Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин снова ответил на вопросы российского народа



Владимир Кара-Мурза: Сегодня пошел традиционный телемост президента Владимира Путина с российским народом. Эволюцию стиля его общения с избирателями обсуждаем с Олегом Попцовым, писателем, бывшим руководителем телеканалов ТВЦ и ВГТРК. Что запомнилось вам из сегодняшнего телемоста, который проходит уже шестой раз?



Олег Попцов
Олег Попцов: Мне запомнилось хотя бы уже это, что он проходит шестой раз – это первое. Все познается в сравнении. Я очень хорошо знал стиль общения с прессой, с журналистами предшествующего президента Бориса Николаевича Ельцина. И прекрасно понимаем, что стиль Путина - это контраст. Во-первых, очень хорошо, что есть формат, и Путин на этот формат пошел. У журналистов всегда будет определенный момент недовольства, журналисты сторонники, чтобы превалировала форма пресс-конференции, когда главными игроками являются журналисты. Несколько обижает, что журналисты в этом случае становятся посредниками, а главными игроками являются общество, скажем так возвышенно, народ, что на самом деле и есть, и сам президент. И в этом смысле у меня всегда от такой работы превалирует положительное, нежели отрицательное. Кто-то будет говорить и будет справедлив, что вопросы сортируются, отбираются. Да, это так, безусловно. Хотя бы потому, что если два миллиона вопросов, все равно надо сортировать и отбирать, тут ничего не поделаешь. Путин ответил на 52, так что отбор должен быть. Но не надо делать вид, что вопросы не сортируются, не селекционируются на пресс-конференциях. Мы знаем, как ведут перед пресс-конференциями пресс-секретари президентов, как они предварительно проговаривают с руководителями каналов, радио и так далее и какая-то система проведения пресс-конференций отрабатывается, что совершенно правомерно. Этого не делается по отношению к иностранным журналистам, но наших отечественных время от времени выстраивают. И в этом нет ничего страшного.


Путин отвечал на вопросы очень свободно. И потом я хочу сказать, что это очень хорошая черта президента - он может отвечать на любые вопросы. Он человек находчивый, с мгновенной реакцией и он может отвечать на самые острые, самые неприятные вопросы. Другое дело, что окружение будет избегать этих вопросов. Поэтому, я считаю, что ответы были достаточно объемные, они были понятны. Где-то может быть до глубины ответы не доходили. Мне тоже понятно, почему это было. Но, тем не менее, она давала объем и стиль. И я могу сказать, ни один президент ни одной страны себе этого не позволяет, а Путин это себе позволяет.



Владимир Кара-Мурза: Тележурналист Сергей Доренко, теперь еще и писатель оценил профессионализм телемоста.



Сергей Доренко
Сергей Доренко: С телевизионной точки зрения, это было безупречно потому что он был одним из нас, такой скромный парняга, несмотря на то что он в представлении народном одновременно царь, жрец, он все-таки один из нас. Он сохраняет скромность, он пытается разобраться, он не напорист. И это очень нравится. И с точки зрения выбора тем, он все разруливал. Если мы говорим серьезно, если мы говорим о народном восприятии: народ-ребенок увидел отца заботливого, страна-женщина увидела мужчину, а политики увидели пенсионера, который собирается уходить. Сегодняшнее выступление в любом случае было вполне пенсионерским в этом смысле, и гарантом своего пенсионного будущего Путин избрал Запад.



Олег Попцов: Я думаю, что Сережа здесь прав, тем более в нем активно говорит писатель, он говорит образами, аналогиями. Это, конечно, трогательно. Но всегда надо понимать, если вы возьмете любое послание Путина, я слышал не одно послание присутствовал при этом, если вы после это выходите и идут люди, которые сидели в зале – коммунисты, ЛДПР, еще там наличие правых, кто угодно и каждый говорил: все правильно, он говорил специально для нас. То есть каждый слышал то, что он хотел бы от него услышать. Почему? В Путине говорит его прежнее «я», его прежняя работа. Ведь это не просто, когда вы приходите работать в разведку, важно, что вы оканчиваете отделение вербовки, завербовать человека - это большой талант. Я вам должен сказать, это просто так не проходит. Поэтому он очень быстро ориентируется и на каждую сферу, пенсионеры услышали, женщины услышали, дети рады, студенты в восторге, политические лидеры говорят - все понятно. Демократы ничего не могут сказать, он очень много говорил о демократии. Я тут с Доренко абсолютно согласен.



Владимир Кара-Мурза: Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика» и член Общественной палаты, гордится российским лидером.



Вячеслав Никонов: Команде Путина нет никакой необходимости слишком прибегать к режиссуре. Путин очень опытный, особенно в последнее время публичный оратор, для него действительно не представляет никаких проблем в течение трех часов общаться с любой аудиторией или с российским народом, как это было во время телемоста. Вообще из сегодняшнего выступления я сделал вывод, что эпоха Путина надолго. Неслучайно он подчеркнул невозможность для президента занимать свой срок три раза подряд. Неслучайно он говорил о том, что сохраняющийся потенциал народного доверия, который у него есть, позволит ему и дальше оказывать решающее воздействие на российскую политику. Я уверен, что это действительно так, у Путина будут шансы вернуться на пост президента и, конечно, он будет очень серьезной политической фигурой, занимая какой-либо государственный пост или даже не занимая.



Олег Попцов: Казалось бы, Никонов и Доренко - люди с совершенно разными взглядами. В этом есть мастерство Путина. Доренко говорит - нет проблем, сделано отлично, хотя он оппонент Никонова во многих вопросах. Никонов, оппонент Доренко, говорит: нет вопросов, все сделано отлично. Да, Путин очень четко сказал, мне очень понравилось как он определил, он уже не первый раз говорит, что не будет избираться, тем самым он демонстрирует уважение к конституции, что справедливо. И после стольких признаний, вот это желание надавить на него то ли Осетия, то ли Чечня, то ли Омск, то ли Томск. С одной стороны, можно сказать, что что-то такое холопское. Да не всегда. Люди живут по системе сравнения. Люди устали от дискомфорта политического. И я думаю, что последние четыре года Ельцина, да и предыдущие четыре года мы пережили, они были наполнены политическим драматизмом, они были наполнены столкновениями парламента и президента. Первая победа Путина, когда он эту проблему решил. Мы можем спорить, хорошо или плохо, но он ее решил.


Вы помните, когда пришел Примаков, Примаков пытался примирить, и был первый сдвиг во взаимоотношениях парламента и президента. Но это была недолгая стабильность. Так вот Путин эту ситуацию сделал. Да, есть момент, он говорил много об экономике. Согласен ли я со всем, что сказал президент? Я думаю, не совсем. Мы сегодня имеем удивительную формулу – рост без развития. Понимаете, это феномен экономический. Рост есть, а развития нет. Но то, что сегодня во весь голос признаем, что нет развития, что необходимо развитие, что нам необходим рывок. И когда он говорил, что тому, следующему будет очень непросто, потому что теперь выхода нет, надо обеспечить этот рывок. Поэтому можно говорить, что эпоха Путина имеет шансы на продолжение. Хотя все может быть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что недаром говорят: имеющий уши, да услышит. Я услышал сегодня у Путина что: это бесконечно уставший человек, говорит вещи, которые совершенно не присущие президенту, а должны слышать из уст премьера, министров. Он дал заявку на то, что президент в скорости будет просто представительная фигура, а вся власть перейдет к премьеру.



Олег Попцов: Я хочу сказать, что это правильно, что вы заметили. Но вы должны были, я чувствую, что вы интересуетесь политикой, вы должны заметить, как менялась философия управления Путина. Да, Путин на второй срок практически перевел все управление страной на себя. Еженедельно он проводит встречу с правительством, еженедельно члены правительства отчитываются перед президентом. В этом есть, с одной стороны, желание не потерять то, что завоевано, а с другой стороны, есть внутреннее недоверие в работоспособности и в эффективности работы чиновника. Путин дал пример движения по стране и сегодня мы видим, как, повторяя эту школу Путина, это выполняет Медведев, который мотается по стране и вправо, и влево, и на юг, и на север. И это есть хорошо, это гораздо лучше, нежели то, что уважаемый Егор Тимурович первый раз появился на заводе, когда он стал исполняющим обязанности премьера. И это в России. Но до того момента, пока это не начал делать Путин, правительство работал в таком же формате.


Я помню одну ситуацию, когда проводился такой телемост, по-моему, проводил его Греф, и он говорил с губернаторами. И кто-то из губернаторов возмущался данными, что у Германа Грефа не те данные. И тогда Греф дает задание помощнику, помощник убегает, возвращается и говорит ему на ухо: этого нет в компьютере. Вот это картинка. Нельзя страной управлять по компьютеру. Компьютер может помочь управлять страной, управлять по нему нельзя. Поэтому министры стали двигаться – это тоже есть заслуга. И мы должны это воспринимать как явление положительное. Мы говорим: вот он сказал о каких-то очевидных вещах. Его спрашивали об этих вещах, он о них говорил. Я вас уверяю, любой острый вопрос, он бы нашелся и прекрасно ответил. Тем более, что вопросы тоже были достаточно острые.


Задали бы вы какой-то свой вопрос? Я бы задал вопрос. У меня есть вопрос очень серьезный. В двух обращениях своих, посланиях президент говорил о коррупции. Я бы задал вопрос, сказал бы: Владимир Владимирович, почему до сих пор парламент не принял закона по борьбе с коррупцией? В чем дело? Почему этот закон принят во всех уважающих себя странах. Я знаю, и мы знаем, почему он не принял. Так вот может быть есть смысл употребить власть и заставить партию власти, которая имеет конституционное большинство в парламенте, внести этот закон и принять этот закон и не заменять его, сначала принять закон о монополии, против монополии. Да нет, надо принять закон о коррупции и не надо верить в то, что коррупцию в стране можно победить. Потому что стало общим местом, когда мы говорим: знаете, вешают не только у нас – это говорили в Америке. А мы теперь говорим: убивают не только у нас, коррупция не только у нас. Да рядовому человеку наплевать, где она есть, он хочет, чтобы она была в тех пределах. И уже теперь под разговоры, что коррупцию нельзя победить, Дворкович сообщает: вы понимаете, какая ситуация сложилась, теперь общество будет возражать против упразднения коррупции, потому что коррупция в определенной степени механизм управления. И он, употребляя коррупцию, может решить вопрос, и он в полном отчаянии, что будет, если ее не станет.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Александр Ципко, обозреватель «Литературной газеты», в восторге от увиденного сегодня.



Александр Ципко: Режиссура была видна - это шито белыми нитками. Но хотя бы честно были заданы те вопросы, которые волнуют людей и, надо быть честным, он проявил себя как очень квалифицированный человек. Если сравнить подполковника КГБ, который становится руководителем государства, с нынешним – это громадная работа. Человеку, который наблюдает Путина последние шесть лет, сразу видно, что он от многих либеральных иллюзий, связанных с возможностью рынка, что рынок все решит, отказывается. Это, по крайней мере, соответствует стабилизации и дает какую-то надежду на развитие демократического процесса. Я это ожидал, я уже об этом говорил десятки раз. Здесь, кстати, все солидарны, и либералы, и патриоты, и все на свете, что да, можно остаться у власти, но это надо сделать в рамках закона.



Олег Попцов: Я могу вам сказать, что я не увидел в Путине отказа от какой-то рыночной экономики, этого не было и этого с ним не произойдет. Другое дело, он правильно оценивает, что я-то вообще считаю, что все эти разговоры о том, что надо упразднить государственную собственность, являются нелепостью. Надо уметь управлять государственной собственностью и тогда она будет прекрасной и конкурентной. Надо оплачивать значительно менеджмент и делиться с ним частью прибыли и тогда государственная собственность будет работать эталонно. Если говорить о том, что в частной собственности нет кризисных явлений – есть, об этом показал опыт Японии. И не надо об этом говорить. Но Путин другое дело. Да, Путин реформатор-государственник, и это естественно, в этом сказывается в общем гены его прошлой профессии. Я вам должен сказать, только в одной сфере судили за измену родине – это в той сфере, в которой работал Путин. Потому что работники госбезопасности защищали независимость, безопасность государства. И государственник, он старается, чтобы государство не мешало, но имело право вмешиваться в критической ситуации. И тут я с Ципко согласен. Но я не увидел там желания отказаться от рыночной философии, рыночных реформ, нет, этого не произошло. Я должен расстроить - этого не произойдет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер. На меня лично выступление Путина произвело очень сильное впечатление, я его воспринял как очень умного человека. Но, скажите, пожалуйста, достаточно ли быть очень умным человеком, чтобы управлять такой страной как Россия? Мне кажется, тут необходима политическая мощь и политическая мудрость. Я лично ни у кого из высших политиков ничего подобного не видел.



Олег Попцов: Во-первых, вы правильно сказали, что для управления страной, представим себе ситуацию, что если бы не было ума, что бы вы говорили. Представим себе, что первых сто очков выиграны - ум есть. Признаем, что есть находчивость, для лидера страны ум плюс находчивость - это не минус, а плюс. Признаем еще правильно - Путин очень острожный человек. И наверное, я абсолютно уверен, что Путин, я в свое время сделал фильм «Ваше высокое одиночество», потому что власть одинока. Я понимаю, что верховная власть живет в зоне недоверия. Понимаете, первое лицо, я думаю, Путину это присуще, не доверяет. В этом тоже есть ментальность прошлого. Представьте себе, что если разведчик начнет кому-то доверять – он провалится. Поэтому его осторожность, он подбирает людей, только которых знает лично. Мы уже имеем в одном флаконе несколько достоинств, которые говорят о том, что это очень много. Есть ли мудрость? Мудрость приходит позже, когда есть возраст. Я думаю, что у Путина есть навык. В свое время Глеб Павловский сказал хорошую фразу, когда были выборы, все остальные выступления Павловского не стоит одной фразы, которую он сказал очень точно: все ждали, что на смену Ельцину придет генерал, а пришел солдат. И Путин показал, что у Путина есть одно качество, он показал, когда он пришел, ему надо было расти не вверх, а вниз, потому что его выбросило волной на огромную высоту. И ему важно было не потерять корней. И он это подтвердил, он не потерял – это правда. Доренко говорит - свой парень - да, правильно. Он шел по улицам Берлина, заходил в немецкий трактир – свой человек заходит. Так вы сумейте быть своим. В этом смысле, да, он сумел с этой задачей справиться. И я считаю, что если любой лидер нации будет показывать, что он не там где-то высоко, и он не формально под фотообъектив здоровается на улице, а он может его понять – это в пользу лидера нации.



Владимир Кара-Мурза: Бывший телеведущий Станислав Кучер поздравляет организаторов телемоста.



Станислав Кучер: Это была лучшая пресс-конференция Путина, и я сейчас имею в виду не столько манеру ведения Брилевым и Андреевой, сколько организацию мероприятия как такового, то есть вся пресс-служба Кремля, на мой взгляд, работала хорошо. Как никогда президент выступил в роли такого отца нации. Если до этого были вопросы, например, к кому нужно обращаться по поводу моих насущных проблем, то сейчас вопросы сняты - обращаться к президенту. В нашей стране есть две положительные составляющие - это президент и народ. С этой точки зрения я просто аплодирую ему и организаторам пресс-конференции.



Олег Попцов: Мне нравится, как все оппозиционеры сейчас объединились и все спустились в партер и аплодируют президенту. Ну что ж, президент выиграл сто очков у оппозиции в этом смысле. Я думаю, что если бы вы сегодня задали вопросы Михаил Михайловичу Касьянову, он бы нашел запал, что не так и так далее. Но бесспорно совершенно, здесь очень важно показать какой-то формат, стиль отношений. Очень важно, чтобы этот стиль отношений с нацией заразил чиновников, которые окружают Путина. К сожалению, когда я смотрю на сегодняшнюю власть, я вижу такую, как бы сказать, не толпу, - стая птиц, и вдруг вожак отрывается и летит впереди. Примерно мы сегодня имеем, когда вся власть отстает от вожака. И он понимает, что это может быть опасно, поэтому он как-то замедляет, позволяет догнать себя и потом говорит: господа, я беру управление на себя, вы меня поняли? Поняли. Все, слушай мою команду, и пошел.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте: Похоже, сегодня президент Путин помог быть русскому человеку быть более раскрепощенным в собственной стране. Вызвал его на откровенный разговор и сам открылся как человек. Сумел связать разорванные ниточки между российским обществом и властью, хотя власть у нас коррумпированная.



Олег Попцов: Вот знаете, мне очень приятно такие слова слышать. Когда я делал фильм «Ваше высокое одиночество» трехсерийный, как я уже сказал, там дело было не в моем диалоге с Владимиром Владимировичем, а там в этом диалоге участвовали пассажиры скорого поезда Петербург-Адлер, с севера на юг, в плацкартных вагонах. Там был такой же диалог простого народа со своим президентом. Когда я видел участие в диалоге, во-первых, там были не вопросы, они рассуждали о жизни и как бы говорили с Владимиром Владимировичем о своих переживаниях, как они видят. Во-первых, я видел, какой у нас мудрый народ. Ибо плацкартный вагон, не придуманный поезд, не придуманные люди. Какой у нас тактичный народ, какой у нас сострадающий народ и сопереживающий за человека, на которого легла такая ответственность. И каждый из них своим суждением старался ему помочь, подставить плечо. Меня это просто потрясло.


И вот то, что сегодня немножко другой формат, люди просто задают вопросы, они передают мяч на сторону президента, дают ему его разыграть. Ну что ж, он разыграл и прекрасно. И то, что люди почувствовали себя увереннее. Я участвовал в журналистском конгрессе в Дагомысе - это была «Другая Россия», не Россия, которая Касьянова, Россия за пределами Садового кольца. Она думает по-другому, она ощущает по-другому себя. У нее желание подняться во весь рост и заявить себя великой страной колоссально. И когда они говорили, как им мешает чиновничья мелкотравчатая рать, они говорили очень хорошо. Там были прекрасные чиновники, там был Хлопонин, они делали презентацию своих проектов. Это показывает, что сегодня в этом общении был тот народ. Он мог только задавать вопросы, а если бы ему дали еще высказаться, я должен вам сказать, мы бы увидели, какая это Россия. Потому что по вопросам, даже которые отобраны, они были масштабные - это бесспорно совершенно.



Владимир Кара-Мурза: По мнению тележурналиста Юлии Латыниной, обозревателя «Новой газеты», этот телемост стал имитацией демократии.



Юлия Латынина: Институт выборов как институт управления у нас ликвидирован, зато осталась такая картинка единения Путина с народом. Я подозреваю, что это сильно отредактировано. Когда человек, у которого 150 миллионов населения в таком режиме общается, то понятно, что да, это имитация общения вместо общения, это имитация демократии вместо демократии. Собственно мы видим, что в этой ситуации можно констатировать: батюшка ты наш ясный, да как же мы тебя любим.



Олег Попцов: Первая часть выступления Юлии Латыниной входит в противоречие с последней фразой. Сначала она выплеснулась как могла в своем стиле укуса, но потом она должна была признать, но, увы, батюшка, как мы тебя любим. Батюшка должен себя заявить, чтобы ему это сказали. Это первое. Никакая это не имитация. Так можно назвать имитацией все. Тогда пускай Латынина назовет мне не имитационную хотя бы одну пресс-конференцию проведенную. Не надо думать, что мною уважаемые младореформаторы, проводя такие встречи, не имитировали многие вещи. Я как-то провел самую первую конференцию Бориса Николаевича Ельцина. Он позвонил, я отказался от назначения, и он сказал: тогда пресс-конференцию мою проведете? Я ее провел, самую первую пресс-конференцию. Он еще не был президентом, он был главой Верховного совета. И вот тогда был полный зал. Вполне возможно кто-то может сказать, что это была имитация, хотя это не была совершенно. Когда ты начинаешь что-то выстраивать, чтобы не было бардака, потому что любую пресс-конференцию можно превратить в бедлам - это нормальные вещи.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Внимательно я смотрел телемост сегодня, такое впечатление создалось, что это предвыборный пиар. Потому что были вопросы удобные для президента, и он подолгу отвечал. И в-третьих, людям заранее раздали вопросы, и они действительно имитировали.



Олег Попцов: Вполне возможно, я не могу с вами не согласиться, что когда делается телемост, журналист выходит на точку и говорит: господа, давайте договоримся, мы можем задать четыре вопроса. Вот, пожалуйста, какие есть предложения? Давайте с вами отберем, кто будет задавать вопросы. У нас лимит времени такой-то, значит задаете вы, задаете вы. Вы говорите об этом, вы об этом. Пожалуйста, вопросы формулируйте сами, но тема вопроса такая-то. Да, это делается.


Теперь относительно предвыборного пиара. Как только кончился 2004 год, любое выступление Путина и все, что делается, говорят, что предвыборный пиар, учитывая, что будет 2008 год. В какой-то степени - да. Это не ставится задачей, но до выборов президента осталось чуть больше года, практически год четыре месяца. И у него будет зимняя пресс-конференция, которую он будет проводить, она тоже будет нацелена на 2008 год. Только это не пиар - это просто, чтобы все задумались, что 2008 год будет переломным. И когда мы будем идти на выборы и на выборы парламента, мы давали оценку партиям по-настоящему, по-серьезному. Мы должны давать оценку деятельности партий, а не деятельности административного ресурса. Вот это совершенно правильно. И Путин, да, в какой-то степени. Он отвечает в своей манере. Вот вопрос: «Согласны вы со мной, Владимир Владимирович?». «Не согласен. Следующий вопрос». Представляете, как люди скажут: я попросил его ответить, он сказал – «не согласен», что это за ответ президента? Вы бы тогда возмутились. Поэтому к этому надо относиться спокойнее. Но вы в какой-то степени правы – да, предвыборный пиар отчасти.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, констатирует провал всей затеи.



Станислав Белковский: Сегодняшнее общение Владимира Путина с народом запомнилось двумя ключевыми моментами. Момент первый: признание президента России, что он фактически не контролирует ситуацию в стране, и не управляет Россией. В частности, он не может дозвониться президенту Карелии ни в разгар драматических событий Кондопоге, ни в течение полутора месяцев прошедших после этих событий, ссылаясь на то, что глава региона Сергей Катанандов находится то в самолете, то в отпуске. И это несмотря на переход от выборности губернаторов к фактическому их назначению Кремлем. Когда Путину задавали те или иные вопросы про деятельность правительства, про ставки налогов, про те или иные реформы, которые не движутся, про нацпроекты, которые не дают желаемых результатов, Путин отвечал на эти вопросы так, как будто не он глава исполнительной власти, а кто-то другой. И существует некое правительство России, неподконтрольное и неподотчетное Путину, которое он может лишь мягко и робко попросить, но никак не приказать. Он говорил как человек, который не отвечает за ситуацию в стране, потому что еще не контролирует.



Олег Попцов: Господин Белковский, если бы Путин вел иначе, он бы сказал: мы увидели диктатора, который правит всем, никакой надежды на демократию у нас нет. Он сказал, что он не может дозвониться. Вы понимаете, в этом есть тоже хорошая режиссура. Но после этого он сказал, что он сейчас приедет, и мы объяснимся. Всем все стало ясно, дозвонился он, не дозвонился, ключевой стала последняя фраза - «мы объяснимся, у него будет со мной разговор», и уже понятно будущее этого чиновника. Мы можем сказать, что он точно так же сказал и о Фрадкове, который не мог найти виновников, которые сорвали закон по обновлению акцизных марок по алкоголю. Можно по-разному сказать. Но я думаю, что Фрадков, который слушал это… Вообще это стиль Путина. Путин, да, есть претензии, Путин не снимает людей с работы, он их передвигает с места на место. Кто-то может и возмущается – почему не повесили? С другой стороны, можно рассудить по-другому: а зачем давать человеку переходить в лагерь противников? Так он остается на виду на меньшей должности, но мы его контролируем. Почему вы не видите в этом мудрость и стиль?


Так что я не согласен с господином Белковским. У господина Белковского есть свой взгляд, я его очень ценю, интересный взгляд. Он уже нам определил, что господин Путин будет на международном посту, я это сегодня слышал, такие варианты есть. Кто-то сказал, что он станет секретарем Организации Объединенных Наций. Но поезд уже ушел, и через год он не приблизится. Мне совершенно ясно одно, что задача Путина, он это подтвердил, остаться игроком на политической сцене. Роль покажет жизнь. Думаю, что он будет связан с какими-то масштабными экономическими проектами, которые будут оказывать гигантское влияние на развитие нашей страны и на международную политику нашей страны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Два коротких вопроса к Попцову. Хочу сказать, что и Попцов прав, и Белковский прав. И прав, потому что если посмотреть, что Путин сделал с Яковлевым, то мы понимаем, как он прав. Я хочу сказать две оговорки по Фрейду. Во-первых, Путин сказал, я заметил: огромная разница в окладах высшего руководства и низшего руководства, и мы будем это сохранять. Потом поправился. И еще он сказал, ему задали конкретный вопрос, есть ли у него сотовый телефон. Он сказал: очень много, но они все не работают. Как разведчик он подтвердил, что он находится под контролем, и связаться он не может ни с кем никак. И вопросы Попцову: скажите, пожалуйста, когда вы своей фильм делали, вы знали, что это лебединая песня? И второй вопрос: когда была возможность смотреть за Млечиным «Версты», они почти в прямом эфире шли, была шикарная передача. Она вернется, как вы думаете?



Олег Попцов: Значит на первый вопрос, в виду того, что сегодня кто-то критиковал, что Владимир Владимирович очень долго отвечал на вопросы, отвечу коротко – да, знал. И когда я писал свою первую книгу «Хроника времен царя Бориса», знал ли я, что это вызовет реакцию власти? Знал, поэтому делал это сознательно. Всегда считаю, что я должен власти сказать то, что я думаю о ней тогда, когда она власть, а не тогда когда, она ушла в отставку, в мемуарах. Стрелять в спину, как делают некоторые, - это не очень корректно. Потом, нет, это моя позиция, я это знал. Я виноват перед вами, я упустил второй вопрос. Если можете, перезвоните, пожалуйста. Я отвечу на него.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: После очередной встречи я выяснил: Путин делает все, чтобы всем понравиться. Это, конечно, прекрасно. Но вот смотрите: рост ВВП за счет нефти у нас 14% каждый год, а реальный рост 6-7%. Вы телевизионщик господин Попцов, вы уберите нефть, и что останется?



Олег Попцов: Во-первых, я вам хочу сказать, что мы с вами сейчас не обсуждаем проблему, не говорим о том, какие вопросы в стране не решены. Да, на период Путина выпала золотая карта - цена на нефть выросла кратно и многократно. Если вы слушали, я уже сказал, что мы имеем удивительную форму развития - мы имеем рост без развития. То есть если мы уберем нефть - это будет для нас катастрофически. Но меня радует то, что мы пришли к понимаю того, что если мы сегодня не будет развивать собственного производства, мы будем беззащитными. Я вспоминаю Черномырдина, когда мы кидаем камни в тот огород, тогда нефть стоила 14 долларов. 14 и 70, как вы понимаете, - это большая разница. И когда мы сейчас говорим о национальных проектах, да, они робки по выделенным средствам, но это обозначило направление. Если мы начинаем вкладывать деньги в развитие, если мы начинаем национальное производство, у нас есть шанс остаться не энергетической колонией, а превратиться в великую страну. Я согласен с вами, что да, это очень серьезный вопрос. Я согласен, что наши экономические структуры кричат восторженно, опираясь на высокие цены на нефть. Пока мы проедаем то, что было сделано в советские времена. Увы, это так. Сегодня средняя зарплата учителя еще не достигла уровня 1985 года, естественно, в пересчете.



Владимир Кара-Мурза: Радиослушатели интересовались судьбой Леонида Млечина.



Олег Попцов: Вот, он сказал по Млечину. Я вам могу сказать, что скорее всего нет, не будет. Я не считаю корректным давать оценки людям, которые пришли мне на смену в канале ТВЦ. Это не мое телевидение, я делал другое телевидение. Но, как говорят, каждый имеет право на свое видение процесса. Задача или обязанность, право зрителя определить, правильно это или не правильно.



Владимир Кара-Мурза: Бывший заместитель министра иностранных дел России Федор Шелов-Коведяев, бывший народный депутат РСФСР, говоря о сегодняшнем телемосте, отметил неуклюжую режиссуру.



Федор Шелов-Коведяев: Было видно, что явно микрофон проносили между двух-трех поднятых рук, что, конечно, смотрелось довольно глуповато. Потому что если вы не можете справиться со своей задачей, то лучше как-то договориться, как-то самому суммировать разные вопросы. А куда делась та стабильность и безопасность, которая нам была обещана и широко объявлена, как состоявшаяся? Фактически страна вернулась с последними убийствами, с тем, что зарезали управделами ИТАР ТАСС и с тем, что убили кандидата в мэры одного из достаточно маленьких городков, мы фактически опрокинулись в ситуацию десятилетней давности.



Олег Попцов: Я хочу сказать, что Федя (я Шелова-Коведяева хорошо знаю), дорогой мой, когда вы смотрите публицистическое шоу по телевидению, когда вы видите, как человек поднимается в группу сидящих участников, берет микрофон, двигается с микрофоном. Потому что люди, когда вы говорите: кто хочет задать вопрос, говорят - я, я, я. Значит надо выбрать кого-то, к нему дать микрофон, потом кричат еще четыре, а ты знаешь, что может задать вопрос только два человека. Это совсем не значит, что их миновали и это режиссировали - это просто ситуация такая. Теперь относительно второго: Федор совершенно прав, беспредел, который доходит и это было сказано в вопросе, женщина сказала, что мы возвращаемся к началу 90 годов. И это было правильно сказано. Беспредел и то, что мы практически потеряли милицию, практически, когда вас останавливает милиционер, вы думаете, не переодетый ли это бандит - это приговор нашим органам. Да, это колоссальная драма сегодняшнего дня. Потому что коррупция пришла туда, куда ей путь была заказан. Она пришла в МВД, она пришла в прокуратуру, она пришла на таможню и она пришла в суды. Вот почему мы говорим, что закон о коррупции играет самую, едва ли не определяющую роль. Я вспоминаю всегда слова Шабовского, это депутат бундестага, мы как-то с ним дискутировали, я был в Берлине. Он обнял меня за плечи и сказал: господин Попцов, мы с вами построили демократию, которая не способна себя защитить. Поэтому все говорят - где державная рука? Потому что демократия оказалась беспомощной, поэтому мы придумываем варианты и называем ее суверенной.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Александра.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Олег Максимович, у меня к вам такой вопрос. Я слежу в последнее время за происходящим и не дает мне покоя одна мысль. Все политологи прокремлевского толка, оппозиционные и все люди, близкие к большой политике, утверждают как о свершившемся факте, что Путин останется, будет политиком, будет влиять на политическую жизнь страны. А вдруг повернется сценарий по-другому?



Олег Попцов: Сейчас очень модно, когда говорят историки, что это мы такие, потому что во всем виновато крепостное право. А потом говорят, что у нас воруют, да, мы такие, потому что было татаро-монгольское иго. А до этого мы вообще были святыми и так далее. Вы говорите совершенно справедливые вещи. Не надо, меня всегда удручают политологи, журналисты, которые стремятся лизнуть сначала руку, а потом еще что-то. Как и меня раздражают политологи, которые думают, как укусить. Всегда нужно быть здравым и прекрасно говорить, что лесть – это самое страшное. Если вы льстите, значит либо вы это делаете специально, чтобы погубить человека, либо всем хотите показать, что вы сами ничтожество. Вот этого всегда нужно опасаться. Да, это есть, когда я слушаю вчера человек, который ездил к Березовскому и говорил: почему все куски должны проплывать мимо нас. И вдруг сегодня он мне сообщает, что Путин не просто народный избранник, он послан нам богом. И когда я вижу этого политолога и писателя, которого я знаю столько лет, я опускаю глаза, мне это неприятно слышать.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, через год, когда будет такой же телемост 2007 года, услышим ли мы тогда хотя бы имя преемника?



Олег Попцов: Просить сообщать преемника за полтора года – это либо его уничтожить, вызывать волну, либо поставить в идиотское положение. Естественно совершенно, должна сохраняться тайна. Ведь что такое власть? Власть – это всегда тайна. И пускай тайна будет. Правильно, Путин имеет право назвать своего преемника, его нужно назвать очень точно. Я могу так сказать: так легла карта. Я не думаю, что Ельцин растил путин. Потому что для Путина предложение Ельцина было как снег на голову – это правда, я знаю в деталях, как была эта беседа. Я думаю, Путин этого не сделает, он сделает все продуманнее.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG