Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рейтинг недоступного


Moody's первым из трех ведущих международных агентств снизило до "неинвестиционного" уровня рейтинги России как по валютным, так и по рублевым обязательствам

Moody's первым из трех ведущих международных агентств снизило до "неинвестиционного" уровня рейтинги России как по валютным, так и по рублевым обязательствам

“Санкции к России, уже сами по себе, весомее оценок рейтинговых агентств”

Всего за один месяц Россия лишилась “инвестиционных” рейтингов сразу от двух из трех ведущих международных рейтинговых агентств. Аналогичное решение от третьего считается делом времени. В практике агентств рейтинг отдельного эмитента из той или иной страны, за очень редким исключением, и не может быть выше ее суверенного рейтинга, и привязан к нему. Поэтому за очередным снижением последнего неизбежно следует пересмотр рейтингов многих других национальных заемщиков. Что, собственно, и произошло уже на этой неделе, когда Moodys понизило рейтинги шести российских банков, а также рейтинги 11 регионов, 4 городов и трех госпредприятий. В целом кредитные рейтинги оценивают не столько текущие показатели эмитента долговых обязательств – страны, региона или компании, сколько потенциальные риски назревающих для него проблем. На сегодня же, полагают эксперты, непосредственное влияние снижения суверенных рейтингов России на ее долговые рынки ограничено. Гораздо большее значение для них имеют сохраняющиеся финансовые санкции Запада.

Решения о снижении суверенного рейтинга России до “неинвестиционной” категории агентствами Standard&Poor’s (26 января) и Moody’s (20 февраля) отделяют ровно четыре недели. За это время цены на нефть успели вырасти почти на четверть, а курс рубля – на 11%.

В итоге ситуация на рынках российского долга за эти недели в чем-то даже улучшилась, отмечает аналитик инвестиционного финансового Дома “Капиталъ” Владимир Харченко. Цены на российские еврооблигации, как суверенные, так и корпоративные, заметно повысились, на некоторые – весьма существенно. “И не возникни неожиданное для многих решение агентства Moody’s, этот рост мог бы сохраняться еще какое-то время, - продолжает Харченко. – Решение агентства вызвало естественную коррекцию цен еврооблигаций, однако вряд ли она окажется более значительной, чем та, которая последовала ранее за решением Standard&Poor’s”.

Считаю оценку Moody’s не просто запредельно негативной, но основанной на крайне пессимистичном прогнозе.

На внутрироссийском долговом рынке за последние недели каких-либо существенных негативных изменений не отмечалось, добавляет аналитик австрийского банка Raiffeisen Москве Денис Порывай. Наоборот, на фоне укрепления рубля текущая доходность облигаций федерального займа (ОФЗ), запрашиваемая рынком, даже снизилась. “И динамика рейтингов вряд ли окажет на них какое-то заметное влияние”.

Сам по себе, кредитный рейтинг отражает возможности эмитента, как их оценивают в том или ином агентстве, исправно обслуживать впредь свои долговые обязательства. Поэтому любые изменения рейтинга немедленно отражаются на доходности обязательств эмитента, то есть на процентных ставках, под которые инвесторы готовы покупать на рынке его новые долги.

В конце прошлого года потребности российских компаний в валюте - именно для текущего обслуживания своих внешних долгов – стали, наряду с падением цен на нефть, главным фактором резко ускорившейся девальвации рубля. Только в декабре предстояло выплатить более 30 млрд долларов. Для сравнения, плановые корпоративные платежи в феврале 2015 года составят в целом примерно 15 млрд долларов, а в марте – 17 млрд.

Пора прекратить цацкание с агентствами.

Однако к дополнительному давлению на российский валютный рынок недавние снижения кредитных рейтингов компаний-крупнейших российских заемщиков вряд ли приведут, полагают эксперты. Уже накопленный долг привлекался в основном под фиксированную ставку доходности, напоминает Владимир Харченко, тогда как доля облигаций с “плавающей” ставкой невелика: например, по обязательствам в долларах – менее 10% от общего объема.

В большинстве случаев среди условий размещения на рынке долговых обязательств нет таких, которые были бы как-то “завязаны” на будущую динамику рейтинга этого эмитента, добавляет Денис Порывай. Поэтому даже его снижение не приводит к удорожанию обслуживания имеющегося долга.

Другое дело, что некоторые компании, размещая на рынках свои облигации, могли исходить из стратегии постоянного рефинансирования своего долга, когда уже накопленный погашается за счет все новых заимствований. “Таким заемщикам действительно потребуется покупать валюту дополнительно, - говорит Владимир Харченко, - так как разместить на долговом рынке новые бумаги в нынешней ситуации весьма проблематично”.

Другое дело, очередное снижение рейтинга создает дополнительный общий негативный фон для инвесторов.

Рейтинги международных агентств компании получают именно для того, чтобы проложить себе дорогу на внешние долговые рынки, где инвесторам, готовым вкладывать свои деньги, необходимы какие-то независимые ориентиры, поясняет Денис Порывай. Но сегодня из-за введенных Западом санкций эта дорога для российских компаний фактически закрыта. “Поэтому и значимость самих рейтингов фактически нивелируется, - продолжает аналитик банка Raiffeisen, - коль скоро и так денег из-за рубежа привлечь нельзя. В этом смысле санкции к России, уже сами по себе, оказываются весомее текущих оценок рейтинговых агентств”.

Закрытие зарубежных рынков, по сути, не оставляет российским компаниям иных источников заемных средств, кроме внутреннего долгового рынка, на котором доминируют рублевые облигации. Для них снижение рейтингов обязательств, выраженных в валюте иностранной, куда менее значимо. Однако агентство Moody’s снизило теперь до “неинвестиционного” уровня рейтинги России не только по валютным долгам, но и по рублевым.

И не возникни неожиданное для многих решение агентства Moody’s, этот рост мог бы сохраняться еще какое-то время.

Российские рейтинги по рублевым облигациям от двух других агентств “большой тройки” – Standard&Poor’s и Fitch – пока остаются в категории “инвестиционных”. Поэтому для тех зарубежных инвесторов, которые еще владеют такими долгами, прежде всего – государственными облигациями федерального займа (ОФЗ), решение Moody’s может и не стать формальной причиной начать от них избавляться, полагает Денис Порывай.

Однако в целом инвесторам-нерезидентам принадлежит весьма значительная часть общего объема действующих российских ОФЗ: более 20%, уточняет аналитик банка Raiffeisen. Именно этим обстоятельством, видимо, можно объяснить столь резкую реакцию Министерства финансов как на само последнее решение Moody’s, так и на его обоснование, представленное агентством.

Наоборот, на фоне укрепления рубля текущая доходность облигаций федерального займа (ОФЗ), запрашиваемая рынком, даже снизилась.

“Считаю оценку Moody’s не просто запредельно негативной, но основанной на крайне пессимистичном прогнозе, который не имеет аналогов сегодня, - заявил министр Антон Силуанов журналистам. – Полагаю, при принятии решения о снижении рейтинга агентство руководствовалось прежде всего факторами политического характера”.

В комментариях Министерства финансов к этому решению отмечалось, в частности, что агентство Moody’s прогнозирует сокращение ВВП России в ближайшие два года на 8,5%, а рост цен в 2015 году – на 22%. Такие оценки “несопоставимы с экономическими прогнозами МВФ, Всемирного банка, международных банков”, возражают в российском Минфине.

Буквально на следующий день заместитель министра Сергей Сторчак заявил: “Необходимости дальше поддерживать договорные отношения с рейтинговыми агентствами нет… Пора прекратить цацкание с агентствами” (цитата по “Прайм”). Впрочем, он подчеркнул, что излагает лишь собственную точку зрения.

К дополнительному давлению на российский валютный рынок снижение кредитных рейтингов вряд ли приведет.

А через несколько часов его ведомство представило официальную. Минфин не рассматривает возможность расторжения договорных отношений с международными рейтинговыми агентствами, заявила помощник министра Светлана Никитина: “Мы продолжим вести открытый диалог… Продолжим разъяснять все аспекты бюджетной и финансовой политики с целью повышения рейтинга в среднесрочной перспективе”.

Прямой связи между снижением суверенного рейтинга России и ситуацией на внутреннем долговом рынке нет, поясняет Владимир Харченко. По его словам, рублевые облигации государства или российских компаний, пожалуй, в наименьшей степени, по сравнению с другими рыночными инструментами, страдают от таких решений. “Другое дело, очередное снижение рейтинга создает дополнительный общий негативный фон для инвесторов, что уже проявилось на российском финансовом рынке”.

Однако в долговом сегменте этого рынка гораздо большее влияние оказывает политика Центрального банка России, продолжает аналитик. “В ситуации ослабления рубля и, как следствие, высоких базовых ставок ЦБ, именно их изменения куда больше определяют уровни текущей доходности рублевых облигаций, чем решения рейтинговых агентств по обязательствам России, номинированным в иностранной валюте”.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG