Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Узаконенное жестокосердие


Мигранты во время экзамена на знание русского языка в миграционном центре

Мигранты во время экзамена на знание русского языка в миграционном центре

В Петербурге скончался ветеран, просивший власти разрешить вернуться из Узбекистана своей сиделке

Ветеран Великой Отечественной войны Геннадий Евстигнеевич Семенов умер, так и не дождавшись своей сиделки, которой работники УФМС запретили приезжать в Россию в течение трех лет.

Геннадию Евстигнеевичу было 93 года, во время Великой Отечественной войны он сражался добровольцем в Ленинградской армии народного ополчения, несколько раз был серьезно ранен. В 1943 году участвовал в прорыве блокады Ленинграда, затем освобождал Шлиссельбург, Пушкин и Кингисепп. После победы над фашистской Германией воевал на Дальнем Востоке против японской армии, дошел до Порт-Артура. Награжден двумя военными орденами и 22 медалями, в том числе "За отвагу", "За оборону Ленинграда", "За взятие Кенисберга", "За боевые заслуги", "За победу над Японией". Кроме того, Геннадий Евстигнеевич имел звания "Почетный гражданин города Сестрорецка" и "Заслуженный строитель РСФСР".

Геннадий Евстигнеевич каждый день спрашивал свою пожилую супругу, блокадницу, когда же вернется Озода, но, несмотря на все письма и обращения, обратно в Россию ее так и не пустили

В последнее время он много болел. Супруги Семеновы нашли сиделку Озоду Азимову, приехавшую на заработки из Узбекистана, и женщина не просто понравилась старикам, а стала членом семьи. Когда летом Геннадий Евстигнеевич собирался ложиться в больницу на операцию, она осталась с ним, несмотря на то, что по закону должна была срочно выехать в Узбекистан. Когда острый послеоперационный период прошел, Озода уехала. Предполагалось, что она скоро вернется, но этого не произошло: поскольку она не соблюла сроки отъезда на родину, сотрудники управления Федеральной миграционной службы запретили ей въезд в Россию на 3 года. Геннадий Евстигнеевич каждый день спрашивал свою пожилую супругу, блокадницу, когда же вернется Озода, но, несмотря на все письма и обращения, обратно в Россию ее так и не пустили.

Эта история стала известна благодаря некоммерческой организации "Фонд помощи трудовым мигрантам из Средней Азии", который пытался помочь ветерану вернуть сиделку, заботившуюся о нем не по несколько часов в день, как это делали работники, присланные из комитета по социальной политике, а круглыми сутками. Фонд организовал сбор подписей за возвращение Озоды Азимовой, писал во все инстанции, включая президента Путина, но тщетно.

– Сотрудники ФМС вынесли решение о запрете гражданке Азимовой в течение 3 лет въезжать на территорию Российской Федерации, – подтверждает начальник пресс-службы управления Федеральной миграционной службы по Петербургу и Ленинградской области Дарья Казанкова. – Причиной такого решения явилось несвоевременное пересечение ею государственной границы – она не выехала в установленные сроки за пределы Российской Федерации, то есть совершила административное правонарушении.

Дарья Казанкова поясняет, что уважительной причиной для такого поведения могла быть только собственная болезнь Озоды Азимовой, но никак не болезнь другого человека:

Позицию этой семьи, настаивающей на том, что Азимова стала для них незаменимой, я обсуждать не буду

– К нам обращался "Фонд помощи трудовым мигрантам из Средней Азии", с тем, чтобы мы открыли для нее границу, но сотрудники УФМС поводов для этого не нашли. Во всех случаях мы придерживаемся действующего законодательства, а кроме того, я не думаю, что Азимову невозможно было кем-то заменить. Позицию этой семьи, настаивающей на том, что Азимова стала для них незаменимой, я обсуждать не буду. Никаких нарушений, связанных с гражданкой Азимовой, со стороны сотрудников УФМС не было.

И, судя по всему, это правда. Чиновники ничего не нарушили, соблюли все пункты закона, но пострадал человек, отдавший все силы родине, рядом с которым не оказалось Озоды Азимовой, ухаживавшей за ним как за собственным отцом.

Сиделка действительно нарушила миграционный режим, в то же время я думаю, что возможность принять человечное решение есть всегда

– Это зеркало нашей жизни, миграционные правила ужесточались последние несколько лет, а с 1 января 2015 года ужесточились еще больше, и запрет на малейшее нарушение сроков выезда трудовых мигрантов из Российской Федерации часто приводит к жестким решениям, – говорит эксперт антидискриминационного центра "Мемориал" Ольга Абраменко. – И иногда это отражается на конкретных судьбах людей, которые привыкают к людям – вот, как в данном, случае, к сиделкам, которые заботились о них долгое время. Безусловно, это плохо сказывается и на самих мигрантах, которые иногда буквально не могут уследить за изменениями миграционного законодательства. И вообще плохо, когда правила постоянно меняются, особенно в сторону ужесточения. Говорят, мигрантов становится меньше, но я думаю, большого оттока все равно не будет в связи с не очень хорошей ситуацией в странах Средней Азии, так что все это очень печально. Конечно, в УФМС поступили по закону, сиделка действительно нарушила миграционный режим, в то же время, я думаю, что возможность принять человечное решение есть всегда. Нам, кстати, пришлось столкнуться с тем, что база данных, куда вносятся мигранты, совершившие подобные нарушения, работает с большими сбоями: к нам обратились несколько человек, которые были совершенно не виноваты ни в каких правонарушениях, но почему-то оказались в этой базе.

О таких случаях известно и другому эксперту антидискриминационного центра "Мемориал" Стефании Кулаевой:

Наказывают только мигрантов, а миграционная служба, которая тоже очень часто ошибается, никакой ответственности за это не несет

– Да, мигрантам теперь очень часто закрывают въезд в Россию, в основном, по решению суда, и действительно очень мало смотрят даже на уважительные причины нарушения миграционного законодательства. В базе данных нарушителей очень много ошибок, людям, попавшим туда без всякой причины, потом очень сложно доказать, что они на самом деле ничего не нарушали. А уж если человек действительно что-то нарушил, с ним поступают жестоко – запрещают въезд в страну на несколько лет. При этом наказания применяются в одну сторону – наказывают только мигрантов, а миграционная служба, которая тоже очень часто ошибается, никакой ответственности за это не несет.

Стефания Кулаева считает такой подход неправильным, она полагает, что должна быть возможность обжаловать решения УФМС в суде, возможность дифференцированного подхода – то есть иногда мигранту, нарушившему правила, можно было бы въезд и разрешить. А пока этого нет, ситуации бывают очень сложные.

– У нас был такой случай, когда женщина выехала на родину, оставив тут троих детей, а на границе обнаружила, что ей почему-то запрещен въезд назад. Бывают случаи, когда дети, выехавшие на родину, не могут вернуться к родителям. Мы сейчас как раз принимаем участие в написании отчета о нарушении прав трудовых мигрантов из Кыргызстана, в связи с тем, что комитет ООН будет рассматривать выполнение Кыргызстаном конвенции по правам трудовых мигрантов. В связи с эти мы недавно вспоминали историю, которая случилась с ребенком, находившимся в России легально, прекрасно учившимся в колледже. У него была какая-то ошибка в миграционной карте, и он выехал на родину, чтобы сделать новую карту, а обратно его не пустили. При этом он узбекского происхождения, родом из города Ош, ему вообще очень опасно возвращаться на родину, его семья оттуда бежала, там не осталось жилья, вообще ничего. И вот этот несовершеннолетний ребенок, ученик петербургского колледжа оказался на границе в одиночестве. В "операции по спасению" участвовало 4 страны, и уполномоченный по правам человека в Петербурге, и члены Общественной палаты, и правозащитники Кыргызстана и Казахстана, и в конце концов общими усилиями этот конкретный вопрос удалось решить – соединить семью. Хотя на самом деле это вообще незаконно – разделять ребенка с его матерью. Тогда мы чего-то добились, но мы целый месяц колотились в эту стену – и проблема решилась только в качестве исключения. А бывают трагедии из-за банальных ошибок в миграционных картах – недавно сотрудники миграционной службы задержали на улице трех детей Мусаевых 9, 11 и 13 лет, они находились в России законно, но у них была опечатка в миграционных картах, и их 48 часов держали под стражей, когда пришла мама, ее отвезли в другой отдел полиции. А в суде выяснилось, что это ошибка УФМС, эти люди ни в чем не виноваты, но какому же стрессу они подверглись! И кто заплатит за ошибку УФМС, какие меры будут приняты – да никаких. А мигранты не имеют права ни на малейшую ошибку, как вот эта бедная сиделка, причем в этой истории больше всех пострадала даже не она сама, а ветеран войны.

Это история о том, как бездушное право в очередной раз победило человеческие отношения

Жесткое миграционное законодательство присутствует во многих странах, его, как правило, объясняют соображениями государственной безопасности. Но история ветерана войны Геннадия Евстигнеевича Семенова и его сиделки Озоды Азимовой – это история о том, как бездушное право в очередной раз победило человеческие отношения – так ее видит преподаватель Петербургского университета, правозащитник Дмитрий Дубровский:

Россия тренируется нарушать права человека на мигрантах как на наиболее уязвимой и незащищенной группе

– Так происходит довольно часто, но на самом деле, если есть норма закона, то как раз хорошо, когда она применяется без всяких исключений. Тут дело в том, что сама эта норма была сформирована без понимания того, что такое трудовая миграция и зачем она нужна России. Да, есть права человека, есть право на передвижение, но России экономическая миграция нужна для нормального поддержания экономики. И если экономика в кризисе, то ужесточение миграционных норм – это верный путь в никуда. К сожалению, наша миграционная система изначально видит в мигранте потенциальную угрозу, а не просто человека, приехавшего на работу и готового платить налоги. И бесконечное ужесточение миграционных законов не защищает страну – оно защищает только коррупцию. В конце концов, это кончится тем, что мигранты будут выбирать другие страны, а не Россию, где условия их жизни постоянно ухудшаются. Есть тут и еще один важный момент – Россия тренируется нарушать права человека на мигрантах как на наиболее уязвимой и незащищенной группе, на которую, к тому же, направлена вся имеющая в обществе ксенофобия. Мигранты – это такой легальный тренажер, на котором тренируются все – полицейские, сотрудники УФМС, ксенофобные граждане, политики, и все это защищено законом. Я думаю, что если бы ситуация с мигрантами хоть немного улучшилась, то улучшилась и в целом ситуация с правами человека в России.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG