Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во время "Прямой линии" Владимир Путин проигнорировал темы Чечни, Беслана и борьбы с терроризмом


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Александр Гостев: Многие эксперты обратили внимание на то, что президент России Владимир Путин во время «Прямой линии» и недавнего общения с народом в течение почти трех часов сравнительно немного внимания уделил проблемам Северного Кавказа. Отвечая на вопросы россиян, президент проанализировал ситуацию в Грузии, однако проигнорировал такие болезненные для всей страны темы, как Чечня, Беслан, борьба с терроризмом в регионе.



Олег Кусов: Одна из десяти передвижных телевизионных станций работала в ходе "Прямого эфира" с президентом России в дагестанском городе Каспийске. Вопросы, которые прозвучали во время включения из этого города, касались проблем занятости в регионе и российско-грузинских отношений. Тема нормализации положения в соседних с Дагестаном регионах - Чечне, Ингушетии, Пригородном районе Северной Осетии - не прозвучала ни в вопросах россиян, ни в ответах президента. Член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов обосновывает это тем, что чеченская проблема становится менее актуальной.



Сергей Арутюнов: Не происходит сейчас... как-то в СМИ мы не слышим особо вопиющих моментов, может быть, они там и происходят, но они в СМИ не попадают во всяком случае. Так что, наверное, на данный период чеченская проблема менее актуальна, это фоновая проблема. Вот этот самый антигрузинский скандал, скандал этой грузинофобии - это резкий всплеск на таком более-менее ровном фоне ксенофобного шума, все время происходящего в нашей стране.



Олег Кусов: Осуждение Владимиром Путиным, как он сказал, «выборочных действий по этническому принципу» и его призыв к правоохранительным и административным органам воздержаться от этих действий Сергей Арутюнов считает положительным моментом.



Сергей Арутюнов: Президент действительно имеет одно неплохое качество время от времени одергивать чересчур зарвавшихся головотяпов. Но, может быть, он мог бы это делать почаще. Но все-таки спасибо ему за то, что он иногда хотя бы это делает. И вот сейчас головотяпы более всего зарвались на грузинском направлении, вот он счел их необходимым в первую очередь одернуть. А на другое у него просто времени не хватило. Президент обращает внимание на наиболее крупные из них на данный момент.



Олег Кусов: Это было мнение члена-корреспондента РАН Сергея Арутюнова.


Главный редактор сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович считает, что президент России намерено умолчал о наиболее сложных проблемах Северного Кавказа.



Марина Литвинович: То, что президент в своем общении с народом российским не коснулся тем Беслана, "Норд-Оста" и других террористических актов и также ситуации в Чечне, говорит только об одном - о том, что продолжается стратегия на то, чтобы постараться как можно быстрее забыть об этом, сделать вид, что этого не было, забыть про людей, которые потеряли своих родных, близких, детей, забыть о том, что эти теракты обязательно нужно расследовать. То есть стратегия замалчивания, как показывает опыт, самая эффективная. У людей вообще короткая память, а если власть делает все, чтобы люди забывали, то это еще легче начинает забываться. Но люди, которые пострадали от терроризма, они посвящают борьбе за нахождение правды и виновных очень много времени, и этих людей очень сложно сломить, очень сложно запугать, они будут продолжать борьбу несмотря на то, что президент не хочет об этом вспоминать.



Олег Кусов: За «Прямой линией» с президентом России Владимиром Путиным внимательно следили и на Южном Кавказе. Руководитель Фонда каспийских исследований Вафа Гулузаде считает, что позиция президента России в отношении Грузии свидетельствует о том, что имперский курс Кремля по-прежнему не претерпел изменений.



Вафа Гулузаде: Я считаю, что Россия придерживается чисто имперских традиций в отношении Южного Кавказа, и поэтому она здесь проводит и политику тройных стандартов, даже не двойных стандартов. То есть она поддерживает, во-первых, сепаратистские режимы, вооружает их. События в Чечне... Чечню просто стараются представить миру так, как будто бы все проблемы там или решаются, или решены. На самом деле там ничего не решено. Этот народ хочет жить свободно на своей дедовской земле. А приезжают туда русские чиновники и говорят: это Россия. То же самое они говорят про Дагестан: это Россия. Огромное количество вооружений идет на Северный Кавказ. Северный Кавказ вообще сидит на штыках. Если бы не штыки, Северный Кавказ давно бы провозгласил независимость.



Олег Кусов: Вафа Гулузаде отметил, что наиболее серьёзные вопросы межнациональных отношений в России в ходе телевизионного общения с президентом были проигнорированы.



Вафа Гулузаде: Ни с чеченцами он не разговаривал, ни с башкирами не разговаривал, ни с какими-либо другими мелкими национальностями. Он говорил только с русскими. Но русские - они были недовольны своей жизнью. Когда репортер показывал толпу, которая стоит, то видно было, что эта толпа несчастна. Они были все плохо одеты, у них был мрачный вид. Ну, некоторые очень смелые вопросы задали. Вот один задал вопрос о том, что - вы видите, мы живем очень плохо, у нас безработица, поэтому люди пьют, сельского хозяйства нет. Все это создает впечатление, что политика Путина - это нефтедоллары, которые держат на плаву Россию, а настоящие коренные реформы, в которых нуждается русский народ, не сделаны. Я это говорю с болью, потому что я люблю русский народ, я люблю русскую культуру, я очень хотел бы, чтобы этот народ жил бы хорошо. А его сейчас пытаются отвлечь от своих проблем. Поощряется национализм, поощряется шовинизм, "Россия для русских" - лозунги. Как будто бы наплыв этих гастарбайтеров ухудшает жизнь русских! Да наоборот он улучшает, потому что эти люди там работают и весь свой заработок тратят в России. Как сделать, чтобы великие национальные богатства России шли на нужды людей?



Олег Кусов: Так считает руководитель Фонда Каспийских исследований Вафа Гулузаде.


XS
SM
MD
LG