Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Живи, Надежда! СК и ФСБ: передел рынка угроз. Путин – не супермен. Всемирная отзывчивость на верблюде. Об истине платья и важности удивления

Лайвблог о дискуссиях в сети


Не супермен. И не бэтмен

Не супермен. И не бэтмен

21:02 27.2.2015
Ольга Серебряная

День зеленого человечка. «На отжатых машинах на аварийке». Государственно-монополистический капитализм, о котором писал Ленин. Александр Грин и каратели. «Никогда хорошо не жили, нехрен и начинать». Об истине платья и важности удивления

Сегодня в России появился новый праздник, День зеленого человечка.

Новость цитирует, например, Кашин:

«С пятницы в нашей стране будет ежегодно отмечаться День Сил специальных операций.

Президент России Владимир Путин подписал указ об установлении Дня Сил специальных операций. Указ вступает в силу со дня его подписания.

«Установить День Сил специальных операций и отмечать его 27 февраля», - говорится в документе, опубликованном на официальном интернет-портале правовой информации.

Напомним, два года назад начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, выступая перед военными атташе иностранных государств в Москве, сообщил, что Минобороны приступило к созданию Сил специальных операций, пояснив, что опыт войн и военных конфликтов XXI века показывает их возрастающую роль».

Я сразу подумал, что не может быть такого совпадения, что Герасимов в 2013 году объявил о создании ССО именно 27 февраля. Полез смотреть - и точно, 6 марта. Почему же праздник 27 февраля?))

Ну как почему? В комментах подсказывают, что 27 февраля – День полярного медведя. А можно, вообще-то, не гадать, а почитать вдохновенного Дмитрия Ольшанского:

Утро, которое наступит через несколько часов, год назад было одним из самых счастливых в моей жизни.

Это было фантастическое, великое утро.

Я спал и ничего не знал.

Меня разбудил звонок моего друга N.

- Ты что, спишь? - нетерпеливо спросил он.

- Сплю. А что? - тупо сказал я.

- Вставай скорее! В Симферополе все захвачено!

- КЕМ??? - дрожащим голосом спросил я.

- Нашими, похоже!

Кажется, я подпрыгнул так, что ударился головой о потолок. И бросился к новостям.

А новости уже были такими, какими они никогда на моей памяти не были - и, может быть, никогда и не будут.

С чем можно сравнить это ощущение?

Выиграл миллион? Нет, это глупость какая-то.

Самая прекрасная Дуся на свете тебя полюбила? Нет, тут даже и Дуся как-то меркнет.

Все меркнет по сравнению с тем, что еще до рассвета 27 февраля 2014 года - в половине, кажется, пятого утра, - неизвестная штурмовая группа зашла в здания парламента и правительства Крыма, и подняла флаг России.

Это был наш лучший день.

С тем, что это был лучший день, согласиться трудно, но никто не будет спорить, что дальше все было только хуже. Началась война. Реалиям этой войны посвящен текст Марии Березиной на «Кашине»:

Это двое беженцев из Донецка, муж и жена, в Петербург приехали неделю назад. Им по 25-27 лет, у них двое детей — полтора года и три с половиной. Имен своих называть не хотят, поэтому пускай будут Катя и Леша, а так все записано с их слов, и нет оснований им не верить — обычные люди, обычная история. <…>

Отъезд

Леша: Всю улицу бомбили. К нам на кухню влетел осколок, после которого мы больше не могли там оставаться. Осколками разбило весь фасад дома.

Катя: Нам повезло, что на кухне никого не было, я планировала идти готовить еду, а муж хотел как раз пойти на балкон покурить. Если бы мы оба вышли из комнаты, нам всем бы была хана.

Леша: Нас спас телевизор, мы отвлеклись на передачу, какую, уже и не помним.

Решили ехать. Если у тебя всю улицу обстреливают, я думаю, каждый захочет уехать, если на твоей улице в каждый дом залетит снаряд и не по одному разу. Оно начало лупить, и мы давай быстро собирать вещи, времени на раздумья мы себе не оставляли.

Про ополченцев

Леша: Обычно они ездят на отжатых машинах на аварийке, врезаются куда-нибудь, бросают машину и идут следующую отжимать, набивают морду водителю и уезжают на его машине. У нас как вечером начинает темнеть, гонишь 120 как бы скорее до дома доехать, чтобы машины не лишиться. Еще они заезжали на предприятия и забирали все машины, на «Оболонь» заехали все забрали, на мясокомбинат. Действовали так: заходили с автоматами в офис, где ключи от транспорта, забирали ключи и уезжали. Потом они их перекрашивали на каком-нибудь СТО.

Катя: Часто их перевозят в Россию и продают на запчасти.

Леша: У нас и все автосалоны ограбили, перекрашивают машины в камуфляж, снимают номера, ездят на габаритах, никаких правил, светофоров не соблюдают. У нас еще в одном районе жили бизнесмены, дома они свои побросали, теперь там живут днровцы. А там такие особняки. Отели еще некоторые захватили, обслуживают их там как вип-персон.

Катя: У нас еще у кого остались машины, думают, куда их спрятать, паркинги они тоже легко опустошают.

Годовщине войны посвящена статья Михаила Ходорковского в «Ведомостях» - МБХ видит причины войны в экономике:

Клаузевиц говорил, что война — это продолжение политики. Спустя век его соотечественник, руководитель Рейхсвера в годы Первой мировой Ханс фон Сект, поправил его, сказав, что война — это поражение политики. Самые ярые сторонники российской власти скажут, что война в Донбассе — плохое решение, но другого выхода не было. Возражу. Война — это вообще не решение. Это даже не тупик. Война — это портал в ад. Из которого еще долго будут лезть проблемы — финансовые, этнические, политические, территориальные. Что бы ни было на уме у людей, которые организовали этот портал, результат будет плачевный даже для них.

У довоенного Донбасса было множество проблем. Высокий уровень имущественного расслоения, «индустриальное средневековье», высокая криминализация, отсутствие развитого высшего образования, которое могло бы служить социальным лифтом между Донбассом менеджеров и Донбассом шахтеров. Можно ли сказать, что война решила хоть одну из них? Нет. Потому что изначально не могла.

Официальная причина любого вторжения всегда звучит крайне благородно. На Украине добровольцы и те, кто ими притворяется, «защищают русских». Нелепая мысль, когда речь идет о регионе с такой этнической и языковой структурой, как Донбасс. Если у вас треть населения хочет в Россию, треть — на Украину, а треть хочет автономии в составе Украины, но при этом территориально все перемешаны между собой (даже внутри семей) и распределены по всему региону, где провести линию? <…> Это значит, что военного решения нет. И что насилие будет продолжаться. А те, кто инициировал его, забыли, что все жители Донбасса независимо от их этнической и языковой принадлежности — живые люди, которые не хотят покидать свои дома.

Если война не решает, а лишь усугубляет проблемы региона, то кому она нужна? Результатом чего является? Ответ довольно прост. Война — это результат развития экономической системы, которую выстроил Владимир Путин.

Упрощенно говоря, он делал три вещи: увеличивал роль государства, усиливал монополизацию и сосредотачивал рычаги управления в руках узкого круга друзей и коллег. Строил тот самый государственно-монополистический (империалистический) капитализм (ГМК), о котором писал Ленин в 1916 г.

Своего пика ГМК достиг в так называемых корпоративных государствах — фашистской Италии и нацистской Германии. Во время Второй мировой элементы ГМК были внедрены и в экономиках стран-союзников, но после войны большинство из них были свернуты.

Главенствующая роль государства в экономике оправдана только в одном случае — когда государство становится гарантом выживания своих граждан, в том числе тех же капиталистов и рабочих. Однако верно и противоположное. Если вы любой ценой пытаетесь сохранить госмонополистический капитализм, который в обычное время оборачивается чудовищными управленческими ошибками, то рано или поздно вам придется инициировать единственную ситуацию, в которой он оправдан. Вам придется начать войну.

Хорошо преподавали политэкономию в советских вузах. Даже ссылка на Ленина там, где надо. Впрочем, экономика Крыма после аннексии развивалась ровно так, как пишет Ходорковский. Подробный анализ – в статье Андрея Самброса на carnegie.ru, я цитирую только то, что касается частной собственности:

В июле 2014 года крымский парламент принял региональный закон «Об особенностях выкупа стратегических объектов в Республике Крым», фактически легализовав принудительную экспроприацию. <…>

Так, в сентябре прошлого года крымские власти вернули в свою собственность Ялтинскую киностудию, заплатив ее владельцам (кстати, гражданам РФ) 1,3 млн гривен – по тогдашнему курсу около $100 тысяч примерно за 30 га земли в центре Ялты.

10 сентября власти республики занялись выкупом компании «Крымавтотранс», который сопровождался захватом 62 автостанций и офиса фирмы силами народного ополчения. Как и в случае с киностудией, собственниками были российские резиденты. Наверное, именно поэтому бывшие владельцы этих активов получили хоть какую-то компенсацию за свою собственность.

А вот с собственностью украинских олигархов так не церемонились. <…> Самые интересные практики национализации были направлены против идеологических противников новой крымской власти. Ярчайший пример – Игорь Коломойский и его «ПриватБанк». 3 сентября имущество банка национализировали, обвинив в блокировании счетов крымских клиентов, пособничестве войне в Донбассе и личной конфронтации олигарха с представителями местных властей. Позже собственность Игоря Коломойского пустили с молотка, чтобы вернуть вкладчикам «ПриватБанка» их средства, а крымские филиалы его детища занял основной республиканский банк РНКБ.

Та же участь постигла и дворцово-парковый комплекс «Айвазовское», принадлежавший другому известному украинскому олигарху и экс-губернатору Донецкой области, Сергею Таруте. Уже в этом феврале в собственность крымских властей перешел крымский филиал ПАО «Укртелеком» (крупнейшего оператора фиксированной телефонной связи на Украине), который ранее принадлежал СКМ – компании украинского олигарха Рината Ахметова. Это стало очередным этапом национализации предприятий, стратегически важных для республики.

Став государственной собственностью региона, все национализированное имущество, по сути, оказалось в руках главы Крыма Сергея Аксенова. <…> При этом первые лица Крыма не забывают говорить об экономических перспективах развития полуострова, бизнес-климате и заботе о российских инвесторах, которые вот-вот завалят регион новыми производственными площадями, создадут здесь отечественную «Силиконовую долину» и облагодетельствуют всех без исключения крымчан.

Вот только трудно представить себе портрет предпринимателя, который, понимая логику происходящего в республике, захочет там работать. Ведь однажды его наемный коллектив может потребовать национализации предприятия, а местные власти вольны в любой момент внести фирму в число «стратегических» или «культурно значимых» и отобрать за символическую компенсацию или вообще без нее.

Зато легко представить себе, в какой нарратив все это встраивается в России.

Сергей Фадеев: Младшая (5-классница) рассказывает. На уроке литературы проходят "Алые паруса". Учительница говорит:

- В бывшем украинском, а теперь российском городе Феодосии есть музей Александра Грина. В России вообще намного больше музеев, чем на Украине, потому что у Украины нет денег на музеи. Они все деньги тратят на карателей.

...Вот такая литература в 5 классе.

О том, с чем выйдет Россия из войны с Украиной, после того, как в мире сформируется еще одна русская нация, то есть русско-украинская, рассуждает в статье на inliberty.ru Остап Кармоди, и выводы у него грустные:

Для русских это будет страшнее, чем 250 лет назад для англичан или 700 лет назад для немцев. Британия на тот момент была одной из самых свободных стран мира. Ну появилась одна еще более свободная — невелика беда. То же у средневековой Германии со Швейцарией. Но русские и сейчас самый несвободный народ в Европе. Сравнивать себя в этом отношении с европейцами — уже неприятно. Когда рядом появятся такие же, как и мы, с той же историей и тем же языком, но свободные, — оправдывать себя станет нечем.

Можно, конечно, надеяться на то, что нынешнее состояние России — временная аберрация, и скоро, не в этом, так в следующем десятилетии, она займет достойное место в ряду европейских стран, богатая и свободная. Только непонятно, на чем зиждется эта надежда. <…> Какие у нас основания считать, что мы скоро войдем в этот клуб? Только те, что мы белые и живем на краю Европы? Не хочу никого расстраивать, но этого мало. Оснований считать, что этого не случится, наоборот, более чем достаточно, даже если на минуту забыть об несчастной российской истории. В России нет главных составляющих успешного общества — уважения людей к частной собственности и труду, ответственности за собственную судьбу, умения и желания находить компромисс с окружающими. Зато в ней считают доблестью ловко украсть и уважают власть за свирепость. Эти «ценности» передаются из поколения в поколение. Ничего хорошего из них не построишь. Да никто, похоже, особо и не надеялся — иначе не смирились бы так быстро ни с закручиванием гаек, ни, еще быстрее, с ростом цен и падением доходов. Как гласит народная мудрость: «Никогда хорошо не жили, нехрен и начинать».

А когда достойной жизни нет и не предвидится, остается надеяться, что и у соседа сдохнет корова. Поэтому так многие в России, включая и якобы либералов, так радовались, когда Оранжевая революция 2004-го превратилась в тыкву. Поэтому они так смакуют нынешние украинские неудачи. Украинцы слишком на нас похожи; видя, как что-то получается у Киева, трудно не думать о собственных неудачах. Вынести успехи Одессы и Днепропетровска будет еще во сто крат труднее.

Ниже – неожиданное дополнение к тексту Остапа Кармоди. Ловко украсть и любить власть за свирепость – не единственные традиционные ценности. В России есть еще такой ценностный столп как активное невежество, ненависть ко всему чуть более, чем необходимому, которое распространяется даже почему-то на сыры. Про сыры доходчиво объясняет Ева Пунш:

Хочу поговорить про высокое - про духовность, божий дар и яичницу. Понимаете - то, что обычный сгусток молока зреет год или два или три и превращается, например, в джюгас - это ведь настоящее чудо, как вода, превращаемое в вино. При этом, чудо рукотворное, возможное, доступное, повторяемое. Это не божий дар, конечно, но божеское благословение. А плесень? живительная плесень белых и голубых сыров или "хересный цветок" или botrytis cinerea. Это же действительно дар божий. И как тут не вспомнить исторический анекдот про российского посла, который отказался принять в подарок секрет хересной плесени, заявив, что на нашей родине - и своей плесени и прочей грязи достаточно.

Но сыр и вино - это и есть культурное наследие и культурное достояние. <…> Говорить о том, что никто не умрет с голода, если в магазинах не будет именно этих сортов сыра и ветчины - это все равно, что говорить, что никто не умрет, если полотна Эрмитажа пустить на растопку (ну или просто закрыть к ним доступ). <…>

Хвастаться же своим неразвитым вкусом ("а мне и российский сыр хорош, какая разница, и кофе растворимый и вино шато-де тетрапак") - это все равно, что хвастаться незнанием иностранных языков. Не унизительно тосковать по "заморским продуктам". Унизительно гордиться своим безвкусием, называя его "духовностью".

Кушай, сына, тюрю, молока-то нет, нашу коровенку забрали в сельсовет.

Более того: где сыров нет, там и Чехова переименовывают в Пешкова. О том, как свирепость, жульничество и воинствующее невежество складываются в историю новой России (начавшейся, может, и не год назад, но именно год назад ставшую официальной), пишет на «Слоне» Иван Давыдов:

Уметь удивляться – важный человеческий навык. Один грек во времена древние написал даже, что с удивления начинается философия. Без удивления ни о мире, ни о месте своем в этом мире нельзя всерьез задуматься. Наше время – так уж вышло – быстрое, концентрированное время. Как будто из времени слепили бульонный кубик, и мы внутри него. Быстрое время расчеловечивает, в частности, еще и потому, что мы теряем способность удивляться. <…>

Тем временем в Донецке Кобзон и Захарченко выпивают в честь праздничка, и между ними происходит следующий разговор:

«Кобзон: Здравия желаю! Где здесь наливают?

Захарченко: Здравия желаю, Иосиф Давыдович!

Кобзон: Здравия – в смысле, здоровья вам, Александр Владимирович.

Захарченко (смеется): Мы же с Донбасса. На нас как на собаках заживает, Иосиф Давыдович. Хочу поздравить вас с праздником.

Кобзон: Это ваш праздник.

Захарченко: Это святой день... И вы тоже защищаете нашу землю. Спасибо вам огромное.

Кобзон: ...Порохом пропах.

Захарченко: Порохом пропах, да».

Это не пародия, это опубликовано в газете с громадным тиражом (там страницы три на самом деле таких диалогов). Опубликовано не затем, чтобы унизить героев – чистый ведь Хармс, – нет, чтобы героями восхищались.

Удивляемся? Сами не удивляются, а нам-то с чего бы.

Русская история это всегда еще и русская литература, тем более в стране объявлен Год литературы. И вот чиновники в одном маленьком городе Саратовской области обсуждают на своем птичьем языке «мероприятия в рамках Года литературы». И главную в городе по культуре женщину спрашивают в ходе профессиональной дискуссии (вы, кстати, вопрос тоже оцените): «Какая настоящая фамилия была у Чехова?» – «Пешков», – отвечает чиновница.

Удивляемся? Нет, конечно, именно такие люди и должны здесь культурой заведовать.

Я мог бы не останавливаться, но пощажу читателей. Сказанного достаточно уже, чтобы увидеть, как все эти мелкие истории складываются в одну, большую и настоящую, нашу.

Сегодня мы удивлялись исключительно платью:

Но даже и здесь ни разу не встал вопрос об истине, отмечает Аля Пономарева:

В истории с платьем самое для меня поразительное открытие - это что почти ни для кого, кажется, не важно, какое оно на самом деле. для меня же, наоборот, категорически не важно, каким я его вижу на фото, если его можно найти на сайте магазина и узнать, что оно сине-черное. мне не кажется удивительным ни то, что цвета на фото могут быть до такой степени искажены, ни то, что мозг воспринимает информацию неочевидным образом, ни то, что у всех эта информация обрабатывается по-разному. но, судя по всему, для многих людей то, что они могут видеть желтое там, где на самом деле черное - крайне неприятное открытие, с которым они не готовы смириться. читаете новости - помните про платье, вот вам мой завет.

19:41 27.2.2015
Ольга Серебряная

Рынок угроз. Сергей Шаров-Делоне: «Уезжайте!». Дискредитация революционно-повстанческого движения в ДНР и ЛНР. Живи, Надежда! 1 марта, День пятой колонны

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин остается одним из основных ньюсмейкеров уже второй день. Вчера он поговорил о том, чтобы отменить в России приоритет международного права, создать международный суд по Украине и передать регулирование валютного рынка в руки СК, а сегодня сеть все еще бурлит:

Павел Аптекарь и Андрей Синицын в «Ведомостях» концептуализировали выступление Бастрыкина как игру на «рынке угроз»:

Силовики зарабатывают, как известно, на продаже государству угроз. Структура спроса государства на угрозы может меняться, как и уровень платежеспособности. Сейчас, например, большей популярностью пользуются внешнеориентированные угрозы (борьба с Западом на Украине), при том что общие бюджеты в кризисе (страшно сказать — силовикам велят сокращать персонал, а некоторым службам угрожают расформированием). В этой ситуации плох тот генерал, который не поменяет линейку товаров.

Председатель Следственного комитета (СКР) Александр Бастрыкин сделал вчера несколько громких заявлений. Часть из них можно расценить как патриотический пиар. <…> Эти инициативы сложно реализовать, они не сулят СКР новых полномочий или быстрого роста финансирования, зато подтверждают лояльность.

Другое дело — инициативы, связанные с российским финансовым рынком, на котором Бастрыкин видит «простор для спекуляций валютой», а девальвация рубля требует «правовой оценки принятых мер монетарной политики» — ее негативные последствия «дали повод американскому президенту в выступлении перед конгрессом США сказать, что российская экономика «разорвана в клочья». Тут глава СКР предлагает ввести ограничения в торговле валютой, но важнее его готовность расследовать действия «спекулянтов». <…>

Это уже нормальная политика по увеличению полномочий ведомства, росту его аппаратного веса и контролируемых финансовых потоков. Кстати, за время украинской кампании «продажи» СКР своих угроз снизились: по данным МВД, доля преступлений, расследованных СКР, упала в 2014 г. на 3,4%, тогда как ФСБ — выросла на 19,5. ФСБ опережает СКР и в креативности: на днях Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности и бывший директор ФСБ, заявил в Ханты-Мансийске, что в 2014 г. в Уральском федеральном округе выявлено более 1000 преступлений на предприятиях ТЭКа. Патрушев призвал правоохранительные органы «спланировать проведение профилактических мероприятий по предотвращению хищений» в ТЭКе — новая угроза требует пристального внимания.

Отдельной статьей на рынке угроз является культура – и тут тоже действуют люди Бастрыкина:

Интервью Александра Борзенко с Тимофеем Кулябиным публикует «Медуза» - режиссер пока не хочет признавать, что попал в историю:

— Со стороны то, что происходит с вашим спектаклем, кажется неким пророчеством. Режиссер ставит спектакль о кинорежиссере, который снимает фильм о Христе, и после этого подвергается обструкции. И вы тоже, так или иначе, подвергаетесь критике, пусть не со стороны профессионального сообщества, а со стороны государства.

- Тут много можно пофилософствовать, подумать о злой иронии судьбы. Но давайте сейчас исходить просто из конкретной ситуации. На данный момент, насколько мне известно, существует иск от митрополита, который спектакль не видел. Иск основан на каких-то жалобах, хотя мне никаких жалоб не поступало. Это официальная информация, которая была дана в объяснительной директором театра. Наверное, уже когда возникнет судебный процесс, мы узнаем, кто эти люди, и можно будет предметно говорить — что, зачем, почему. Пока ни ко мне, ни к дирекции театра никаких заявлений не было от верующих или неверующих.

- Вы не опасаетесь появления в театре самоцензуры в результате таких историй?

- Самоцензуры или цензуры со стороны?

- И того, и другого.

- Самоцензура — личное дело каждого художника, что он может, а что не может себе позволить, это выбор любого творца, неважно — режиссер он, писатель или художник. Вы, наверное, все же про государственную цензуру говорите? Ну, как опасаюсь… В наше время можно опасаться и вещей пострашнее, чем цензура в драматическом или оперном театре. Это не самое страшное, что сейчас происходит. Гораздо более существенные страхи меня могут одолевать как личность.

По поводу наличия цензуры — официально ее у нас в стране нет. По документам Россия — светское государство, Конституция — главный документ, и формально это так. Сама ситуация, когда спектакль запрещен, частично купирован или видоизменен в связи с обращением митрополита, у меня вызывает недоумение. Потому что я воспитан и образован в той системе координат, что театр — это театр, церковь — это церковь, больница — это больница, а университет — это университет.

Ну да, роза — цветок, олень — животное, Россия — наше отечество, а смерть неизбежна. Отходить от твердой веры в неоспоримые вещи уже второй день призывают разные люди. Вчера много шума наделал пост Ольги Романовой, вызванный, очевидно, очередным арестом по Болотному делу:

Дорогие мои. Пожалуйста - пожалуйста! - запомните: Если у вас следователь, допрос, опрос, разговор по душам с человеком в штатском или в погонах, запомните, и твердите мантру. Вы всё забыли. Это было давно. Вы не помните, где документы и были ли они. Вы дурак. У вас амнезия. Самая главная ошибка - сказать: "Я Вам сейчас всё объясню/". Дальше вы обречены. Всё, что сказано вами, будет использовано против вас. Называется "признательные показания". Тренируйтесь молчать. Прекратите изливать душу! Ну сколько ж можно. Молчите.

P.S. Самый худший вариант такой: "Я ничего не помню, зато помню Васю, я про него могу сказать".

Сегодня в духе Романовой высказался Сергей Шаров-Делоне:

Родные! Пожалуйста! Ну пожалуйста! Если к Вам "постучались" люди в погонах и без, по делу 6 мая 2012 г. или по какому другому, если вокруг Вас начинают сужаться круги: начинают интересоваться вашими родителями-бабушками-дедушками - если это только начинается (и немедленно, как только это начинается!), свяжитесь с любыми правозащитниками - ОВД-Инфо, Комитетом 6 мая, движением "За права человека", РусьюСидящей - но только не прячьтесь! Христа ради не молчите - вы молчите против себя! Правозащитники - не следователи: с ними надо разговаривать. Они - мы - не так много можем, но мы в силах помочь. Хотя бы советом, который может стоить годы.

И еще: УЕЗЖАЙТЕ! Да, это наша любимая страна - но УЕЗЖАЙТЕ! Это не навсегда. Это власть думает, что она навсегда - и невероятно сильно ошибается.

P.S. Поверьте, сегодня у меня были все основания убедиться в том, что этот текст надо было написать. И, честно говоря, еще вчера. Извините, что так поздно.

То, что вчерашний домашний арест Ивана Непомнящих был не последним, подсказывает вот этот пост Евгения Левковича:

Позвонили маме. Из полиции. Не представились. Спрашивали про меня. По какому поводу - не сказали. Мама ответила, что не знает, где я живу. "Вы - мать, и не знаете где живёт ваш сын?!". Мама ответила, что я давно уже взрослый мальчик (спасибо, мама). "Тогда мы сегодня придём к вам с обыском".

Доброе утро, мне 37 лет, я живу в Москве.

Но если думать в человеческих, а не в фсбшных терминах, то самой страшной угрозой, создаваемой сегодня карательными органами, следует признать угрозу жизни Надежды Савченко. Член президентского Совета по правам человек Елена Масюк обратилась сегодня к членам Совета с открытым письмом:

Как член ОНК Москвы я неоднократно посещала Надежду Савченко как в женском СИЗО-6, так и в спецблоке больницы СИЗО-1 "Матросская тишина". После сегодняшней встречи с Надеждой должна сказать, что за последние дни состояние ее здоровья резко ухудшилось. Сегодня 76-й день голодовки. 15 дней она отказывается от инъекций глюкозы. У нее начались серьезные проблемы с внутренними органами. Надежда Савченко может умереть в ближайшие дни.

На что ФСИН ответил, что ничего страшного не происходит. Логику дела Савченко именно в терминах рынка угроз разъясняет Станислав Белковский:

На еще одну из существующих интерпретаций указывает Николай Руденский:

Максим Шевченко на "Эхе": "Дело Савченко затеяно системными либералами для дискредитации революционно-повстанческого движения в ДНР и ЛНР".

Nail Toutaev: Ага. И охраняют ее в тюрьме специальные системно-либеральные войска.

Олег Кашин: С Савченко главная и единственная проблема и главный и единственный повод для возмущения - то, что ее, взятую в плен на войне, незаконно вывезли в Россию и пытаются судить в России как человека, нарушившего российский УК. Вот это беспредел, это преступление российского государства, так нельзя, против этого надо протестовать.

А все остальное какая-то совсем спекуляция. "Она героиня, она невиновна", - это как с Квачковым было "он не виноват, он не стрелял, а Чубайса давно надо убить". Она военнослужащий на войне, военнослужащие на войне обязаны убивать, за это нельзя судить так, как ее судят, и даже ее причастность к гибели журналистов ВГТРК не доказана никак и не может быть доказана. У России нет вообще никакого права держать ее в тюрьме, она должна быть освобождена и отправлена на Украину, но из этого никак не следует, что мы должны ее любить и ею восхищаться.

Отдельного разговора заслуживала бы голодовка, но у нас культура долгих голодовок, никак не вредящих здоровью, развита настолько, что к таким вещам надо относиться осторожно. Первый, кто не заинтересован в ее смерти - это российское государство, которое вряд ли мечтает заморить голодом депутата ПАСЕ, но если кто-то хочет подготовить себя к ее освобождению так, что "мы ее защищали и поэтому она не умерла от голода", то пожалуйста, конечно.

О реакции церкви на дело Савченко пишет Яков Кротов:

Вчера записал программу с адвокатом Николаем Полозовым, который сказал, в числе прочего, что немецкие врачи считают, что и Савченко, и ее мучители недооценивают серьезность положения, что "точка невозврата" раньше, чем они думают - 6-8 марта.

Мне прислали рассылку православных либералов из Московской Патриархии - мол, ничего не можем изменить, давайте молиться о Савченко каждый вечер в 10ть. Мне стало противно. Молиться о Савченко надо было намного раньше и дурной это магизм - заочно-одновременно. И не вечером, а в полдень, на Красной площади. Но главное - могли изменить. И этим людям сейчас не молиться надо, а плакать. Представим себе, что апостол Петр после крика петуха не заплакал бы, а начал Богу молиться. Фу, гадость!

Войны с Украиной, с Грузией, с Молдавией, с Чечней среди своих причин имели и конформизм интеллектуалов - в том числе православных либералов, хотя и агностиков, и нелибералов тоже, но последние мне чужие. Конформизм из лучших побуждений - чтобы изнутри преобразить сердца и этим приблизить преображение России. Но вышло наоборот - деспотизм преобразил сердца конформистов. И начиналось это еще в 1970-е. Да и не начиналось, а продолжалось. А суть - в неумении провести черту между компромиссом и конформизмом. Компромисс что-то отдает и взамен что-то берет. Отдает, между прочим, свое. Конформизм отдает чужое. <…>

Эти заочные поздние молитвы такая же гадость, как дозволенная демонстрация в Марьино. И если раньше я шел на уступку - и шел на демонстрации такого рода - то теперь либо я иду к прокурору - в смысле, выхожу на Красную площадь с плакатиком - либо я сижу дома. Но идти, позволять себя обыскивать, под конвоем изображать свободного - нет уж, дудки. Ах, "мы должны показать, что есть люди". Ну, показывайте. Но без меня. Есть масса других способов - они вам не нравятся, вам демонстрации безопасные нравятся. А я не люблю декофенированного кофе и безалкогольного шампанского, безбожных богослужений. А кто привык Богу молиться под руководством агентов Кремля, тому, конечно, нормально и за свободу демонстрировать под надзором вертухаев.

Новый лозунг для того марша, на который не хочет идти Яков Кротов, придумал Лев Рубинштейн:

Такой вот, например, лозунг. Он, возможно, и чересчур пафосный. Но в данном случае в нем кроме прочих, традиционных, значений есть и одно более чем конкретное и насущное. Если кому-нибудь понравится, берите:

ЖИВИ, НАДЕЖДА!

На этом марше не будет его главного организатора, Алексея Навального – суд сегодня рассмотрел его апелляцию на арест и даже вынес нельзя сказать чтобы негуманное решение:

Брату Навального никто ничего не сокращал даже и на 30 минут, но вот он пишет из СИЗО:

Зачем надо идти на этот несерьезный и безнадежный марш, объясняет Александр Морозов:

ДЕНЬ ПЯТОЙ КОЛОННЫ. 1 марта. Несмотря на жизнерадостные призывы (видно, что команда Навального продолжает работать не только "политически", но и "политтехнологически" - поэтому теперь не "долой путина!", а "здравствуй, весна!")...

да, несмотря на...

в действительности, это первое полноценное, "геттоизированное" шествие "пятой колонны". (Даже еще декабрьское шествие можно было включать в историю "протеста" (на излете).А это уже 2015).

Судя по "бодрости духа" альянс Навальный-Ходорковский не хочет быть "пятой колонной", а хочет сыграть в правильную "справедливую россию" или правильную "гражданскую платформу", т.е. превратить партию прогресса - в участника выборов 2016 года в качестве "системной альтернативы".

Это никак не может получиться. Какую "позитивную повестку" не придумывай. Все равно они будут загнаны в гетто "пятой колонны".

Поэтому придется поехать на Братиславскую все-таки. Надо же вместе с ветеранами постоять за честь "пятой колонны" (перед тем как над ней окончательно сомкнутся мутные воды счастливого большинства).

14:41 27.2.2015
Ольга Серебряная

Тайга, медведь, Китай. Путин – не супермен. Космическая мегаимперия в приступе гордыни. Всемирная отзывчивость на верблюде. Песня об опорном: «Храни Господь, святую Русь - Русь, Украину, Беларусь».

Главный ньюсмейкер сегодняшнего утра, Аркадий Дворкович, обратил свой ясный лик в сторону Китая:

И твиттер очень оживился:

Дворкович, правда, уточнил, что правительство РФ пока не получало запросов от китайских инвесторов о получении контроля на стратегических месторождениях полезных ископаемых.

Артем Северский: Не получало. Но готово рассмотреть, заявил в ходе форума вице-премьер. И залихватски подмигнул.

Второй Рим, в своё время, рьяно противопоставляя себя западным еретикам кончил тем, что отдался туркам. Чем громче правящие круги вспоминают, что Москва — Третий, тем отчетливее видно, в чем именно они собрались унаследовать своим предполагаемым предшественникам.

Ну и, конечно же, твиттер пытается предвосхитить реакцию патриотической общественности:

Присутствует, словом, отчетливое ощущение начала конца. Или, как выразился вчера Михаил Ходорковский на лекции в Chatham House в Лондоне, для Путина наступила осень. Только вот агония может продолжаться еще долго:

Перемены неизбежны. Что бы ни пытались нам показать кремлевские пиарщики и телевизионная пропаганда, Путин — не супермен, и он уже точно не войдет в историю как герой. На экране телевизора он может бороться с медведями, летать с перелетными птицами и охотиться с тиграми, но это сплошная фантазия. Путин с обнаженным торсом — это не сильный лидер, а голый король. <…>

Когда я говорю «Путинская Россия», я не имею в виду, что вся Россия — собственность Путина, которой он может распоряжаться по своему усмотрению. «Путинской Россией» я называю ту страну, которая полуосознанно и под действием страха решила пойти по пути закрытого общества.

Большая часть правления Путина пришлась на годы благоприятного экономического климата. В страну потекли инвестиции. Заработали рыночные институты, которые строились в течение предыдущих десяти лет. Все это привело к периоду самого бурного экономического подъема в истории России. <…>

И хотя многие связывают ухудшение экономического климата с войной, специалисты прекрасно понимают, что российская экономика исчерпала ресурс развития, который базировался на уничтожаемой открытости и свободе предпринимательства, еще до присоединения Крыма. Война на Украине резко и максимально болезненно обнажила эти тенденции. Климат похолодал, Кремль лишился тепличных условий. <…>

Сегодня путинский политический курс вызывает все более растущее беспокойство у российского бизнеса и правящих элит. Даже тех, кто был ему лоялен. Очевидно, что для Путина наступила осень.

Однако эта осень может быть очень длинной. России предстоит довольно долго стоять у постели больного императора, с ужасом наблюдая агонию режима. Процесс угасания будет очень болезненным для граждан России и опасным для международной безопасности.

Агония — довольно частое явление в политической жизни нашей страны. Опираясь на исторические примеры, мы можем описать наиболее вероятный сценарий на краткосрочную перспективу: медленная социальная деградация, сопровождающаяся развалом уже ослабленной экономики и дальнейшим разрушением политических институтов. На этом пути Россия неизбежно столкнется с потрясениями.

Сначала начнется брожение в рядах путинской политической элиты, развернется борьба между старой гвардией и новыми молодыми элитами. Это приведет к коллапсу правительства, что особенно опасно во время кризиса.

Затем, в попытке любой ценой вернуть стабильность, Кремль раскрутит маховик политических репрессий. Вряд ли масштабы достигнут сталинских, но большинство свобод, которые граждане получили за последние тридцать лет, будет утрачено.

Наконец, нравственная и культурная деградация приведет к укреплению религиозного радикализма, архаики и ксенофобских настроений. Попытки ограничить «тлетворное влияние Запада» обернутся масштабной охотой на ведьм.

Потенциальной мишенью станет любой образованный человек, даже далекий от политики и активизма. Любое нежелание присоединяться к актам агрессии и травли будет приводить к подозрениям в нелояльности. Это приведет к еще большей утечке мозгов, что в свою очередь еще сильнее ослабит экономический потенциал страны.

Обсуждать особо нечего. Путин не только не супермен, но и не бэтмен. Да и вообще при чем тут Путин, если разговор в Chatham House вроде бы шел о будущем?

Глеб Павловский: Меня не покидает вопрос. Вот "Длинная телеграмма" Дж. Кеннана - базовый, гениальный текст всей послевоенной стратегии Запада обходится без обсуждения Сталина, и без нюней, "когда этот страшный Сталин уйдёт". Не помню даже, упоминает Кеннан там Сталина хотя бы раз? А ведь это февраль 1946 - апогей всевластия одного человека над СССР: ничего подобного у Путина нет и не будет... Мой вывод такой: пока в России нет политических дебатов без слова "Путин" - Путин может спать спокойно.

Отчего же? Есть. Кирилл Мартынов говорит примерно о том же, о чем и Ходорковский (меняя противопоставление открытого и закрытого обществ на противопоставление «космическая мегаимперия – свободная торговля»), не упоминая Путина. Потому что он такой же космический мегаимперец, как и большинство его сограждан:

Вообще, драка сейчас идет по линии советский человек против laissez faire. Мощь русский космической мегаимперии против мощи капитализма и свободной торговли.

Это внушает некоторый умеренный оптимизм. Капитализм еще не в такие места пролезал, как нынешняя РФ, его голым русским миром не испугаешь.

Он был даже при Брежневе и есть в современной КНДР. <…> Нас, постсоветских русских можно было бы даже пожалеть (я сейчас не про войну, конечно). Мы выросли в таких местах, школах, городах, стройках, помойках и телевизорах, где нам постоянно рассказывали, что мы передовой отряд человечества. Мы вели негров в светлое будущее, защищали Анджелу Дэвис (кстати, видного современного политического философа в Университете Калифорнии сейчас), поворачивали реки против и по часовой стрелке, запускали спутник.

Дурачков спутник, как известно, до сих пор не отпускает, проклятые графоманские вопросы передаются морзянкой во все пределы Галактики: «Федор Михайлович, лама савахфани!».

В Африке, я слышал, в племени чокве тоже считают, что они самый важный народ на земле. То есть нормальное дело, но у нас еще была политинформация, журнал «Техника молодежи» и карта Советского Союза во всю стену красной кляксой.

Мы надуты мессианством как 2007 год нефтью по $100.

Маленький злой мальчик laissez faire не терял времени и тыкал в нас палочкой. Показывал, что наше место не в авангарде человечества, ведомого Эль Лисицким, Гагариным и Сусловым, но где-то между бразильцами и турками, может быть, рядом с индусами и определенно позади китайцев. Что нам надо строить не вселенскую церковь, не рай на земле, не русский мир, но индустрию и торговый центр.

Конечно, мы сорвались, психанули.

А кто бы не психанул, когда бы узнал, что он не гениальный, а обычный и рядовой, и его место в мире — 1,5% ВВП планеты? То-то.

(Для «леваков», которые считают, что Бэтмен, Призрак и Косой бьются в суши-барах на улице Артема против мирового капитала, за свободу трудящихся, напоминаю, что всемирная социалистическая революция по К. Марксу возможна после полной и окончательной победы капитала во всем мире. Т.е. в масштабах ЛНР/ДНР никак не получится забороть зверя, а в качестве передового примера для человечества народные республики пока не очень. Пламя не вспыхнет).

Здесь сразу три вопроса: мессианства (или, на языке Достоевского Ф.М., всемирной отзывчивости), пармезана и странно понятого в России марксизма. Начнем с первого. Мессианство, охватившее нынешнюю Россиию, точнее было бы называть гордыней, пишет Алексей Семенов на сайте «Псковская губерния»:

Национальную идею в России искали долго и мучительно. Но, кажется не зря мучились. В конце концов, кое-что получилось. Отмучились. Выбор пал на то, без чего сегодняшнюю Россию представить невозможно.

Как сказал в телевизионном интервью в субботу 21 февраля 2015 года безымянный участник московского «Антимайдана»: «Мы взяли Париж и Берлин. И Вашингтон возьмём».

Если послушать этих безымянных людей, то они летали в космос, писали великие оперы и романы, снимали великое кино, осваивали целину, освобождали Родину и врывались во вражеские столицы.

На самом деле ничего подобного они не делали. <…> Национальная идея нынешней России выражается в одном слове. И это слово – гордыня.

«Сегодня, на рубеже эпох, почётная и ответственная миссия поводыря народов мира выпала России». Казалось бы, совсем недавно подобные слова могли быть произнесены только такими маргиналами, как профессор Элеонора Мартынова.

Но в 2015 году о миссии «поводыря народов мира» постоянно рассуждают на федеральных каналах. С лиц ораторов не сходит выражение самодовольства. Оно очень хорошо сочетается с выражением ненависти. <…>

В голове этих людей Россия давно превратилась в центр мироздания.

В действительности собственно российские новости даже в самой России спросом не пользуются. Нам всё время подсовывают «новости» из Украины, как будто в России ничего не происходит. <…>

На этой пустоте и родилась гордыня. Гордыня любит пустоту. Она быстро её заполняет.

«Несчастью предшествует гордыня, а падению – высокомерие», как сказано в Библии.

Всемирную отзывчивость на верблюдах анализирует Константин Бандуровский:

Достоевский как-то говорил о русской всеотзывчивости, а меня как раз удивляет наша ригидность. За несколько десятилетий якобы либерализма и даже неолиберализма не были усвоены самые элементарные основы либерализма (равным образом как и марксизма, христианства и т.д.). Например, многие убеждены, что Адам Смит считал, что все люди эгоисты. Хотя, во-первых, общеутвердительное суждение легко опровергнуть одним примером (а значит и всю теорию либерализма, если этот тезис лежит в ее основе), а, во-вторых, получается сам Смит себе противоречил, будучи в первую очередь моральным философом.

Иначе говоря всеотзывчиво воспринимаются некие фразы, но при этом совершенно не обращается ни малейшего внимания на то, каков статус и контекст этой фразы - гипотеза это, или аксиома, или цитата, или ирония, или часть рассуждения от обратного... Зато удивительнейшим образом любую фразу можно вставить в свой собственный контекст, нимало не обращая внимания на противоречие и, скажем, воевать с православной Грузией или Украиной (88 процентов населения православные, причем большинство относится к УПЦ МП!) под православными лозунгами. Ну или, если вернутся к неолиберализму, требовать учебные программы, соответствующие очередным бюрократическим фантазиям, во имя эффективности и оптимизации.

О войне, Украине и Крыме (а также пармезане и его культурном значении) будут следующие посты – этот закончу конкретным примером оптимизации высшей школы.

Николай Иванов: Новости сегодняшнего Ученого совета одного петербургского вуза.

- Нам сократили финансирование на 15 миллионов (по залу хохот)

- Но нам еще повезло: кому-то на 23, а кому-то на 40 (одобрительные возгласы)

- Объяснять, куда уходят деньги, мы не будем, сами понимаете (кто-то начинает петь частушки)

- Теперь министерство отказывается от слова "эффективный" в оценке работы вузов (всхлипы и гыгыканья)

- Но у нас есть новая главная задача - стать "опорным" вузом (аплодисменты)

- Всего 6 вузов на Петербург могут быть "опорными", остальным будет не очень хорошо (продолжительные аплодисменты)

- "Опорными" мы можем сделаться только через Возрождение Легкой промышленности (некоторые бьются в истерических припадках, бурные продолжительные аплодисменты)

- (сам ректор ласково хохочет) Но вряд ли это все произойдет при нашей жизни (радостное ликование, зал встает, скандирует: "ура!")

Впору писать патриотическую оперу «Опорный». Хотя зачем? Все уже написано – и даже высочайше одобрено:

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG