Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба Циклаури в России


Ираклий Циклаури у здания Симоновского районного суда

Ираклий Циклаури у здания Симоновского районного суда

Гражданин Грузии Ираклий Циклаури 1985 года рождения был задержан 18 октября в Москве сотрудниками Федеральной миграционной службы. На территории России Циклаури находится на законных основаниях: у него есть действующая российская виза, кроме того, он зарегистрирован по месту жительства, а также прошел процедуру дактилоскопии в отделе внутренних дел, где проходил процедуру регистрации.


Около 12 часов дня 18 октября Ираклий зашел в продуктовый магазин, который находится недалеко от дома, в котором он живет. Сотрудники магазина – приятели молодого человека, с которыми он некоторое время назад вел переговоры об устройстве на работу, однако к 1 октября стало окончательно понятно, что взять Ираклия на работу магазин не сможет, чтобы не подставлять предприятие под дополнительные проверки в связи с осложнившимися российско-грузинскими отношениями.


Как рассказал Ираклий, когда он находился в магазине, туда пришел патруль ФМС и начал проводить проверку документов. Когда сотрудник ФМС увидел грузинский паспорт, он потребовал от Циклаури, чтобы тот немедленно отвел его к себе домой. Побывав дома у Циклаури, старший инспектор отдела УФМС Анисимов отвел Ираклия в отделение, где взамен паспорта выдал ему справку о том, что паспорт был «добровольно принят» в милицию. Как пояснил в интервью Радио Свобода адвокат Станислав Маркелов, в законодательстве Российской Федерации не существует процедуры «добровольного принятия» сотрудниками милиции чего-либо, а уж тем более имущества другой страны (паспорт является имуществом государственным). Затем Анисимов заявил, что 24 октября Циклаури должен явиться в ОВД, для того чтобы затем поехать в суд, где будет решаться вопрос о его пребывании на территории России. 24 октября в суд Ираклия не повезли, а перенесли встречу на следующий день.



А с этим грузином вы зачем разговаривали?


Когда я встретилась с молодым человеком 25 октября, он извинился передо мной за ложную тревогу и сказал, что накануне вечером ему позвонили из милиции и дали понять, что дело может обойтись и без суда, так как обвинить его совершенно не в чем, и он может прийти в отделение, чтобы забрать паспорт. Так как я не успела записать некоторые подробности, Ираклий отвел меня к себе домой, чтобы я его подождала пока он сходит за документами в милицию.


Примерно часа через полтора ожиданий, я позвонила ему:


- Вы где?


- В милицейской машине, меня везут в Симоновский суд.


Я поехала туда же.


Мое появление привлекло внимание одного из сопровождавших Ираклия Циклаури милиционеров:


- Девушка, вы кто?


- А вы?


- На каком основании вы меня об этом спрашиваете?


- На основании закона «О милиции» - перед тем, как задавать мне вопрос, вы обязаны представиться.


Сотрудник милиции еще некоторое время препирался со мной, потом понял, что бесполезно и вернулся в машину.


Затем сотрудники милиции вывели Циклаури из машины и отвели его в здание суда.


Еще через некоторое время милиционер, с которым я разговаривала, вернулся.


- А с этим грузином вы зачем разговаривали?


- Его сейчас будут судить, и мне интересно, за что именно.


- А вы знаете, что он нелегально работал?


- Странно, мне он говорил ровно противоположное. У вас есть доказательства, что он нелегально работал?


- Да, он нам объяснение написал.


- Когда?


- В тот день, когда он был задержан.


- А при этом разговоре присутствовали адвокат или хотя бы переводчик?


Милиционер замолчал, из чего я сделала вывод, что ответ отрицательный.


Суд или обед


К этому моменту к суду подъехал корреспондент Moscow Times Дэвид Новак, свидетелями дальнейшего стали мы оба. Ираклий и двое милиционеров стояли около комнаты, на которой было написано «Кабинет №7 Административная канцелярия». Мы подошли к Ираклию и начали задавать вопросы – состоялся ли суд и о чем спрашивал судья. Ираклий успел только сказать, что суд состоялся здесь, в помещении канцелярии, и сейчас они ждут вынесения решения. В этот момент в разговор вклинился все тот же сотрудник милиции:


- Вы не можете у него об этом спрашивать.


- Можем: Ираклий Циклаури не является ни арестованным, ни обвиняемым, он даже не признан ни в чем виновным.


- Вы не можете с ним разговаривать, - настойчиво повторил милиционер.


- Почему?


- Мы – конвой, нам тоже запрещено разговаривать.


- Мы с вами и не говорим, мы говорим с Ираклием.


- Запрещено.


- Вы можете сказать на основании какого закона это запрещено?


- Мне запрещено об этом говорить.


Затем сотрудники милиции отвели Ираклия Циклаури в сторону, что-то тихо ему сказали, и больше он не проронил ни слова.


Еще через какое-то время милиционеров и молодого человека позвали в канцелярию. Когда мы с Новаком попытались пройти туда же, мотивируя тем, что заседание суда, даже если оно происходит в таком странном месте, должно быть открытым, нас оттерли и сказали, что участников попросили подойти для уточнения некоторых данных. Через пятнадцать минут Циклаури в сопровождении сотрудников милиции вышел из кабинета, так же не говоря ни слова, прошел в машину. Милиционеры сказали, что заседание суда состоится через 30 минут, а покамест они поедут пообедать. Надо ли говорить, что ни через 30 минут, ни через час они не появились. В канцелярии суда нам сказали, что Ираклий Циклаури был признан виновным в совершении административного правонарушения и ему был назначен штраф 1000 рублей. Когда же мы попытались узнать, в чем состояло правонарушение, судья Павел Вершинин ответил, что «у него не все в порядке было с документами». И ушел на другое судебное заседание.


Примерно через час мне позвонила знакомая Ираклия, сказала, что с ним все в порядке, что паспорт ему вернули, и он в безопасности. По ее словам, когда сотрудники милиции отдавали молодому человеку документы, они сказали «в следующий раз чтобы никаких журналистов».


XS
SM
MD
LG