Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что объединяет тысячи людей, слушающих так называемые дальние радиостанции по всему миру


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гости студии - Умар Чейшвили, один из организаторов конференции Европейского DX - совета, член C анкт-Петербургского DX луба , и Александр Березкин, вице-президент Санкт-Петербургского DX - к луба , и тоже один из организаторов конференции Европейского DX -совета.



Дмитрий Казнин: В Петербурге прошла ежегодная конференция Европейского DX -совета, организованная этим советом и петербургским DX -клубом. DX - истами называют тех радиолюбителей, которые занимаются приемом сигналов с удаленных радиостанций. Подробнее об этом рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Название DX уходит корнями в азбуку Морзе, это одно из принятых в ней сокращений, означающее большое расстояние. Дальним радиоприемом занимались еще на заре развития радио. За свою более чем 60-летнюю историю DX -прием особенно широко распространился в США, Австралии и Западной Европе.


Радиолюбители обычно ведут дневник своих наблюдений за радиоэфиром. Известен случай, когда радиолюбитель-энтузиаст из российской глубинки принял сигналы SOS терпевшей бедствие итальянской арктической экспедиции, в результате чего участники экспедиции были спасены. Это было в 30-е годы. DX -исты вообще сыграли заметную роль в развитии радиовещания и связи, именно им принадлежит честь открытия дальней проходимости коротких радиоволн. Во всем мире существуют серьезные периодические DX -издания и клубы, есть они и в Петербурге. Говорит президент петербургского DX -клуба Алексей Осипов.



Алексей Осипов : Примерно с 1984 года мы начали издавать бюллетень для коллег по хобби, где делились своими соображениями о нашем движении, новости эфира, разной информацией. Все это печаталось в бюллетене, который назывался тогда экзотически " DX - новости". Многие из нас, например, интересовались вещанием в Латинской Америке. Очень интересно где-то рано утром с восходом солнца, когда прохождение радиоволн налаживалось, послушать какие-то бразильские, аргентинские станции. Такая экзотика. Можно было ночь не спать.



Татьяна Вольтская : DX -издания предоставляют разную информацию, например, о том, где можно поймать те или иные радиостанции, транслирующие интересные новости. Понятно, что в советское время это привлекало внимание спецслужб.



Алексей Осипов : Уже после перестройки, года 2-3 назад, ко мне обратились люди из спецслужб и спрашивают - вот вы изучаете прохождение волн, скажем, из Германии в Екатеринбурге, а можно ли эту же информацию использовать для обратной передачи? Если кто-то из Сибири будет транслировать передачи своему человеку где-то в Европе, скажем? Я говорю - естественно. Какие-то вопросы с стороны спецслужб были технически малограмотные.



Татьяна Вольтская : Ежегодная конференция Европейского DX -совета впервые проходила в Петербурге. В ней участвовали около ста представителей DX-ассоциаций и клубов Европы и мира, многие известные DX-исты мира - представители международных радиовещательных организаций.



Дмитрий Казнин: У нас в гостях Умар Чейшвили, один из организаторов конференции Европейского DX - совета, член С анкт-Петербургского DX -к луба , и Александр Березкин, вице-президент Санкт-Петербургского DX - к луба , и тоже один из организаторов конференции Европейского DX -совета. Тема нашей программы - дальний радиоприем, DX -инг.


Давайте начнем с того, что это такое DX -клуб, DX - инг? Я думаю, что многие наши радиослушатели, наверное, не знакомы с этим термином.



Александр Березкин: Как только что прозвучало, это прием дальних радиостанций. DX на заре развития радиосвязи применялась только телеграфная связь. Азбукой Морзе передавались такие сокращения, чтобы не передавать длинные слова. Это укоренилось во всем мире. И теперь DX -ингом принято называть прием дальних, в основном, вещательных станций. Хотя есть и любители, которые принимают служебные станции, которые передают речевые сообщения. Я знаю, есть любители, которые принимают цифровую и служебную радиосвязь, карты подводы, чего только нет. Так что, DX -инг - это прием дальних станций.



Дмитрий Казнин: Просто ради интереса спрошу. Умар, как вы пришли к этому, чтобы заниматься таким достаточно экзотическим делом?



Умар Чейшвили
Умар Чейшвили: Мой приход в эту область, мое увлечение радиосвязью широкое. Я с детства любил собирать приемники, увлекался. Потом прочитал некоторые книги. Меня очень интересовала гибель челюскинцев, когда наши любители DX -исты приняли первые сигналы о крушение. Таким образом, они спасли их. А в дальнейшем я просто увлекался старой аппаратурой, собирал приемники, принимал дальние станции.



Дмитрий Казнин: История этого движения началась в какое время? Может быть, есть какие-то вехи?



Александр Березкин: Это увлечение развивалось одновременно с развитием техники радиосвязи и радиоприема. Можно считать, что уже на заре развития радиосвязи в начале века уже появились радиолюбители. Где-то с 1912 года в Соединенных Штатах уже образовалась довольно мощная организация радиолюбителей, но это уже радиолюбители коротковолновики. Мы занимаемся чисто приемом. Мы никак не выходим в эфир. Они устанавливают связь друг с другом. Эти два хобби тесно связаны между собой, но это как бы отдельные направления.


Что касается нашей страны, в принципе, всегда на наше увлечение власти смотрели косо. Иногда даже прямо запрещали этим заниматься. Что касается довоенного времени, так прием западных станций преподносился, вообще, как пособничество вражеским разведкам.



Умар Чейшвили: Вы помните, недавно мы в лесу принимали Радио Свобода. Ходили, занимались DX - ингом в лесу.



Смех в студии



Александр Березкин
Александр Березкин: После войны коротковолновое радиолюбительство получало государственную поддержку. Официально был центральный радиоклуб. Он и сейчас существует. Радиолюбители-коротковолновики имели возможность связываться друг с другом. Но были интересные моменты, когда было запрещено работать с иностранными радиостанциями. Потом все-таки в 50-е годы разрешили, но все равно, например, с Израилем после агрессии 1967 года тоже запрещено было работать советским коротковолновикам. Была масса таких ограничений.


Коротковолновиками можно как-то управлять. У них есть организация. Они получают государственную поддержку. А с нами было очень тяжело что-то сделать. Во-первых, мы индивидуалисты. Каждый сидит дома, слушает радио, ведет аппаратный журнал, посылает рапорты на радиостанции, получает от них подтверждения. Между собой общаются. Это более индивидуализированное хобби. Скажем, в советские времена, не было ни одной организации, которая объединяла бы DX -истов.


Кстати, в 1984 году был основан наш Санкт-Петербургский DX -клуб. Похоже, это было первое такое объединение, пусть и неформальное. Потому что все остальные все-таки позже как-то объединились - Московский, Иркутский. На сегодняшний день имеется по России четыре таких объединения.



Дмитрий Казнин: На днях прошла конференция. Она прошла впервые в России, я так понимаю?



Александр Березкин: Да.



Дмитрий Казнин: Что это была за конференция? Сколько было участников? Откуда они приехали?



Александр Березкин: Это была конференция Европейского DX -совета. Европейский DX -совет - это общеевропейская организация, которая объединяет национальные клубы DX - истов. Европейский DX -совет был основан в 1967 году. Основателем были датчане. Они присутствовали на нашей конференции.



Дмитрий Казнин: Умар, может быть, продолжите?



Умар Чейшвили: Конференция проходила очень интересно. Очень много было гостей из Финляндии. Кстати, добавлю, что это увлечение такое индивидуальное. Например, наши северные соседи очень индивидуалисты. У них это очень развито. У них очень много членов в финском клубе.



Александр Березкин: Кстати, выступал финский DX - ист. Он говорил, что сейчас где-то примерно 700 членов.



Умар Чейшвили: Они ездят куда-то в Лапландию, в тундру. У них там есть домик. Натягивают многокилометровые антенны, принимают на средних волнах и ту же Аргентину, и Штаты. Мы с Александром тоже планируем этим заняться в ближайшее время.


Конференция была очень интересной. Там была интересная картина. Например, Валентина Краснопольская из Бонна привезла аппаратуру для приема сигналов, которые только внедряются по всему миру. А напротив стояли старинные радиоприемники из моей личной коллекции. Я еще коллекционирую старинные приемники, увлекаюсь очень. Кстати, иностранные товарищи заинтересовались очень этим. У нас в России пока нет такого клуба коллекционеров старинных приемников. Например, в Штатах этих клубов больше 200, а у нас нет ни одного. И такая картина - стоит современная цифровая аппаратура, а напротив старинная и все работает. И вот люди мечутся с одного стола к другому. Везде принимают сигналы. Интересно было все это наблюдать.



Дмитрий Казнин: То есть старинные приемники в рабочем состоянии?



Умар Чейшвили: Да, в идеально рабочем состоянии. Они принимают все станции.



Александр Березкин: Умар сделал доклад о коллекционировании старинных советских радиоприемников. Он привез три образца в идеальном рабочем состоянии, отреставрированные. Они выглядят как новые, великолепный звук, настоящие деревянные корпуса.



Умар Чейшвили: Да, натуральный звук. Я коллекционировал в основном российские радиоприемники довоенных выпусков. Потому что это самое сложное направление. Их очень мало. В войну было очень много уничтожено.



Дмитрий Казнин: Вы их находите в Петербурге или где угодно?



Умар Чейшвили: По всей стране. Например, нашел на киностудии "Ленфильм" один приемник.



Дмитрий Казнин: Сколько человек принимало в конференции? Какие-то может быть темы докладов еще интересные?



Александр Березкин: Всего зарегистрировалось 72 человека. Это достаточно представительный состав из 12 стран мира. Должно было быть из 13, но один товарищ с Украины заболел и не смог подъехать. Доклады были очень интересные. Мы специально так построили программу, чтобы были как можно более разнообразные доклады. Вот, например, были на очень высоком уровне прочитаны доклады профессора Евгении Рафаиловича Милютина «О распространении радиоволн путем отражения от ионосферы», это профессор Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций, Анатолия Михайловича Бабкова, кандидата технических наук, «Об использовании активных антенн в профессиональном и любительском радиоприеме». Вот Умар сделал очень интересный доклад о коллекционировании старых советских радиоприемников. Валентина Краснопольская сделала доклад о вещании на длинных, средних и коротких волнах в такой ретроспективе – прошлое, настоящее, будущее. И вот новая цифровая система DRM , она не только про нее подробно рассказала, она привезла образцы уже серийно выпускаемой аппаратуры, и можно было своими ушами послушать, с каким великолепным качеством это звучит. Я, например, никогда не мог подумать, что на коротких волнах было бы такое качество.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро, меня зовут Сергей. Я тоже занимался где-то с 60-х годов DX -приемом, причем телевизионным приемом и приемом УКВ на западном диапазоне. То есть у меня всегда была высококачественная стерео-музыка, где бы я ни жил на Северо-Западе. Петербург был в уникальной ситуации, какое-то аномальное движение проходило с северного направления, и во многих районах можно было очень устойчиво смотреть телевизионные передачи, в первую очередь финского телевидения. Но я бы хотел о другом сказать. Вот очень интересно, коммунизм лопнул, как мыльный пузырь, а вот на Северо-Западе было такое государственное глушение радио Хельсинки на средних волнах, как сейчас, например, стоит мегаваттный маяк, и он давит станцию Хельсинки, а в отсутствие маяка она совершенно спокойно проходит и идет на приемник. Здесь же очень много финского населения, но вот все это есть, а глушение осталось.



Александр Березкин: Я бы хотел сказать в ответ позвонившему слушателю Сергею, что то, о чем он говорит, не является направленным глушением. Это просто так скоординированы частоты. Действительно, в Хельсинки работает станция на частоте 558 килогерц, там передаются, в том числе, и не только на финском, но и на русском языке программы. А у нас маяк – 549 килогерц, и это было все время, это не зависело от того, советский строй или коммунистический. Это просто недостаточно скоординированы частоты.



Дмитрий Казнин: У нас есть еще звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Меня зовут Сергей Львович, я из Москвы. Мне 70 лет, я занимаюсь радиолюбительством с 1954 года…



Дмитрий Казнин: К сожалению, сорвался звонок.



Александр Березкин: Тем не менее, приятно слышать, что человек продолжает интересоваться миром радио.



Умар Чейшвили: К сожалению, он не присутствовал на нашей конференции, хотя иностранные гости все из тех годов у нас, на самом деле, молодых мало.



Дмитрий Казнин: Возвращаясь к конференции, какие еще интересные темы были на ней?



Александр Березкин: Да, было много других очень интересных докладов. Вот, например, наш финский коллега Тарма Контура, кстати, из университета города Котка сделал доклад о результатах испытаний приемников стандарта DRM , которые сопрягаются с компьютером. Это не отдельное устройство, а для этого нужна специальная компьютерная программа. И вот он провел такой сравнительный анализ, и было очень интересно. Анкер Петерсон, основатель европейского DX -совета, сделал тоже интересный доклад. Он посетил Таиланд, Вьетнам, Лаос, Камбоджу, Юго-Восточную Азию и рассказал, что он там слышал. Очень было интересно. Михаил Тимофеев, который представлял Северо-Западный региональный центр Российской телевизионной и радиовещательной сети. Вот он рассказал о своем предприятии, тоже было много вопросов. И было несколько докладов в конце, как-то они собрались, так получилось, которые касаются именно DX -движения. Наш гость из Японии Тошимичи Охтаки сделал рассказ о DX в Японии. Наш финский коллега Риста Вяхаккайну – о наших коллегах по увлечению в Финляндии. И два доклада было от Московского DX -клуба, сделал Вадим Алексеев, кстати, он ведет на «Голосе России» специальную передачу для DX -истов.


Я сделал доклад о Санкт-Петербургском DX -клубе. Также принял участие Александр Александрович Артамонов из ОАО «МАРТ» - это мощная аппаратура радиовещания и телевидения, так расшифровывается это название, бывшее НПО имени Коминтерна, которое еще с довоенных лет занимается разработкой и производством мощных радио передатчиков для радиосвязи и радиовещания. Вот он тоже рассказал о тех работах, которые ведутся в его объединении в смысле именно внедрения цифрового вещания. И в конце, уже во второй день конференции, была организована экскурсия по городу для гостей конференции. Но не просто экскурсия по городу, а мы заехали в Музей-квартиру Александра Степановича Попова, и директор музея Лариса Игоревна Золотинкина показала музей-лабораторию, и иностранные гости были очень довольны. Потому что многие из них слабо представляют… Там знают Маркони, а тут они своими глазами увидели, что, действительно, Россия – родина радио.



Умар Чейшвили: Да, многие не знали, что основа радио была заложена в России, именно начало передач первых было здесь.



Дмитрий Казнин: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Борис, Москва. Я вот регулярно получаю ваше издание, в данный момент я получил 12-й выпуск из Санкт-Петербурга. У меня такой вопрос. Скажите, а когда реально будет в России цифровое вещание? И можно ли сейчас, теоретически хотя бы, поймать эту передачу в цифровом формате?



Александр Березкин: Борис, спасибо за вопрос. Тут я хочу пояснить, что наш, Санкт-Петербургский DX -клуб участвует в выпуске Справочника радиовещания на русском языке, который выходит два раза в год, и вот Борис – один из наших подписчиков. А вообще есть планы внедрения цифрового вещания примерно к 2015 году. Но это имеется в виду цифровое телевизионное вещание. А вот что касается про радиовещание, к концу года должна быть утверждена концепция внедрения цифрового вещания. Скорее всего, будет принят вот этот стандарт DRM . После этого будет разработана программа, и вот тогда что-то двинется. То есть именно с радиовещанием несколько затормозилось, а телевидение уже в цифровом режиме, например, у нас в Санкт-Петербурге можно принимать на 34-м канале. У кого есть цифровые приставки к телевизору или цифровые телевизоры – пожалуйста, там передается несколько программ



Дмитрий Казнин: А какие преимущества у цифрового вещания?



Александр Березкин: Гораздо более высокое качество. То есть, когда мы, допустим, слушаем короткие волны, мы слышим множество помех, индустриальные помехи, помехи от других станций, замирание. Все это влияет на качество сигнала, ухудшает слышимость, и многие простые слушатели не будут прислушиваться, что там происходит, вылавливать сигналы и уровень помех, а они перейдут на другую станцию, где хороший прием. Так вот, именно качество, приближенное к качеству компакт-диска, - вот что это дает.



Умар Чейшвили: А можно сказать, что это FM -прием на коротких волнах фактически.



Александр Березкин: Примерно так. И не только на коротких, но и на длинных, и на средних то же самое.



Умар Чейшвили: Качество приема высокое и плюс передача какой-то информации идет, текст, изображение.



Александр Березкин: Да, то есть на экранчике приемника передаются, допустим, новости. То есть человек может не включать приемник, когда новости, а когда музыка – включил.



Дмитрий Казнин: Понятно. Вот DX -инг для меня, как для непосвященного человека, кроме всего прочего, еще и таким ореолом романтичности окутан то есть люди занимаются, на первый взгляд, бесполезным дело, они слушают то, что передается в Аргентине, в Австралии.



Александр Березкин: Так самое интересное – принять станцию, которая вещает не на твой регион, не для тебя, а именно посмотреть, что у них происходит, со стороны и получить информацию из первых рук.



Дмитрий Казнин: А это на русском языке?



Александр Березкин: Любой из DX -истов, я считаю, просто обязан знать хотя бы английский язык. Но мы слушаем, даже не зная языка. Нам интересен сам факт приема редкой станции.



Умар Чейшвили: Мы ловим то, что другие не могут принять.



Александр Березкин: И потом пишем рапорты на эти станции, и они присылают нам подтверждение приема. Вот это тоже очень важно – иметь документальное подтверждение.



Дмитрий Казнин: То есть сам факт того, что вы услышали…



Александр Березкин: Да, именно сам факт для нас очень ценен.



Умар Чейшвили: Это чем-то даже похоже на спорт.



Александр Березкин: Да, и, кстати, проводятся соревнования. Например, я участвовал в ежегодных таких конкурсах. Это не соревнование в спортивном смысле, а это конкурс-соревнование по приему вещательных станций, которые в последние годы организуют наши казанские коллеги. Ну, вот в последнем конкурсе я занял восьмое место из 28, наверное, участников. Ну, все-таки не последнее.



Дмитрий Казнин: У нас звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Ленинградец Сергей. Насколько мы европейский город, если у нас на крышах сейчас снимают антенны, крыши заваривают, в Москве, я знаю, антенны совсем снимают. Есть ли у нас Федерация радиолюбителей, которая заступается не только за передающих коротковолновиков, но и за приемщиков, которые занимаются просто приемом, слушают эфир? Спасибо.



Александр Березкин: Сергей, в Москве дело обстоит немного не так, как вы сказали. Там все-таки это более упорядочено. Там есть специальное постановление правительства Москвы, и радиолюбитель, в конце концов, совершенно официальным способом может добиться разрешения на установку своей наружной антенны. У нас такого постановления нет, и процедура примерно следующая. Если, допустим, ты радиолюбитель-коротковолновик, ты берешь в государственном радиочастотном центре соответствующую бумагу, в которой написано, что вы нуждаетесь в установке наружной антенны. Но вот я, допустим, сейчас переехал на новое место, я решил установить антенну – и я пошел в жилищный орган и спросил, как это сделать официально? То есть нужно разработать проект, утвердить его в районном жилищном агентстве. Я тогда поступил проще… Наверное, не буду говорить как, чтобы другие не пошли по моим следам. Но антенну я установлю. Именно сегодня мне ее должны закончить, такую, какую хочу.



Дмитрий Казнин: Скажите, какие самые экзотические, может быть, станции, которые вы ловили в своей жизни? Или, может быть, самые неожиданные, необычные вещи, которые вы слышали в эфире?



Александр Березкин: Я могу сказать, одна из самых интересных станций, когда в Чили свергли Сальвадора Альенде в 1973 году, кажется, к власти пришел Пиночет, так вот, они организовали из Чили вещание на русском языке, которое здесь глушилось. И после этого вышла статья в журнале «Радио», тогда публиковались такие статьи о «вражьих голосах», и там было написано, что пиночетовский режим хотел запустить такие программы, но под давлением международной общественности отказался от этой затеи. А я сам слышал, что они начали вещать, и я хотел написать письмо, а потом подумал-подумал и не стал писать. И у меня записи были, я записал специально, и они там коммунистов крыли чуть ли ни непечатными словами.



Умар Чейшвили: А я любил принимать радиостанцию «Радио Монте-Карло» в детстве, в молодости, и это оригинальное «Монте-Карло», из Европы, не наше местное, которое сейчас передает. И тогда мало было модной музыки у нас, и я любил принимать популярную музыку. Я ее записывал на магнитофон, но принять было сложно, конечно.



Дмитрий Казнин: То есть была польза практическая.



Умар Чейшвили: Да.



Дмитрий Казнин: Скажите, а где проходили до этого эти конференции, и где они будут проходить дальше, о перспективах?



Александр Березкин: Эти конференции проводятся регулярно, как я уже сказал, с 1967 года практически ежегодно. Ну, было там несколько перерывов, вот наша теперешняя конференция – 34-я по счету. Они проводились в разных городах Европы, например, конференций пять проводилось, например, в Финляндии, три-четыре – в Швеции, в Дании пять конференций, даже одна проводилась на Канарских островах.



Умар Чейшвили: А прошлая проводилась в Праге, кстати, в помещении Радио Свобода, в одном здании.



Александр Березкин: Да. И я на этой конференции присутствовал, именно Радио Свобода/Свободная Европа – именно там проводилась прошлая конференция. Но в странах Восточной Европы это было только два раза – в Венгрии и в прошлом году в Праге. И все это было уже после падения коммунистических режимов. Тогда ничего нельзя было. А вот сейчас в России, в СНГ впервые мы провели такое крупное международное мероприятие, и впервые конференция была двуязычной, на русском и на английском языке. Потому что нашей целью было привлечь как можно больше российских участников. Многие просто не знают английского языка, и у нас был специальный переводчик Андрей, спасибо ему за это.



Умар Чейшвили: И это радует, что она прошла в Питере, потому что здесь была первая передача радиосигнала.



Александр Березкин: И можно сказать, что в очередной раз мы открыли окно в Европу, как когда-то Петр Первый.



Умар Чейшвили: Да, раскрыли его еще шире.



Дмитрий Казнин: Скажите, если человек, например, занимается этим где-нибудь, я так утрирую, но в Пскове, где-нибудь в деревне в какой-то, возможно…



Александр Березкин: Это еще и лучше, там гораздо меньше помех, конечно.



Дмитрий Казнин: А как он узнает в итоге, что он не один? То есть он слушает какую-нибудь аргентинскую радиостанцию, потом ловит что-то из Японии…



Александр Березкин: Например, в советское время, когда все это было фактически запрещено, я переписывался со многими, я просто узнавал из передач, допустим, была очень популярная программа на «Радио Швеция», которую слушали все, и там иногда объявляли адреса тех, кто написал. Мы узнавали адреса и переписывались между собой. Венгерский клуб при «Радио Будапешт» тоже вел очень большую работу. И многие наши советские тогда DX -исты были членами этого клуба, кстати, и я тоже. И там тоже публиковались адреса наших коллег, и мы выискивали оттуда именно наших российских, а потом переписывались. Но тогда не было ни Интернета, ни компьютеров, поэтому так мы находили друг друга и заочно знали. А вот мероприятие, подобное этому, это отличная возможность просто лично наконец-то увидеть человека, которого ты, может быть, знаешь годами, а тут, наконец, ты живьем его увидишь и пообщаешься.



Дмитрий Казнин: А можно в мире всего людей занимаются DX -ингом, примерно?



Александр Березкин: Мало. Эти люди действительно очень редкие, и их просто мало. Например, я могу сказать про Санкт-Петербург. Мы выпускаем этот справочник, и те, кто приобретает этот справочник, можно считать, что они интересуются DX -ингом. Это где-то человек 60.



Умар Чейшвили: Но самое большое количество слушателей, любителей DX -инга в Скандинавских странах.



Александр Березкин: Особенно в Финляндии, так исторически сложилась.



Умар Чейшвили: Да, начало движения, там все это началось.



Александр Березкин: Следующая конференция будет в Швейцарии, в Лугано, а еще через год – опять в Финляндии.



Дмитрий Казнин: Будем надеяться, что любителей DX -инга будет только прибавляться в России и в мире. Спасибо.


XS
SM
MD
LG