Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Антидарвиновский процесс в Петербурге


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская и историк религии Борис Фаликов.



Александр Гостев: В Петербурге состоялось судебное заседание по иску учащейся гимназии №148 Маши Шрайбер к Министерству образования России и Комитету по образованию городского правительства. 15-летняя девушка, интересы которой на процессе представляет ее отец, сотрудник рекламного агентства Кирилл Шрайбер, считает, что безальтернативное изучение теории Дарвина на уроках биологии ущемляет ее права и религиозные чувства. Истцы требуют приостановить изучение в школе теории Дарвина, как доминирующей гипотезы. Как поясняет Маша, ее смущает знание о том, что она произошла от обезьяны, а теория божественного происхождения человека привлекает гораздо больше.



Татьяна Вольтская: Первый антидарвиновский процесс состоялся в 1925 году в США, тогда школьного учителя приговорили к штрафу в 100 долларов за преподавание теории эволюции. В прошлом году за эту же провинность было оштрафовано несколько турецких учителей. И вот сегодня против присутствия теории Дарвина в школьных учебниках выступает петербургская старшеклассница Мария Шрайбер и ее отец Кирилл Шрайбер, которые считают, что преподавание теории Дарвина в школе лишает детей права выбора мировоззрения. С такой точкой зрения не согласна кандидат биологических наук Юлия Бояринова.



Юлия Бояринова: Мне кажется, что это действие школьницы является желанием как-то выделиться, совершенно не оправдано. Я открыла учебник дочери за 11-й класс. Упоминание о Дарвине нашла только на одной странице. Хотя нельзя отрицать, что весь учебник построен на основах дарвинизма, но там очень много данных по генетике, по молекулярной биологии, и я не могу рассматривать этот учебник, как однобокий.



Татьяна Вольтская: Эволюционное учение сейчас даже не называют дарвиновским, и противопоставить ему можно только креационизм, - подчеркивает Юлия Бояринова.



Юлия Бояринова: Креационизм говорит о том, что виды неизменны, что все они созданы Богом, и, по сути, отрицает эволюционное учение, хотя в последние годы в Америке последователи этого учения включили теорию Дарвина внутрь, как один из возможных вариантов.



Татьяна Вольтская: Мария Шрайбер и Кирилл Шрайбер в трактате «Человек разумный» пишут, что теория Дарвина «послужила псевдонаучным оправданиям всех кровавых революций, войн, массовых репрессий и казней ХХ века». Представители православной церкви тоже считают, что теория Дарвина в школе может преподаваться только как одна из гипотез. Говорит православный священник отец Вениамин (Новик)…



Отец Вениамин: Дарвинизм - это материализм, он возник в результате попытки перенесения идеи развития из техники в биологию, а когда люди хотят что-то найти, они непременно это находят. Современная теория эволюции, на мой взгляд, не имеет ни одного прямого доказательства своей истинности. Да, живые организмы похожи друг на друга, но это косвенное доказательство. Скажем, телевизор похож на компьютер, но это не значит, что компьютер произошел от телевизора: у того и у другого есть один творец.



Татьяна Вольтская: Мария и Кирилл Шрайберы считают, что дарвинизм безопасен только с виду, что он насаждает на всей планете «культ зверочеловечества». Об этом же говорит и священник Вениамин.



Отец Вениамин: Чему учит естественный отбор? Добей слабого, съешь слабого. Когда эта идея переносится в социальную сферу, возникает социал-дарвинизм. Нацисты были дарвинистами большими. Коммунисты производили селекцию по классовому признаку. Дарвинизм - это не просто теория научная, это вопрос и мировоззренческий, он имеет значительные этические последствия, низводит человека на уровень материи. Но дело не в обезьяне, а дело в том, что человек рассматривается исключительно, как материальное существо, которым можно манипулировать.



Татьяна Вольтская: Биологи считают, что если школьник интересуется другими теориями происхождения человека, он может найти их в интернете. Споры о теории Дарвина идут уже полтора века, теперь Октябрьскому районному суду Петербурга предстоит внести в этот спор свою лепту.



Александр Гостев: Дискуссии о божественном или естественном происхождении человека ведутся не первый год и во многих странах мира. Об особенности этого спора в российских общественных условиях мой коллега Андрей Шарый побеседовал с историком религии, доцентом центра сравнительного изучения религии РГГУ Борисом Фаликовым.



Борис Фаликов: Сейчас по всему миру усиливается противостояние между религиозным таким консерватизмом (в крайних случаях - фундаментализмом) и светскостью, секулярностью. Конфликты по этому поводу идут везде - и в Европе, и в Америке. В Америки более удачливы фундаменталисты, в Европе более удачливы секуляристы. Наша страна, вписываясь в этот мировой контекст, тоже не может обходиться без подобных дебатов и споров. Обычно говорят в связи с петербургским случаем, что, мол, папа девочки работает в пиар-агентстве, это способ дать раскрутку своему имени. Пускай это будет так. Но все равно это симптом довольно серьезных процессов. Как симптом, это чрезвычайно любопытно для анализа.



Андрей Шарый: Следует ли ожидать, что Русская православная церковь попытается использовать этот процесс тоже в своих целях?



Борис Фаликов: Я более чем убежден в этом. Уже есть первые признаки. Несколько, по крайней мере, православных батюшек высказались по этому поводу. В частности, отец Михаил Дудко. Конечно, это будет использовано именно так, как вы говорите, и это будет попытка заявить во всеуслышание о том, что, скажем, эволюционизм - это не единственно возможный взгляд на вещи, что возможен и креационизм, божественное творение этого мира Господом. В Америке креационизм очень силен, вплоть до того, что там более 50% американцев верят в том, что мир был сотворен, человек был сотворен Господом. Объясняется подъемом протестантского фундаментализма. А креационизм - это один из основных идейных пунктов фундаментализма протестантского. В православии все-таки это не так сильно выражено. У нас таких креационистов радикальных все-таки маловато. Поэтому, я думаю, что РПЦ все-таки проявит некоторую осторожность.



Андрей Шарый: Ответчиком в этом иске выступает фактически государство, Министерство образования. Вы можете спрогнозировать, какую позицию займет российская школа в этом вопросе?



Борис Фаликов: Уже более или менее понятно. А почему вы, собственно, считаете, что теория Дарвина - это единственное, что преподают в курсе биологии сейчас? Нет, возможны и другие варианты, мы не настаиваем на том, что это единственная научно верная теория. Существует много критиков. В сфере науки это можно оспаривать, подвергать критике и прочее, это духу науки нисколько не противоречит. Проблемы-то, собственно, нет никакой. Пожалуйста, давайте оспаривайте. В рамках науки, в рамках биологии оспаривайте теорию Дарвина. И учителя могут преподавать с учетом вот этой критики теории Дарвина. Это была бы, на мой взгляд, разумная позиция. Но в то же время о божественном происхождении человека следует, видимо, говорить на уроках религиоведения, если таковые будут введены. Не надо путать одно с другим. Ежели Министерство образования займет вот такую разумную взвешенную позицию, то такого конфликта, что ли, можно будет избежать.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG