пограничная служба. Граница между чем и чем, двумя государствами, что ли? Это одно государство, Украина. Одна территория оккупирована, другая свободна, но требования такие, как будто ты въезжаешь из-за границы.

– Много ли людей по-прежнему желают уехать с подконтрольных сепаратистам территорий?

– Много, очень много. И плачут, и звонят постоянно, не понимают реакцию руководства Украины, почему сейчас люди не имеют права свободно перемещаться по своей же территории. Ну не хватает у них времени, чтобы оформить эти пропуска, или вообще нет физической возможности это сделать. Никаких механизмов, которые бы облегчили этот труд людям, нет.

Люди плачут и звонят постоянно, не понимают реакцию руководства Украины, почему они не имеют права свободно перемещаться по своей же территории

Можно было просто сделать, чтобы на пропускных пунктах снимали отпечатки пальцев, например, или проверяли на наличие пороха на пальцах, и проезжайте, пожалуйста, если вы чисты. Если вызвал подозрения – задержали на некоторое время для проверки. Но матерей, женщин с детьми, стариков, которым многим по 80 лет, которые едут, чтобы получить помощь, не пропускать их, потому что есть закон, грести под этот закон всех – это безумие, и вообще нарушение Конституции Украины. У нас пока не объявлено военное положение, а система пропуска – как во время войны.

– Можно ли проехать через эти блокпосты за деньги, за взятку?

– Раньше да, автобусы оставляли определенную сумму на блокпосту и проезжали, сейчас они уже на волне резонанса побаиваются брать деньги, так что и этой возможности нет. А раньше да, от полтинника до 450 гривен с транспортного средства. У меня где-то автобусов 80 проехали, с автобуса где-то по 100 гривен снимали.

Беженцы с Украины в российском Ставрополе. По данным ООН, в Россию с востока Украины перебрались более 100 тысяч человек. В другие регионы Украины, по данным украинских чиновников, – более 700 тысяч

Беженцы с Украины в российском Ставрополе. По данным ООН, в Россию с востока Украины перебрались более 100 тысяч человек. В другие регионы Украины, по данным украинских чиновников, – более 700 тысяч

– Вы говорите о резонансе, то есть удалось все-таки донести эту проблему до украинского руководства?

– Да, мы эту тему поднимаем, об этом говорим, происходит определенное общественное движение. Молчать об этом – преступление, потому что реально этот закон – преступление против человечности. Может, он и имеет какие-то стратегические в их понимании функции, но на самом деле это просто издевательство над людьми, и никак от этого террористам не стало сложнее реализовать свои террористические замыслы. Остановить одного террориста и при этом испортить отношения с тысячами украинцев – это и есть сепаратизм. Я считаю, что решение РНБО о пропускном режиме – это одно из сепаратистских решений, принятых нашим руководством.

– Почему люди вообще продолжают уезжать с территорий "ДНР" и "ЛНР", несмотря на объявленное перемирие?

– На самом деле перемирия не существует, оно существует только на бумаге. Не было ни одного дня, чтобы не было обстрелов с обеих сторон. Сегодня снаряд не прилетел в дом, а завтра прилетел. Интенсивность боев немного уменьшилась, это правда, но настоящего затишья не было ни одного дня и ни одного часа.

Перемирие существует только на бумаге

С Сергеем Косяком согласен и донецкий муфтий Саид Исмагилов, который также помогает беженцам выехать на неподконтрольные сепаратистам территории. В своем фейсбуке он пишет: "Пропускная система на оккупированные территории Донбасса – действительно маразм. Многие выезжают за мзду вообще без пропусков, вне зависимости от своих симпатий и убеждений. Самый матерый фанат сепаратистов может доехать хоть до Киева, хоть до Львова. И это не секрет, об этом знают все. Диверсанты и террористы для проникновения на неоккупированную сторону, за пропусками, понятное дело, обращаться не будут. И только тем, кто бежит от войны и у кого нет ни времени, ни денег, приходится умолять на блокпостах о разрешении проехать".

По словам руководителя пресс-службы Госслужбы по чрезвычайным ситуациям Украины Натальи Быстрой, больше всего людей в последние дни покинули Горловку (город, находящийся под контролем сепаратистов. – РС) – 37 человек. Всего, говорит Быстрая, с 1 февраля 2015 года в транзитные пункты обратились 4028 человек, а за все время конфликта на востоке Украины в различных регионах страны были расселены почти 750 тысяч человек.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG