Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Прибыловский: "Путин говорит человеческим языком"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов и политолог Владимир Прибыловский.



Андрей Шароградский: Президент России Владимир Путин в течение трех часов отвечал сегодня в прямом эфире на вопросы россиян. Содержание ответов Путина анализирует политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.



Михаил Соколов : Регулярное общение президента России со своими гражданами подтвердило выявленную специалистами, анализирующими вопросы главе государства, тенденцию: собственно политика людей волнует все меньше, все больше разговор на конкретные социальные темы.


Запрос на патернализм в обществе крайне высок. Причем, это не запрос к политикам, партиям, парламенту и даже не к правительству. Два миллиона активных позвоночников видят только одну фигуру, способную на истинно царские решения, - лично Владимира Путина.


При этом сам лидер часто выглядит на экране совсем не в монаршей роли. Он педантично читает лекции на любые темы - от села до автопрома, приводит много округлых цифр, показывает знания, достойные экс-премьера типа Сергея Кириенко и не знает, к примеру, о взвинченных земельных налогах.


Он регулярно перекладывает ответственность за любой провалы на кабинет министров, которым сам фактически руководит, к примеру, признавая, что власти устроили алкогольный кризис, и то, что никто за это так и не был наказан.


Стилистика разговора с вопрошающими снисходительна, как у врача-психотерапевта. Владимир Путин убеждает зрителя: да, ваши пенсии (зарплаты, доходы) невысоки. Но вспомните, как вы плохо жили в эпоху проклятых перемен, и скажите мне - власти (а не ценам на нефть или бизнесу) спасибо.


Бремя популярности - надо нравиться большинству. И глава государства старается особенно не отклоняться от гласа народа, произнося фразы типа



Владимир Путин : Рынки сельхозпродукции и создавались для того, чтобы люди могли реализовать ту продукцию, которую производят на своих участках, либо на своих предприятиях, а не для того, чтобы перекупщики там карманы себе набивали. А сегодня в большинстве случаев именно такая ситуация.



Михаил Соколов : Невозможно поверить, что Владимир Путин пришел к взглядам Сталина или Брежнева, или не понимает, что без профессионального торговца не будет и товарного изобилия.


Для внешнего мира президенту надо казаться чуть более своего народа европейцем: отсюда слова, что о соотечественниках надо заботиться «независимо от национальности», или осуждать перегибы в кампании против грузин, особенно если милиция усердствуют в отношении граждан России.


Когда житель Твери, теряя голос от собственной смелости, заговорил о нацизме, сказав, что в России поднимают голову «выродки под фашистской свастикой», Путин ответил о неонацистах ровно и безлично, так и не назвав болезнь по имени, не дай Бог же сказать, что есть «русский фашизм», но призвал судебную систему выносить приговоры без лакировки.


Владимир Путин нашел нужным по собственной инициативе отстаивать лишь одну свою новацию - назначение губернаторов. Оказывается, он предлагает глав регионов по критериям профессионализма и порядочности. (В чем часто, есть сомнения, но граждане на выборах уже не оценят, так ли порядочны их губернаторы).


Путин доказывает, что процедура демократична: кандидат должен быть еще и приемлем для местных депутатов. Мол, есть случаи, когда претендента меняли, и он считает это вполне нормальным. Так якобы совмещаются местные и общенациональные интересы.


Замечу, что еще никогда подобный конфликт Кремля и депутатов региона не был публичным. И если президент выдал подковерные интриги вокруг губернаторов за демократическую процедуру, это не лучший пример.


Особенно странно выглядел тезис о том, что президент после погрома в Кондопоге никак (полтора месяца) не может найти карельского премьера. Угрожает ли что-то карьере Сергея Катанандова, с которым обещано самым серьезным образом поговорить, нам остается только гадать. Помнится Путин по делу Гусинского не смог дозвониться до Генпрокурора, но Устинов на своем посту служил еще долго.


Владимир Путин оставил противникам отмены выборов самоуправления в столицах регионов слабый шанс размахивать перед уже внесшими в Думу такой законопроект вождями «Единой России» такой цитатой.



Владимир Путин : Жителей города, также как и других муниципалитетов страны, прошу обратить самое пристальное внимание, когда вы будете голосовать за тех людей, которые претендуют на то, чтобы возглавлять те или иные органы власти и управления в муниципалитетах.



Михаил Соколов : Не сказал же президент, что назначать мэров надо.


Какой-то шанс Путин оставил и своим критикам, признав инструментами борьбы с коррупцией гражданское общество и прессу. Хотя и поставил журналистам на вид за вынос словесного сора из кремлевской избы. Некрасиво было, мол, подслушивать и выносит на публику слова о том, что он, Путин, «завидует президенту Израиля», которого обвиняют в десятке изнасилований. Путин по-чекистски объяснил, что считает этот скандал политическим заговором.


Кое-где Владимир Путин проговаривался о том, что собирается управлять страной и дальше, рассказывал о решениях в лесной отрасли или автомобильной промышленности, которые будут приняты после 2008 года. Он успокаивал поклонника в ответ на крик души:



Поклонник : Мы все знаем, что вы после 2008 года уходите. Что будет с нами и со страной?!



Михаил Соколов : На это можно с усмешкой ответить, что все будет хорошо.



Владимир Путин : Даже утратив властные полномочия и рычаги президентской власти, я думаю, что, не подгоняя Основной закон под свои личные интересы, мне удастся сохранить самое главное, чем должен дорожить человек, который занимается политикой, - ваше доверие. И, используя это, мы с вами сможем влиять на жизнь в нашей стране.



Михаил Соколов : Оппозиционерам, которые надеются на перемены, рассчитывать на смену характера режима в 2008 году сильно не стоит. Владимир Путин дает понять, что он и после формальной отставки останется на политической арене главной фигурой.


Механизм ясен: с лово «преемник» с телеэкрана не прозвучало, но после эфира Путин сказал журналистам, что пока не готов назвать наследника: «Оставляю за собой право выбора при голосовании и не считаю, что должен ограничить свое право высказываться и в СМИ. Время подойдет, и я скажу об этом».


Специфика той политической системы, которую Владимир Путин считает «основанной на демократических принципах", и которая таковой, по мнению многих экспертов, не является, в манипуляции обыденным сознанием, частью этой регулярной процедуры и было кремлевское телешоу.



Андрей Шароградский: К нашему разговору присоединяется известный политолог Владимир Прибыловский. Он сейчас в прямом эфире.


Господин Прибыловский, подтвердило ли сегодняшнее выступление Путина ваше мнение о том, что президент России прекрасно умеет обрабатывать общественное мнение, в том числе с помощью такого общения с народом?



Владимир Прибыловский: Да, подтвердилось. Несмотря на то, что мне все это смотреть и слушать лично было скучновато, я думаю, что в целом Путин еще раз доказал, что он хороший пиарщик. Его рейтинг, несомненно, после этой беседы с народом повысится.



Андрей Шароградский: Не могли бы вы как-то аргументировать ваше мнение?



Владимир Прибыловский: На самом деле, в чем главное отличие Путина от предыдущих правителей? Он, вообще-то, говорит человеческим языком. Притом, что он звезд с неба не хватает, но он говорит нормальным человеческим языком, показывает здравый смысл. Кроме того, его научили общаться с собеседниками. В КГБ научили. Он говорит собеседнику то, что собеседник хочет от него услышать. А это такое важное умение - почувствовать, что хочет услышать собеседник. На самом деле, он чувствует, что хочет от него услышать народ, коллективный собеседник. Он отвечает, говорит этому народу правильные вещи. Он правильно чувствует народ.



Андрей Шароградский: Вы уже упомянули о том, что вам было, как вы выразились, скучновато слушать сегодняшнее выступление президента, его ответы на вопросы. И все-таки было ли для вас что-то неожиданное в его ответах?



Владимир Прибыловский: Да, нет, ничего особенно неожиданного, за исключением того, что он решился все-таки прокомментировать версию Андрея Колесникова о его реплике по поводу того, что он завидует президенту Израиля, изнасиловавшему целых десять женщин. Я думал, что он этот момент обойдет, но он решился его обыграть. По-моему, к месту привел анекдот, заранее, разумеется, заготовленный. Там все вопросы, в общем-то, были отрежиссированы. Выбросив миллионы вопросов, несколько десятков подходящих, удобных было нетрудно. Я думал, что он эту тему не затронет, но он затронул и затронул, по-моему, удачно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG