Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская нефть REBCO и на бирже остается URALS


Название URALS используется для российской нефти с 70-ых годов прошлого века

Название URALS используется для российской нефти с 70-ых годов прошлого века

На торговой бирже Нью-Йорка в понедельник начались первые за многие десятилетия биржевые торги фьючерсами на российскую нефть. До сих пор ее экспортная цена определяется торговцами в портах Средиземноморья, которых ежедневно опрашивают аналитики специализированных агентств. В первые два дня торгов сделок не было. Как и самой нефти под контракты.


Российская нефть котируется на торговой бирже Нью-Йорка под аббревиатурой REBCO, что означает «российская экспортная нефтяная смесь». Она ровно ничем не отличается пока от той, которая известна как URALS и баррель которой всегда оценивается на сколько-то долларов дешевле, чем баррель более чистой Brent, нефти Северного моря.


Само название URALS используется и трейдерами, и нефтяными компаниями с 70-ых годов прошлого века, хотя официальное название экспортируемой из СССР нефти было иным – SEBCO, то есть «советская экспортная нефтяная смесь», напоминает главный редактор московского офиса британского агентства Argus Media Group Олег Кирсанов. «Когда СССР исчез с карты мира, в официальном названии слово «советская» заменили на «российская». Хотя по составу и качеству эта смесь никак не изменилась». В официальных контрактах она давно именуется REBCO, но между собой компании и торговцы по-прежнему называют ее URALS.


Качество REBCO-URALS лишь в будущем может измениться, если в ее составе сократится доля «тяжелых» сортов нефти – добываемых, например, в Татарстане или Башкортостане, говорит аналитик «Альфа-Банка» Константин Батунин: «Тяжелую» нефть можно перерабатывать внутри страны, а экспортировать – более «легкую». Только тогда сократится разница в цене между Brent и REBCO-URALS».


Биржевые контракты без нефти


На Нью-Йоркской товарной бирже 23 октября началась торговля не самой российской нефтью, а лишь так называемыми «фьючерсными» контрактами на нее. Они предполагают покупку или продажу сырья в будущем по согласованной ныне участниками сделки цене. Это – чисто финансовый инструмент. Более того, нет еще никаких гарантий физических поставок нефти в обеспечение этих контрактов: ни одна российская нефтяная компания пока не проявила интереса к этим торгам, говорит Олег Кирсанов: «Непонятно, как в этих условиях будет работать новый финансовый инструмент. И насколько успешными окажутся новые биржевые контракты».


В целом до контрактного исполнения доходит лишь малая часть объема торгов фьючерсами практически на все биржевые товары, иногда это может быть всего 1-2% от объема торгов, поясняет Константин Батунин. Вообще фьючерсные сделки чаще заключаются не для покупки реального товара, а для страхования таких покупок или последующей перепродажи товара. «То есть речь идет об операциях, которые помогают лишь определить рыночную цену товара. На данном этапе это - исключительно механизм, который позволит определить, сколько же действительно должна стоить российская нефть», - говорит Батунин.


Нефтяной экспорт через биржу


По планам правительства, к концу будущего года в России планируется создать собственную нефтяную биржу – в Санкт-Петербурге. Продаваться на ней будет та же нефтяная смесь REBCO - за рубли. Но вероятность того, что через эту биржу уже вскоре будет проходить значительная часть всего российского нефтяного экспорта, невелика. 50-75% всей экспортируемой российской нефти продается ныне по долгосрочным контрактам с зарубежными компаниями. И переходить на новую систему российские нефтяные экспортеры пока не планируют из-за пробелов в российском законодательстве, говорит Олег Кирсанов.


«Все такие сделки, по действующему законодательству, считались бы сделками типа пари, и, в случае их невыполнения, никаких обязывающих мер для участников биржевого контракта, не предусматривается. Пока эти проблемы не решены, экспортеры будут избегать таких сделок».


С другой стороны, полагает Кирсанов, биржевая торговля нефтью за рубли может оказаться весьма востребованной на внутреннем рынке. «Значительные объемы нефти продаются сейчас в России нефтеперерабатывающим заводам и большими, и мелкими компаниями. Но эти «торги» зачастую проводятся путем телефонных переговоров участников рынка».


В случае организации биржевой торговли в России, полагают эксперты, логично было бы торговать на одной бирже и нефтью, и нефтепродуктами. «Это был бы значительный шаг вперед, особенно для внутреннего рынка нефтепродуктов, - говорит Константин Батунин. – Ценообразование на нем станет более «прозрачным». На биржевых торгах определялись бы индикативные цены, с помощью которых легче доказывать сговор компаний-производителей, если таковой существует. Конечный потребитель только выиграет».


XS
SM
MD
LG