Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Четвертая годовщина теракта в Театральном центре на Дубровке в Москве


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шароградский : Итак, 4 года назад в центре Москвы более 900 людей оказались заложниками в Театральном центре на Дубровке. Что сейчас говорят те, кто сам был заложником или потерял в "Норд-Осте" близкого человека? Тему продолжит мой коллега, корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович. Он сейчас в прямом эфире. Данила, вам слово.



Данила Гальперович: Здравствуйте. Я сразу должен сказать, что в Москве сейчас находятся не только те, кто потерял близких и родных в "Норд-Осте", либо сам там был, но общественная организация "Норд-Ост" собрала на мероприятие, посвященное 4-летию этой трагедии, практически всех, кто пострадал в течение 11 лет от террористических актов в России, начиная с Буденновска.


Татьяна Карпова, руководитель общественной организации "Норд-Ост", сказала сегодня, что погибло от терактов в России более 1800 человек, пострадало более 20 тысяч. По ее мнению, власти все время пытались при разбирательстве этих террористических актов решать одну задачу - обелять себя и выглядеть как-то хотя бы чуть-чуть презентабельно. Вот что говорила Татьяна Карпова.



Татьяна Карпова: Страшнее всего то, что нам, действительно, не хотят рассказать правду. А мы не можем жить с тем чувством, когда ты не знаешь, почему умер твой сын, которому семь часов никто не оказал медицинской помощи? Почему твою 13-летнюю дочь раздавили трупами в автобусе, когда была погрузка людей, как дрова? Мы хотим знать, и мы должны знать всю правду о "Норд-Осте". Нам не дает жить спокойно цитата Владимира Владимировича Путина, который 3 октября 2003 года при встрече с иностранными журналистами в открытую заявил, что на Дубровке газ был безвредный, который не нанес ни малейшей травмы ни одному заложнику, и ни один заложник не умер от газа.



Данила Гальперович: Кроме общественной организации "Норд-Ост", которая собирала в Москве журналистов, на этой же встрече были и представители тех, кто-либо сам был в заложниках, либо потерял детей и родственников в Беслане, во время взрывов в Волгодонске, во время взрывов в самолетах Москва-Сочи и Москва-Волгоград. Все эти люди говорили о том, что им нужно как-то координировать свои действия.


Сейчас уже идет издание нескольких книг по всем этим основным страшным террористическим актам. Одну из них ""Норд-Ост" - неоконченное расследование" я держу в руках. Татьяна Карпова, представляя эту книгу, говорила о том, что в ней. Читать эту книгу очень тяжело. Собственно, Татьяна Карпова объясняет почему.



Татьяна Карпова : В этих книгах нет никаких эмоций. Здесь нет никаких наших рассуждений. Здесь нет никаких домыслов. Это реальные документы, которые мы смогли сфотографировать из материалов уголовного дела. Под каждой статьей, под каждой фразой мы указали точный лист из материалов уголовного дела, точный том и фамилию того, кто это говорил в данный момент. На что мы опираемся? Это документы.



Данила Гальперович: Также на встрече с журналистами присутствовали другие люди, которые были 4 года назад в "Норд-Осте". Они все говорят, что сейчас это какая-то половинчатая жизнь или существование, потому что потеряны близкие, и не найдена толков правда. Светлана Губарева, которая в "Норд-Осте" (она сама там была) потеряла дочь и любимого человека, говорит, что 25 октября очень зыбкий был день, потому что была и надежда, и страх.



Светлана Губарева : Я помню вечер 25 хорошо, потому что за какое-то время выпустили четырех граждан Азербайджана, а потом была ужасная история с парнем, который побежал по спинкам кресел к бомбе. Эта автоматная очередь. Конечно, ужас оттого, что это было совсем недалеко от нас. Как-то напряженность возросла. А потом вдруг Бараев сказал о том, что граждан Америки будут выпускать. Я лично разговаривала с Бараевым. Это была надежда, что чуть-чуть и все для нас закончится.



Данила Гальперович: Еще страшнее было то, что было потом. Дмитрий Милованов, у которого в "Норд-Осте" погибла дочь, говорит, что ему не дали похоронить дочь, как он говорит, по-христиански, потому что очень много дней прошло. Вообще, очень много времени прошло с того момента, как он начал ее розыски, до того момента, когда он, наконец, ее нашел.



Дмитрий Милованов : Обзванивали больницы. Везде говорили, здесь детей нет или с вашими приметами ребенка нет. Наконец, только в ночь на 28 число, то есть через два дня после штурма, в штабе появились фотографии погибших бывших заложников. Это было 0:30 ночи. Наши друзья, пользуясь своими служебными удостоверениями, уже успели ночью обегать морги. Один из них опознал Ниночку. Когда мы приехали в морг, нам сказали, что здесь нет детей, зачем вы приехали. У нас значится женщина 20-25 лет. Мы сказали - покажите. На экране компьютера нам показали фотографию. Жена опознала ее по фотографии. Отец редко видит ребенка спящим, смерть не красит, я попросил доступ к телу. Тело не показывали. Я видел только руки, лицо, видел отеки под носом, видел черные отечные руки. Стало понятно, что их отравили. Это удушье, это газ.



Данила Гальперович: Естественно, то, что эти люди говорят журналистам, это остается с ними все это время. Они все время задают вопросы власти. Также во время "прямой линии" Владимира Путина с российскими регионами, они тоже пытались задать вопросы президенту России. Общественная организация "Норд-Ост" и другие организации написали целый свой список вопросов и отправили этот список вопросов на президентский Интернет-сайт. Кроме того, попытались задать эти вопросы по телефону. Но, как мы знаем, президент Путин в четвертую годовщину "Норд-Оста" вообще не поднял эту тему. Видимо, именно такое поведение власти, именно такое отношение к памяти достаточно большого количества погибших в теракте в центре Москвы заставляет всех тех, кто пострадал от терактов, объединяться.


Элла Кесаева, председатель комитета "Голос Беслана", говорила о том, что пора создавать серьезный координационный совет всех, кто так или иначе обращается к государству с неразрешенными вопросами по тем трагедиям, которые произошли за последние 11 лет. Этот оргкомитет должен помогать и тем, кто уже пострадал от терактов, и тем, как это не печально, говорил Элла Кесаева, кто еще может пострадать. Вполне возможно, что в ходе гражданской панихиды, которая будет в годовщину штурма, то есть 26 октября, о создании такого комитета будет объявлено.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG