Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Уважаемый Анатолий Иванович! В начале февраля в Москве были напечатаны стихи, принадлежащие перу министра иностранных дел России. Один из них - "Год белой лошади" вызвал бурю на интернет-форумах. Все обсуждают фразу "люди низших этнических форм", а на другое внимания не обращают: вот вроде бы и лошадь белая со сверхчеловеком, и Нобелевская премия этому сверхчеловеку, которую он получает на белой лошади, и иноземцы перед ним ниц падают, а в конце почему-то белая лошадь катафалк везет в царство свободы. Кто или что в этом катафалке? Не мог же Сергей Лавров иметь в виду Россию - не полагается по должности. Или этот образ означает что-то другое? Меня удивило, что на катафалк никто не обратил внимания, а по-моему это и есть самое интересное. Ольга Караванова, врач пульмонолог». По-моему, Ольга, мы можем позволить себе не придавать особой важности ни этому чиновнику, ни его творчеству. Его деятельность, в том числе литературная, не имеет самостоятельного значения. По работе делает то, что ему велят, на досуге перепевает то, что давно спето другими. Правда, в истории России еще не было министра иностранных дел, который то ли изображал бы из себя шута, то ли и в самом деле был шутом. Стихи его - обыкновенные любительские, это городская художественная самодеятельность, А вот его официальные и полуофициальные речи, заявления, высказывания - определенно шутовские.

«Надеемся на помощь редакции, - следующее письмо. - В марте 2014 года был задержан житель города Сочи Парпулов Петр Иванович, который, находясь в отпуске в одной из стран ближнего зарубежья, якобы выдал ставшие ему известные сведения, по версии следствия, составляющие государственную тайну. Данная тайназаключалась в якобы разглашенных сведениях, которые любопытный человек пожилого возраста нашел в открытом доступе в сети интернет…На данный момент пожилой сочинец не знает толком, в чемобвиняется... Парпулов П.И. неоднократно приглашался на праздничные мероприятия в Кремль и имеет многочисленные грамоты и поощрения. Несмотря на все давление следствия, пожилой человек не теряет веры в государство, на благо которого он успешно работал долгие годы», - конец письма. Кто его написал, не знаю. Эта история уже широко известна, го я – о письме. Получается, что американцы, усилиями своей радиостанции «Свобода», должны сделать все от них зависящее, чтобы гражданин России Парпулов не утратил веры в свое, российское, государство, большинство граждан которого считают их, американцев, главными недругами России. Думаю, перед нами просто не очень умело составленная жалоба, но есть в ней и своя умелость. Автор, может быть, и не знал, что «Свобода» - не российская станция. Тем интереснее. Он, значит, решил, что если, в духе времени, подпустить патриотизма, то это поможет делу.

«Анатолий Иванович!- следующее письмо. -В связи с последними событиями в Крыму и на Донбассе неужели вы не осознали пагубность украинизации, политики дискриминации восьмидесяти процентов граждан Украины?! Вы стоите в рядах украинизаторов, разваливающих страну, доведших до войны, по большому счёту - врядах врагов Украины, Вы осознали?». Это письмо, обратите внимание, написано языком образованного человека, но при этом совершенно неосведомленного. Важнейшие сведения он берет из себя, а из него, в свою очередь, уже черпает зомбоящик. Так они и существуют, взаимно окормляясь, довольные друг другом. А украинизация Украины, строго говоря, еще не началась, хотя, по идее, должна была начаться четверть века назад и когда-нибудь обязательно начнется. Она не будет принудительной, пройдет почти незаметно, но утвердится глубоко и прочно. Какой-либо дискриминации населения, будь то восьмидесяти процентов или восьми сотых, не было и нет, иначе Запад не поддерживал бы эту страну. Если бы до войны довели украинизаторы, об этом непременно сказали бы и Обама, и Меркель. И мне этого было бы более чем достаточно, даже если бы я не знал, в какой части света она находится, эта Украина. Такой подход рекомендую нашим слушателям. Если у вас нет времени особо интересоваться, что происходит в мире, а знать все-таки хочется хотя бы в общем и целом, следите за тем, что говорит президент Соединенных Штатов Америки. Полной картины не получите, но черное не будет названо белым, это я вам гарантирую.

Предлагают сопоставить два письма Белинского. В одном письме он со страшной силой поносит Украину, притом, в лице Тараса Шевченко – знаменитое письмо, в другом – с такой же силой поносит Россию, притом, в лице ее детишек, и все это – примерно в одно время. Я тут едва не попал впросак. Письмо на «Свободу» подписано так: Мария Васильевна Орлова. Это имя-отчество и девичья фамилия жены Белинского, которой он писал с дороги на Юг, а я не знал, а может и знал, да забыл, всего не упомнишь, - хорошо, что догадался проверить. Читаю первое письмо Белинского, написано оно пятнадцатого июня тысяча восемьсот сорок шестого года. «Верст за тридцать до Харькова я увидел Малороссию, хотя еще и перемешанную с грязным москальством. Избы хохлов похожи на домики фермеров – чистота и красивость неописанные. Вообрази, что малороссийский борщ есть не что иное, как зеленый суп (только с курицею или бараниною и заправленный салом), а о борще с сосисками и ветчиною хохлы и понятия не имеют. Суп этот они готовят превкусно и донельзя чисто. И это мужики! Другие лица, смотрят иначе. Дети очень милы, тогда как на русских смотреть нельзя – хуже и гаже свиней». Второе письмо написано в декабре следующего, сорок седьмого года. Речь идет о Тарасе Шевченко. «Здравый смысл в Шевченке должен видеть осла, дурака и пошлеца, а сверх того, горького пьяницу, любителя горелки по патриотизму хохлацкому. Этот хохлацкий радикал написал два пасквиля — один на государя императора, другой — на государыню императрицу, - и так далее. А далее, между прочим, вот что. - Одна скотина из хохлацких либералов, некто Кулиш (экая свинская фамилия!)… напечатал историю Малороссии, где сказал, что Малороссия или должна отторгнуться от России, или погибнуть… Ох эти мне хохлы! Ведь бараны — а либеральничают во имя галушек и вареников с свиным салом!». Вот эти два письма просит сопоставить наша слушательница, взявшая себе псевдонимом имя-отчество и фамилию супруги Белинского, зачем – не знаю. Многие сегодня используют классиков: кто-то - для подкрепления своего недовольства Украиной, кто-то – Россией. В оправдание же неистового Виссариона можно сказать, что это были личные письма. Он вряд ли думал, что их будут читать через полтораста лет, а потом, он отличался тем, что, именно в силу своей неистовости, часто менял взгляды, и сегодня мог поносить себя последними словами за то, что говорил вчера.

Пишет бывший советский офицер: «Что такое наша армия? Это около семисот тысяч дармоедов. Она много слабее советской. Большинство её бюрократов и трутней с места не сдвинется в случае любой войны. Но вот такое сознание у нации: мы всех победили и победим, надувая щёки. Да, от советской армады кое-что осталось: множество танков, вертолётов, самолётов, артиллерийских и ракетных комплексов. Я работал в этом ведомстве, даже получил офицерский чин, немного представляю, что это такое. Бывшие советские танки легко уничтожаются силами противотанковой авиации НАТО, а на деле - США и Великобритании. Они также очень быстро потопили бы почти все корабли и подводные лодки Шойгу, посбивали бы самолёты и вертолёты, накрыли бы ракетные комплексы. Это все - беспомощные мишени, Англо-американскую авиацию и флот миллионами тел сейчас не завалишь. Но от коммунизма перешли приблатнённому главкому атомные подлодки, часть стратегической авиации и наземные ракеты. Вот с этим хозяйством тягаться побаиваются. Чего-то да взлетит, нанесёт большой урон окружающей среде. Именно данными останками советских мускулов играет сейчас наш пахан, загнанный Украиной в угол, как крыса. Но сама жизнь. Анатолий Иванович, должна вмешаться в эту бессмыслицу. Природа вещей не любит недосказанности. Ясность внесут пришедшие в Белый дом республиканцы и консерваторы на Даунингстрит», - надеется этот слушатель. Похоже на старинное: заграница нам поможет. И ведь в конце концов помогла – помогла самим своим существованием. Кому-то, правда, наоборот, не помогла, а помешала. Несколько лет назад меня долго донимал своими жалобами на послесоветскую жизнь один отставной капитан первого ранга: как ему не хватает пенсии, как он никому не нужен. Обвинял во всем Америку. Вы, мол, за Америку, а она после победы над нами в холодной войне меня обездолила. Мне это надоело, и однажды я ему ответил так. Послушайте, господин капитан первого ранга советского атомного подводного флота! Не вы ли всю жизнь готовились показать Америке кузькину мать? У вас не вышло. Вы потерпели, по вашим же словам, поражение. И тепер обвиняете своих победителей в том, что вам приходится не очень сладко. Я вот интересуюсь: а какую пенсию собирались вы назначить американскому капитану первого ранга, если бы оказались его победителем? Как вообще вы планировали поступить с поверженным врагом? Он с вами, согласитесь, поступил не так уж плохо: вы не пленены, вам позволено вернуться на родину, вы можете свободо жаловаться всей Вселенной, что он не дал вам победить его. Вы бы ему это все тоже позволили? Капитан первого ранга перестал после этого мне писать, а до этого - каждую неделю… Один сслушатель меня упрекнул: «Не пожалели вы, Анатолий Иванович, капитана, как-то это не по-христиански». Я принял упрек. С другой стороны, капитан первого ранга, инженер на атомной подводной лодке - не мальчик. Не думаю, что уж очень большой грех - привести иногда такого в чувство.

Автор следующего письма воевал в Афганистане. С этого начинает: «Я очень серьёзно воспринял слова одного из офицеров: «Запомните, ваша цель не в том, чтоб перебить всех басмачей и освободить местную бедноту от гнёта, а в том, чтобы выжить и вернуться домой, причём, любой ценой, но при этом думайте, как будете жить дальше и смотреть людям в глаза». Уверен,- продолжает автор, - у каждого есть моменты жизни, за которые нам стыдно, но за ту войну у меня их немного. Дальше СССР приказал долго жить, Я русский, родился в Латвии. Стал водителем грузовика, и за пятнадцать лет работы между Западной Европой и Россией увидел уже постсоветскую Россию. Помню бандитизм девяностых, продажность ментов, чиновников всех уровней, глупость и раболепие обывателей, их спокойное отношение к этому. Всё было: и в клетке сидел, и неделями мёрз в кабине. Потом Латвия стала членом ЕС, и для меня закончился этот ад. Живу в Германии, забрал семью. Я русский, знаю, что говорю. И в Латвии, и здесь, уже с паспортами ЕС, они всё здешнее ненавидят, кричат, что их президент Путин, поносят местных. Столько гадости, ненависти, желчи вы не найдёте на других порталах, а каково самомнение - откуда, от каких успехов? Одна знакомая в Латвии заявила: "Вот мы здесь без боя сдались, - она имеет в виду, что сдались не просто латышам, а в их лице американцам, - а Украина восстала против Америки". Представляете? Эти люди так и не смогли освоить язык страны, в которой родились или прожили большую часть жизни, да и не пытались. Помните, как ответил в конце своей жизни Шаламов на реплику: "Ну, что вы, Варлам Тихонович, сейчас другие времена"? "Времена другие, люди те же", - ответил Шаламов. С уважением Константин Соловьев. Нижняя Саксония, Германия».

Им тяжело, Константин, очень тяжело, каждый из них может сказать о себе: был всем, стал никем. Был старшим в Латвии, был старшим в Литве, Эстонии, был старшим в Узбекистане – был старшим везде, где был, и вдруг перестал быть старшим, и в Чечне он не старший, а платит ей дань, и ему кажется, что все на него показывают пальцем и говорят: смотрите, он был всем, а стал никем. Вот и ярится, обижается на весь мир, готов кинуться на него с кулаками. Я, когда встречаю таких, когда читаю их письма, стараюсь не забывать, в каком они состоянии, как страдают, а к тому же, не понимают, что с ними происходит, для них это - беспричинная, смутная тяжесть на душе, хочется как-то ее сбросить, разрядиться. Верно: никто не может жить с мыслью, что он хуже других, каждый что-то выдумывает, чтобы подняться в собственных глазах, но это – одно дело, а другое – когда ему хочется думать, что он лучше других, лучше всех, а жизнь ему на каждом шагу показывает, что это не так, - вот где страдание. Будем надеяться, что их муки не будут длиться вечно. Всякая боль проходит. Всякая.

Где-то здесь, наверное, ответ на следующий вопрос, читаю его: «И всё-таки, хотелось бы знать, почему и в связи с чем Россия, точнее, её правящая коррупционная власть, выбрала такой путь самоизоляции? Это преднамеренно или по глупости своей? Кроме того, РФ фактически включилась в смертельную для себя гонку вооружений с предсказуемым результатом. Неужели уроки советского периода не научили ничему?», - закрыть кавычки. Тут не глупость. У этих людей нет другого выбора. Так они понимают свои дела. Пан или пропал. Они не мыслят своего существования не великими. Или великими, или никакими. Быть обыкновенным культурным европейским народом – их это не устраивает. Или мы великие и все ломают перед нами головные уборы, или перестаем существовать как что-то из себя представляющая нация, страна, государство. Мир это уже, кажется, понял и говорит: ну что ж, это ваш выбор. В небытие – так в небытие. А то, что российская власть воровская, в данном случае не помеха. Кто сказал, что вор не может быть патриотом? Может, еще как может, их полно на нарах, а уж если вор очень большой и пребывает на свободе, и под его началом сотни тысяч и миллионы шестерок, - его патриотизм не знает пределов. Это у меня не шутка, друзья, не ирония. В России они были, были великие воры и великие государственные деятели в одном лице –тот же князь Меньшиков, о спину которого Петр сломал не одну палку. Мы знаем Талейрана – величайшего взяточника всех времен и народов и одновременно крупнейшего деятеля наполеоновской Франции. Похожих персонажей знает история Соединенных Штатов Америки, да, собственно, какая страна не числит их за собой! Так что тот факт, что курс на самоликвидацию Россия взяла под водительством воров, только подчеркивает серьезность этого выбора. Большому вору и славы большой хочется, и уважения большого.

«Что бы ни болтали вы, Анатолий Иванович, и ваши слушатели-единомышленники, - пишет господин Маслюков, - а прежней послесоветской России уже нет и никогда не будет. Надеюсь, вы понимаете мою мысль. До последнего времени мы были в глазах Запада чем-то наподобие страны третьего мира. Нас не считали равными. Германия не смотрела на Россию, как на Францию, а Франция – как на Германию. Обама дошел до того, что назвал Россию обыкновенной региональной державой. Теперь с этим покончено. Мы идем на жертвы, зная, что они не будут напрасны. На Россию больше никто не будет смотреть как на страну третьего мира».

Вот и этот слушатель своими словами повторяет то, что несколько лет назад сказал на Западе, и очень внушительно сказал, президент России. Как видно, в России, в народной гуще, в грамотной ее части, действительно есть полное и, пожалуй, глубокое понимание этого курса. Люди понимают и принимают то, что такой курс несовместим со свободой. Они делают свободный выбор несвободы. И ради чего? Вот это самое интересное и, может быть, трагичное. Они знают, что страна не тянет на другое к себе отношение, на другую, более высокую, весовую категорию. Они это знают, но им важнее казаться, чем быть. Знаменитое выражение Гёте, оно звучало в нашей передаче: казаться важнее, чем быть. В чем тут трагедия? Президент США, допустим, может сделать вид, что трепещет перед президентом России, но от этого рубль не сравняется с долларом. Приказать рынку уважать рубль так же, как доллар, не может сам Господь Бог.

Продолжение этой мысли будет такое. В одной стране - не буду ее называть – существует чудовищный неписаный порядок. Внесудебные расправы с уголовниками. Благоустроенная, в своем роде довольно свободная, страна, есть там и полиция, и прокуратура, и суды, но с крупными уголовниками обращаются вот как. Читаю письмо из этой страны: «Уважаемый Анатолий Иванович, рассказываю вам историю, которая может показаться поучительной кому-то из ваших слушателей. Мужик, русский, вроде бы связанный со здешней оргпреступностью. Уехал из России, неплохо устроился здесь. Через некоторое время найден мертвым в своей роскошной квартире... По официальной версии, убит проституткой. Только... Никто не видел девушку заходящей в здание. Вырубились типа камеры видеонаблюдения. А мужик, стокилограммовый бывший спецназовец, убит ударом ножа в бедренную артерию. Спросите у своего друга доктора Иванова, легко ли нанести такой удар. Там мышцы, надо очень хорошо знать, куда бить, иметь навык. Такие вот «девушки» в кавычках работают. Все знают настоящий пол этих девушек, и на кого они работают – на государство они работают, Анатолий Иванович, на общественный порядок». Не нравятся мне такие письма. Не нравится настроение их авторов. Это романтики. Романтики не просто самосуда, а узаконенного беззакония. Узаконенное беззаконие может творить многие чудеса, кроме одного: оно не может способствовать укреплению национальной денежной единицы. Когда меня спрашивают, отчего рубль скоро упадет до сотни за доллар, я как специалист по всем вопросам отвечаю с полной уверенностью: от беззакония, друзья, от беззакония. Пока в России не будет закона, не будет и весомого рубля.

Ознакомлю вас с признанием одного украинского священника. Он пишет о том, в каких грехах люди никогда ему не исповедуются. Если бы было возможно, я бы дал вам минуту-другую, чтобы вы попробовали догадаться. Ну, правильно: никто никогда ему не исповедовался во взяточничестве. Ни один мент, ни один чиновник, ни один судья. Никто никогда не раскаялся в храме Божьем в том, чтони черта не делает на службе, а гроши получает. Что выбрасывает мусор в лес или в речку… Что браконьерски рубит лес… Что за деньги устроил на работу сына… От себя добавлю, в чем охотнее всего исповедуется женский пол. Отнюдь не в том, о чем вы подумали, дорогие слушатели радио «Свобода», отнюдь! «Ела скоромное в пост», - вот что чаще всего слышит на исповеди православный поп уже не одно столетие, и очень часто больше ничего он от своих прихожанок не слышит. Ну, не может православная женская душа выдавить из себя признания в каком-нибудь другом прегрешении! Один молодой священник, парень еще не закаленный, не притерпевшийся,как-то мне признался, что его трясет, когда он слышит это «Ела скоромное в пост», - «Верите, Анатолий Иванович, она еще ничего мне не сказала, а меня уже трясет. Бывает, вижу аки прозорливец: не ела она скоромное, точно не ела, но сейчас на мой вопрос, в чем грешна, скажет: «Ела», и я должен буду отпустить ей этот грех, сказать с постной рожей: иди и больше не греши. «Слушайте, Сережа, - сказал я этому попу, - а своему духовнику вы рассказывали, что позволяете себе такой вот интересный грех: раздражаетесь еще до того, как услышите исповедь?». Он расхохотался: «Нет, Анатолий Иванович, не рассказывал, не приходило в голову. А вы, скажу вам, ехидный человек – покайтесь!». Что я и сделал весьма охотно. Заметил одну вещь… Заметил ее, можно сказать, еще в детстве, после первых подзатыльников от бабок в церкви: чего пялишься?, чего головой вертишь?, чего в носу ковыряешь? Эта вещь давно известна, о ней много написано, понимаю все объяснения, и все равно гляжу как на загадку. Ну, почему хороших людей среди церковных чуть-чуть меньше, чем среди остальных? Ну, почему набожность и добродушие не всегда живут вместе? Почему в любой церковной общине ханжества, лицемерия, бессердечности чуть-чуть больше, чем за ее пределами? И так было всегда, если судить по устному народному творчеству, а по чему еще прикажете судить? У кого крест наруже, тот всех хуже. Завсегдатаи сельского бара - люди в целом малость приятнее, чем завсегдатаи церкви. Ну, вот так, Господи, Твоя воля, вот так.

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. 127006. Москва, Малая Дмитровка, дом 20. Пражский адрес. Радио «Свобода», улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svoboda.org

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG