Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крым – съемочная площадка на фоне истории


"Самооборона Севастополя". 23.02.2015

"Самооборона Севастополя". 23.02.2015

Участвуют Мумин Шакиров, Владимир Притула, Ильми Умеров, Валерий Балаян

Владимир Кара-Мурза-старший: В канун приближающейся первой годовщины со дня так называемого крымского референдума и последовавшего вслед за этим присоединения Крыма к России, или, выражаясь языком международных юристов, аннексии Крыма, оживилась кинематографическая активность на полуострове. То есть Крым превратился в своеобразную съемочную площадку для самых разнообразных киноэкспедиций, каждая из которых пытается изобразить события годичной давности в наиболее выгодном для себя свете.

"Крым – съемочная площадка на фоне истории" – так мы озаглавили сегодняшнюю беседу с нашим коллегой Мумином Шакировым, который уже снял целую серию репортажей с этого полуострова.

Мумин, расскажите, пожалуйста, какие фильмы и темы вами начаты.

Мумин Шакиров: Уже вышла серия интервью с героями, с которыми я встречался в Ялте, в Симферополе, в Севастополе, в Бахчисарае, – тексты и саундтреки, то есть звуковые файлы. Теперь я готовлю серию видеорепортажей. Один из них мы анонсировали неделю назад, этот сюжет назывался "Национализация по-аксеновски". Я продолжаю собирать материал, этот репортаж в скором времени будет готов.

Сейчас я работаю над репортажем, который называется "Отказники", – это о тех людях, которые не приняли российское гражданство, получили вид на жительство или находятся в процессе его получения. Это рассказ о проблемах, с которыми они сталкиваются, в том числе и проблемах психологических.

И еще один репортаж будет посвящен порту Керчь, где я провел целый день. К сожалению, мне не дали снять все то, что я хотел, но все равно какой-то видеоматериал есть. Есть опросы и беседы.

Еще я сделал серию опросов в Симферополе, в Севастополе и в Керчи, чтобы прозондировать настроения людей, которые уже почти год живут на полуострове после аннексии Россией Крыма, – в новом для себя государстве.

Владимир Кара-Мурза-старший: Безусловным хитом предстоящих кинопремьер является фильм Андрея Кондрашова "Крым. Путь на Родину", где снимался глава Российского государства. Мы уже видели трейлер этого фильма. К сожалению, по законам авторского права мы не можем, пока фильм не прошел в эфире, его показать.

Но есть другая интрига. На страничках сайта телеканала РТР значатся два разных анонса: один – что фильм будет показан в воскресенье в 22:00, другой – что в понедельник в 22:00.

Мы хотели бы поинтересоваться у нашего коллеги Владимира Притулы, руководителя Крымского проекта Радио Свобода, чем он объясняет такое недоразумение, ставшее очевидным для всей страны. Что, авторы фильма не решили, на какой день назначить премьеру? Может быть, это связано с таинственным исчезновением главы государства? Или есть другие причины?

Владимир Притула: Действительно, объяснений нет. Как и нет объяснений того, где находится глава Российского государства. По Крыму ползут слухи, что он якобы в Севастополе. Во всяком случае, повышены меры безопасности в городе и в целом на полуострове. И появилось очень много бойцов чеченских батальонов, так называемых "кадыровцев". Но это все слухи.

А что касается того, будет фильм выходить или не будет, – может быть, это связано с тем, что президент России еще не решил, будет ли он в Крыму праздновать захват полуострова. Наверное, правильнее все-таки по российским законам сказать "присоединение". Но поскольку я нахожусь не на российской территории, я могу себе позволить так говорить. Сейчас в Крыму публично эту тему обсуждать нельзя, тем более – в каких-то средствах массовой информации.

Владимир Кара-Мурза-старший: Почему-то в Международный женский день показали трейлер этого фильма. Там была прямая речь главы Российского государства. И единственное, с чем ее можно сравнить, – это с его же прямой речью годичной давности, когда на вопрос о происхождении "вежливых зеленых человечков" Владимир Путин сказал следующее:

– Владимир Владимирович, можно уточнить? Люди, которые осуществляли блокирование частей украинской армии в Крыму, – в форме, очень похожей на российскую военную форму, – это были российские солдаты, это были российские военные?

Владимир Путин: А вы посмотрите на постсоветское пространство. Там полно формы, которая похожа на форму... Пойдите в магазин у нас, и вы купите там любую форму.

– Это были российские солдаты или нет?

Владимир Путин: Это были местные силы самообороны.

– Настолько хорошо подготовленные... Просто если мы сравниваем силы самообороны в Киеве...

Владимир Путин: Дорогой мой коллега! Посмотрите, как хорошо были подготовлены люди, которые орудовали в Киеве. Как известно, их готовили на соответствующих базах на сопредельных территориях – в Литве, в Польше, ну и в самой Украине тоже. Готовили инструкторы, готовили в течение длительного времени. Они же разбиты на "десятки", на "сотни", действуют организованно, с хорошими системами связи. Все функционирует как часы. Вы видели, как они работают? Абсолютно профессионально. Как спецназ. Почему вы думаете, что в Крыму должно быть хуже?

– Можно тогда уточняющий вопрос? Я забыл представиться – Илья Архипов, агентство Bloomberg. Принимали ли мы участие в подготовке сил самообороны Крыма?

Владимир Путин: Нет, не принимали.

– А как вы представляете себе будущее Крыма? И рассматривается ли вариант его присоединения к России? "Московский комсомолец".

Владимир Путин: Нет, мы не рассматриваем. И я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять свое будущее. И если это было позволено, допустим, сделать косоварам (косовским албанцам), если это было позволено сделать вообще во многих частях света, то право нации на самоопределение, закрепленное, насколько мне известно, и в соответствующих документах ООН, никто не отменял. Но мы ни в коем случае не будем провоцировать никого на такие решения. И ни в коем случае не будем подогревать такие настроения.

Владимир Кара-Мурза-старший: У нас на прямой связи Ильми Умеров, общественный активист, член Меджлиса крымско-татарского народа.

Ильми, наверное, вы неоднократно видели эту пленку. Здесь одна неправда, мягко скажем, на другой, и третьей погоняет. Можно ли купить в крымском Военторге танки, самолеты, бронетранспортеры, неуправляемые ракетные снаряды? И насколько искренен был президент, говоря, что не собирается присоединять Крым?

Ильми Умеров: Я в качестве примера приведу факт из истории тех дней. Я работал главой районной администрации в Бахчисарае, целый день общался с военными российских Вооруженных сил. И вечером, включив телевизор, услышал от Путина то, что мы сейчас слышали. То есть говорить о том, что можно купить в военторге форму или какое-либо вооружение, – это, конечно, чушь. Это не просто неправда, это оболванивание своего собственного населения. И говорить о том, что не собирались присоединять Крым, когда это много лет готовилось, по меньшей мере, безнравственно.

Владимир Кара-Мурза-старший: А в каких условиях в вашем районе проходил референдум? Некоторые называют его "голосование под дулами автоматов". Но оппоненты оспаривают такое определение.

Ильми Умеров: Ко дню проведения референдума весь Крым был заполнен российскими войсками, все воинские части были заблокированы, а сессия Верховной Рады Автономной Республики Крым, которая состоялась 27 февраля, проходила под дулами автоматов. Депутатов, которые не собрались на день раньше, 26 февраля, выискивали по домам, привозили, при входе забирали мобильные телефоны. Кстати, дата референдума несколько раз менялась. Принятие решения проходило, наверное, впервые в истории Верховной Рады без присутствия прессы, гостей, – были только сами депутаты и те, кто их контролировал.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на прямую связь вышел Валерий Балаян, режиссер, уроженец Крыма.

Валерий, к сожалению, мы не видели фильм Андрея Кондрашова "Крым. Путь на Родину". А насколько чистосердечен и искренен сам посыл, таящийся под таким названием, в ситуации, когда весь мир протестует против того, что случилось с Крымом?

Валерий Балаян: Я сейчас нахожусь на южной оконечности полуострова Чонгар, прямо перед мостом через Сиваш. Уже в течение пяти часов я здесь стою. Полная темнота. Мимо меня периодически идут толпы людей, видимо, с прибывающих автобусов с украинской стороны, чтобы пешком пройти пять километров. Сейчас плюс 3 градуса, ветер. Крымчане катят чемоданы, возвращаются домой. Вот это и есть путь домой.

А дополнительной пикантности придает такой факт. Несколько дней назад появились фотографии, которые разместила ФСБ, согласно которым украинская часть моста заминирована. Так вот, российская сторона почему-то держит всех людей и машины прямо на этой половине моста, хотя известно, что он заминирован, и даже количество ящиков посчитано.

Говорят, что до утра еще, возможно, будем стоять. А почему российская сторона пропускает три-четыре машины в час – я объяснить не могу. Фуры вообще стоят несколько суток. Около сотни легковых машин не пропускают. Непонятно, с чем это связано. Может быть, действительно, тут вопрос безопасности в связи с тем, о чем говорил Владимир Притула.

Что же касается событий годичной давности, – я был там как раз с момента появления "вежливых человечков". Операция была спланирована. Четкость сценария блокады всех важных, стратегических точек Крыма говорит о том, что это не могло быть спонтанным актом, это была разработанная спецоперация.

А по поводу результатов референдума мне рассказывали автомобилисты, что 16 марта прошлого года они проводили такую акцию: ставили свои машины с включенными регистраторами прямо напротив входа в избирательные участки. Это происходило не на всех, но на многих участках. И в конце дня они подсчитывали количество вошедших на участки людей. А потом смотрели на официальные результаты. И на многих участках было так: зашло 200 человек, а пишут – 1500. И конечно, 95 процентов "за". Я знаю, что в Бахчисарайском районе не было создано ни одного участка, в Белогорском – всего несколько. В общем, эти результаты волеизъявления крымчан, которые являются юридической опорой, на которые все время ссылаются, – очень сомнительны. За две недели нельзя провести референдум – это просто смешно.

Я зашел на один участок в Симферополе, и мне по моему паспорту с московской пропиской – без крымской прописки! – выдали бюллетень. Я потом его даже разместил где-то в социальных сетях. И подобные случаи известны, это было опубликовано.

Владимир Кара-Мурза-старший: Насколько легко (или, может быть, тяжело) работается кинематографисту на территории полуострова? Есть ли какие-нибудь препятствия, препоны, приходится ли как-то скрываться?

Мумин Шакиров: Никто не запрещает снимать на центральных улицах, в порту. Можно было работать. Другое дело, что нужно пройти сложную бюрократическую систему, чтобы добиться интервью. То есть те люди, которые хотят с тобой общаться, кто независим в своих суждениях, – с этим все нормально. Их не так много, но они есть. А что касается официальной точки зрения, чтобы сделать какой-то баланс мнений, – с этим сложно. Все мои попытки взять интервью у официальных лиц по темам, над которыми я работал, завершились ничем.

Более того, когда с помощью писем, разговоров, переговоров я попытался снять сюжет о порте "Крым" в Керчи, служба безопасности, полностью находящаяся под контролем российских силовых структур, не дала мне возможности снимать. Приходилось изощряться, снимая на мобильный телефон. Конечно, нужна аккредитация. А вот у федеральных каналов проблем нет. Они показывают документы – и снимают там, где хотят. У зарубежных компаний или независимых российских СМИ в любой момент могут возникнуть проблемы, когда ты будешь пытаться контактировать с официальными лицами.

Владимир Кара-Мурза-старший: Владимир, спустя недолгое время стали известны полусекретные списки награжденных за "крымскую операцию". Подтверждают ли они, что существовал спланированный сценарий по присоединению Крыма, и его действующие лица были отмечены властями?

Владимир Притула: Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хотел бы сказать, насколько легко или сложно работать в Крыму кинематографистам. Сегодня задержали нашего коллегу, который снимает для крымского проекта Радио Свобода "Крым. Реалии". Его задержала полиция, когда он пытался снимать одно из официальных зданий. Снимал не только он, но и еще несколько десятков журналистов, у которых тоже возникли проблемы. А они просто ждали, когда выйдет пока не арестованная, но задержанная коллега-журналистка. Сегодня представители ФСБ провели обыск в ее доме, в доме ее родителей. Семь часов длился допрос. Есть случаи с журналистами, в том числе с видеооператорами, очень много снимающими в Крыму, – им не дают снимать, им разбивают камеры, их забирает "самооборона", полиция, передают в ФСБ, проходят многочасовые допросы, запугивание и так далее. Снимать очень сложно.

Что касается списков. Действительно, среди тех, кто награжден официально, мы видим очень много "знаковых" людей. Что касается Крыма, то здесь были массовые награждения так называемой "самообороны". Хотя фактически "самооборона", то есть вооруженное местное население, во время всех этих событий играла лишь второстепенную роль. Конечно, ключевую роль здесь играли российские военные. Тогда они были без опознавательных знаков, но с новейшим вооружением, на новейшей технике, сначала без номеров, а потом уже никто и не стеснялся – с российскими военными номерами. Эта техника шла колоннами из Керчи, из Севастополя. Сначала войска перебрасывались воздухом и морем. Я помню, в конце февраля недалеко от Симферополя на военный аэродром Черноморского флота России один за другим в течение получаса садились борты, которые разгружались, а потом выходила техника – БТРы, новые бронированные машины, которых в Крыму никогда не видели. Потом эта техника шла из Керчи через переправу, которая была захвачена в первые же дни. Параллельно через Керченскую переправу шли автобусы, автомобили с казаками с Северного Кавказа. Именно эти казаки контролировали все центральные площади, блокировали административные здания и так далее. Так называемая "самооборона", которая потом выставлялась главным действующим лицом, на самом деле была на вторых ролях. В первую очередь это были казаки, специальные подразделения российской армии, подразделения Черноморского флота. И 14-15 марта прошлого года все воинские части, абсолютно все административные здания были заблокированы российскими войсками, так называемыми "зелеными человечками".

Владимир Кара-Мурза-старший: Теперь в России есть праздник – День "вежливых людей", то есть День спецслужб.

Мумин Шакиров: Я хотел бы отметить, что моя поездка была несколько недель назад, когда ситуация была не такая напряженная, как сейчас, когда местные власти вместе с Москвой пытаются отметить годовщину, как они называют, присоединения, референдума и так далее. Когда я работал, у меня был единственный инцидент, когда меня задержали в порту "Крым" и под конвоем сопроводили на российский берег и обратно. Но при этом у меня не изъяли то, что я снял. Наверное, было какое-то везение.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я предлагаю сейчас посмотреть сердцевину будущего большого репортажа "Отказники".

– Секс – это хорошо. Я его люблю, когда я этого хочу.

– Вид на жительство может получить только тот, кто написал отказ.

– Какая наша родина? Все мои одноклассники говорят, что Россия, а я говорю – Украина.

– Ощущение того, что у тебя нет возможности выбраться отсюда, выехать куда-то, уже само по себе создает ощущение определенной тюрьмы.

– Никто, даже те, кто принял Россию и придерживается мнения, что все-таки Россия – это хорошо, даже они не могут привести аргумент в пользу того, что стало лучше. Вот это в корне.

Мумин Шакиров: На конец прошлого года в Крыму на миграционный учет было поставлено более 60 тысяч иностранных граждан. Это официальные данные Управления Федеральной миграционной службы по Республике Крым. Около 7 тысяч граждан Украины сдали документы на получение разрешения на временное проживание и вида на жительство в аннексированном Россией полуострове. Примечательно, что все те жители, которые получили за 11 месяцев аннексии российские паспорта, от украинских не отказались.

– Украинский паспорт выбросили?

– Нет. Есть. Мало ли что...

– Например?

– Ну, кто знает?.. Ситуация меняется каждый день.

– То есть вы не исключаете, что...

– А я ничего не исключаю. Как будет – так будет.

Мумин Шакиров: Найти и получить комментарий резидентов Республики Крым, которые получили вид на жительство по принципиальным соображениям, не так просто. Люди боятся говорить.

Жительница военного городка Новофедоровка в Сакском районе Екатерина Миронова получила вид на жительство и не исключает, что у нее в любой момент могут возникнуть неприятности из-за ее убеждений.

Екатерина Миронова, домохозяйка: Мы зависли над пропастью. Мы не знаем, что с нами будет. Может быть, послезавтра придут и скажут: "Вы – не граждане этой страны, валите отсюда!" Да, мы здесь резиденты. Мы потеряли столько времени, чтобы получить эти документы, но я не знаю, защитят ли они нас.

Мумин Шакиров: Екатерина временно не работает. На ее шее – дочь-инвалид и маленький сын школьного возраста.

Антон Миронов, инженер-энергетик, супруг Екатерины, также получил вид на жительство. Антон не скрывает разочарований в связи с тем, что Крым стал российским. Но еще больше у него претензий к украинским военным, которые не оказали сопротивления так называемым "зеленым человечкам".

Антон Миронов, инженер: А как вы себе представляете бюджетную организацию, в которой я провел всю свою сознательную трудовую деятельность, платил налоги, содержал этих дармоедов. А когда пошла оккупация, они кроме как гимн спеть, больше ничего не смогли. Гимн и я могу спеть!..

– Крым стал российским...

– Мы только "за".

– А для вас?

– Я что в Украине нормально зарабатывал, что в России...

– Не "паритесь" по этому поводу?

– Можно и так сказать.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мумин, по-моему, люди говорили довольно свободно...

Мумин Шакиров: Задаешь безобидные вопросы: "Как вы относитесь к тому, что Крым стал российским?" И большинство из тех, с кем я беседовал, конечно, за присоединение. Но когда начинаешь дальше разговаривать – какие дивиденды, какие выгоды, то, конечно, в первую очередь люди говорят о пенсионерах, которым действительно повысили пенсии. А когда начинаешь говорить о ценах в магазинах, то тут уже начинаются сомнения. Потому что цены давно перегнали пенсии. И о тех дивидендах, о которых говорили несколько месяцев назад, сегодня уже говорят очень сдержанно.

Владимир Кара-Мурза-старший: Ильми, по-моему, заблокировали карточки VISA, которые выпущены в Крыму, и банкоматы не работают. Какие издержки понес полуостров за этот год с точки зрения удобств цивилизации?

Ильми Умеров: Надо обязательно сказать о том, что всех жителей Крыма, по большому счету, обманули: банковская система не заработала, мост не построили, туристов не привезли, обещанных высоких зарплат не дождались, цены выросли. Покупательная способность рубля изменилась примерно в 4-5 раз. То есть инфляционные процессы обгоняют реальную жизнь. Вот такая ситуация в Крыму.

Владимир Кара-Мурза-старший: Валерий, как сейчас развивается местный малый бизнес, промышленность, банковская система? Действительно ли за год ситуация на полуострове стала хуже?

Валерий Балаян: Я живу на Южном берегу, в небольшом поселке. Эйфория, которая была год назад, осенью у всех закончилась, потому что крымчане, которые живут возле моря, все сдают квартиры, а сами живут на дачах, в гаражах. Мелкие предприниматели – это бизнес по обслуживанию туристов. И крах туристического сезона прошлого года ударил по всем. Я бы сказал ключевое слово – "разочарование", но оно больше молчаливое. Появилось то, чего в Крыму раньше не было, – у людей появился страх. Люди раньше могли обсуждать все что угодно, ругать Януковича, украинскую власть, а сейчас происходит шушуканье друг с другом. Многие лишились рабочих мест. Предприниматели уехали на материковую Украину. Ну и блокада со стороны Украины – здесь не ходит ни один поезд. В сторону Джанкоя не идет ни один состав. И все прекрасно понимают, что россияне на самолетах не сделают те 3-4 миллиона туристов, которые каждое лето приезжали в Крым, на которых, собственно, и держалась экономика полуострова.

Действительно, ни один банкомат не работает, нельзя ни снять деньги, ни положить. Появился российский банк РНКБ, в котором какая-то своя система, не VISA и не MasterCard. Это местная система. Цены действительно выросли. С 1 января бюджетникам платили какие-то доплаты, почти равные размеру зарплаты, учителям, врачам – 10-15 тысяч, и к этому добавляли еще столько же, – а сейчас все доплаты убрали. И бюджетники остались со своими 10-15 тысячами рублей. При таком скачке цен, при девальвации рубля почти в 2 раза, в общем, это все достаточно плачевно. Ничего особенно радостного я сказать не могу. Эйфория улеглась. Люди смотрят на все протрезвевшими глазами.

Владимир Кара-Мурза-старший: Владимир, говорят ли об этом местные средства массовой информации?

Владимир Притула: Что касается местных средств массовой информации, то все они находятся под контролем новой российской власти Крыма – телевидение, радио, большинство печатных СМИ. В Интернете есть определенные проблески, иногда проскакивает какая-то информация, которую можно оценить как недовольство, обеспокоенность нынешней политической и социально-экономической ситуацией в Крыму. Особенно это связанно с так называемой национализацией, когда под этот каток попадают и те люди, которые искренне радовались приходу российских войск. Средства массовой информации в Крыму – это больше средства пропаганды.

Но пока есть Интернет, и резонансных случаев блокирования каких-то сайтов пока не было. Хотя сегодня в Севастополе заблокировали какой-то местный сайт из-за критики местной власти. Но информацию из Интернета крымчане получают. И мы видим, что в социальных сетях крымчане обмениваются своей обеспокоенностью, разочарованием в нынешней ситуации, сожалением, что не оправдались их надежды. А многие искренне верили в то, что будет лучше. Но оказалось все совсем не так, как они ожидали. С другой стороны, есть люди, которые признают, что стало хуже, но, тем не менее, говорят, что согласны терпеть и камни с неба – лишь бы была Россия. Хотя таких публичных заявлений в социальных сетях все меньше и меньше. На телевидении это звучит довольно часто, потому что крымское телевидение, к сожалению, находится под очень жестким идеологическим контролем.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мумин, вы осознаете, что ваши фильмы являются прорывом информационной блокады о ситуации в Крыму? Ведь судя по словам Владимира, достоверных материалов с полуострова больше нет.

Мумин Шакиров: Я не думаю, что это какой-то прорыв блокады, но какую-то картину я пытаюсь описать. Вот Владимир говорил про "национализацию по-аксеновски". В предыдущем нашем разговоре как раз был фрагмент о том, как действует местная власть, официально называя эти действия "национализацией". А на самом деле это передел собственности или отъем бизнеса. И многие люди, с кем я беседовал, они не просто поддержали присоединение Крыма к России, а активно в ней участвовали: приводили людей на референдум, ездили в Киев и устраивали там "Антимайдан". То есть люди искренне верили, что с приходом России жизнь улучшится, бизнес будет процветать. Именно у этой категории людей сейчас отнимают бизнес, мешают работать.

Конечно, я нашел тех людей, которые не боятся говорить. Владимир совершенно справедливо говорил о том, что страх колоссальный. Говорить откровенно с человеком, который пытается что-то скрыть, очень сложно. Но тут есть элемент везения, я считаю. И потом, есть люди, которым хочется выговориться, несмотря ни на что. Думаю, что-то новое мне, наверное, удастся рассказать.

Владимир Кара-Мурза-старший: Ильми, наблюдаются ли рецидивы шельмования крымско-татарского народа, который был в свое время депортирован по ложному обвинению в сотрудничестве с оккупантами? Потом довольно бестактно выступил глава Российского государства, который депортацию объединил крымских татар и немцев Крыма. Хотя мы знаем, что немцев депортировали в первые дни войны, а крымские татары пострадали гораздо позже. Оскорбляет ли крымско-татарское население полуострова это пренебрежение национальной гордостью?

Ильми Умеров: В Крыму за последний год начали происходить некоторые вещи, которые раньше не наблюдались. Наших лидеров, в том числе Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова и еще несколько человек, не пускают на территорию Российской Федерации, в том числе на территорию Крыма. Хотя мы по сей день Крым считаем территорией Украины. И мы не считаем, что здесь есть государственная граница. Возбуждены уголовные дела "3 мая" и "26 февраля". 3 мая – это день, когда Мустафу Джемилева не пускали в Крым. Несколько тысяч крымских татар собрались его встретить, но им это не удалось. И в результате около тысячи человек были оштрафованы, несколько человек задержаны по этому уголовному делу. А 26 февраля – это вообще абсурдное уголовное дело, потому что в этот день год назад около Верховной Рады Крыма проходил митинг, который организовал Меджлис крымско-татарского народа. И на том же месте Сергей Аксенов собрал общественное движение "Русское единство". Была цель – предотвратить принятие сепаратистских решений в Верховной Раде. Не удалось собрать кворум, сессия не состоялась. Мы думали, что мы надолго отбили охоту заниматься сепаратистскими делами, принимать сепаратистские решения, но оказалось, что мы ошиблись. В ту же ночь в Крыму появились "зеленые человечки", захватившие здание Верховной Рады и здание Совета министров. 27-го числа была сессия, на которой были приняты соответствующие решения.

В течение этого года происходили исчезновения людей. Более двух десятков человек при различных обстоятельствах исчезли, некоторые из них потом были найдены мертвыми, на некоторых – следы пыток. Неизвестна судьба четырех человек. Кроме этого, были внезапные обыски в мечетях, в общеобразовательных школах, в домах простых крымских татар, активистов национального движения, активистов религиозных организаций.

18 мая – это день депортации крымских татар в 44-м году. Каждый год 18 мая мы отмечали на центральной площадки Симферополя День памяти и проводили многолюдные мероприятия. В прошлом году нам запретили его проводить.

У каждого народа, в том числе и у крымских татар, есть свои национальные символы – герб, флаг. У нас есть День флага, и раньше в этот день мы проводили мероприятия на центральной площади. В 2014 году нам это запретили. Кроме того, есть несколько мероприятий меньших масштабов, но не менее значимых, которые нам тоже запрещают проводить.

И все, что я сейчас постарался вспомнить, является одной большой акцией по устрашению крымско-татарского народа. Потому что крымско-татарский народ – это, наверное, единственная политическая сила, которая не признает юрисдикцию Российской Федерации в Крыму. Меджлису крымско-татарского народа последнее время очень тяжело находиться и работать в Крыму, тяжело собирать кворум, потому что четыре члена Меджлиса предали идею Меджлиса и стали работать с властью и во власти, семеро находятся на материковой части Украины, не имея возможности приехать в Крым. То есть у нас возникают проблемы с кворумом, у нас есть проблемы с офисом. Но, несмотря на это, мы регулярно собираемся, принимаем соответствующие решения и заявления, активнее ведем правозащитную деятельность.

Владимир Кара-Мурза-старший: Валерий, как интеллигенция Крыма относится к тому, что Россия стала хозяйничать даже в вопросах истории полуострова? Установили большой памятник "ялтинской тройке", а на самом деле – генералиссимусу Сталину, который является палачом населения Крыма, оставив о себе кровавую память.

Валерий Балаян: Многие забывают о том, что немецких колонистов и греков выселили буквально в начале войны. Кроме того, выселяли 9 тысяч болгар, около 15 тысяч армян. А на вокзале в Симферополе висит огромный плакат, на котором написано, что они придумали День депортации болгар, армян и греков, отделив их от татар. Очень странная политика. Это была этническая "чистка". Крым освободили вообще ото всех. И на эти не остывшие очаги приехали по оргнабору люди, которые сегодня называют себя коренными крымчанами. На самом же деле, это люди, переселенные из внутренних областей России, в частности из Псковской, Владимирской, Воронежской, Ярославской и так далее. Хотя если посмотреть статистику за 38-й год, за предвоенный период, этнография Крыма была совершенной иной. Вот такая печальная и непонятная история. Зачем отделять крымских татар от всех остальных пострадавших?.. А ведь крымские татары – главные, коренные жители Крыма на сегодняшний день. Но они сегодня изгои. Сегодня многие татары боятся ходить по одному, потому что были случаи исчезновения людей. И татар негласно называют "пятой колонной".

Я стою здесь в ночи, вижу этих людей, которые идут пешком, с чемоданчиками, с грудными детьми на руках, чтобы перейти четыре километра по Сивашу, и думаю: Господи, ведь сколько простых людей пострадали от всего этого, они не скажут, не пикнут об этом, – но это страдание очень многих людей. Они оторваны от семей, у них исковерканы судьбы. Я сейчас видел одну девочку с украинским паспортом, которую высадили из автобуса. Ей исполнилось 25 лет, и она ехала в Украину, потому что у нее просрочен паспорт. Ее высадили из автобуса, и российские пограничные органы заявили, что она должна ехать в Ростов, в консульство Украины, чтобы там взять какую-то справку на возвращение, потому что ее паспорт недействителен. Она просто рыдала! Эта крымская девочка, видимо, не взяла русский паспорт, осталась с украинским паспортом. И ее посылают сейчас из Чонгара в Ростов, в консульство, чтобы приклеить несчастную фотографию. Вот так по судьбам простых людей проехала ужасающая колесница.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мумин, вы сказали, что в фильме у Кондрашова очень богатая реконструкция с участием массовки. Не лучше ли было рассказать правду о ситуации в Крыму, чем восстанавливать зачастую ложные страницы якобы героической обороны Севастополя в Первую Крымскую войну, когда город пришлось сдать?

Мумин Шакиров: Я видел фрагмент, несколько минут. Снято с размахом. Явно готовится пропагандистское кино для того, чтобы красочно возвысить человека, который режиссировал эту спецоперацию, – главу государства. И расписать, насколько все население "на ура" восприняло присоединение, которое мы называем аннексией.

Ну, премьеру перенесли с воскресенья на понедельник. Что-то там пошло не так.

Владимир Кара-Мурза-старший: Мне кажется, что-то вырезают про Януковича.

Мумин Шакиров: Может быть, что-то вырезают. Понятно, что затрачены огромные средства, чтобы сделать пропагандистское кино. Это же не первый и не последний раз. Думаю, мы еще увидим размах этого проекта.

Владимир Кара-Мурза-старший: А каковы ваши творческие планы? Какие темы у вас есть в "журналистском портфеле"?

Мумин Шакиров: Я хочу рассказать о порте Керчь. Некоторые это без иронии называют "дорогой жизни". Сейчас коллеги рассказывали, что трудно пройти через Чонгар и другие пункты. Тем более, там еще и мост заминирован. Стоят днями, неделями трейлеры с продуктами питания. Кстати, продукты, которые привозят с Украины, априори дешевле, чем те, что поступают из России. И люди, которые живут в Крыму, привыкли к тому, что цены с материка приемлемые. По крайней мере, до аннексии были приемлемыми. В общем, дискомфорт в этом отношении полный.

А про порт Керчь мне хочется рассказать, что это за переправа, как она работает, что говорят люди о ней. Это, скорее, будет трейлер, визуальный образ этого порта. В годы войны там был построен мост, который просуществовал полтора месяца, по-моему, потом его смыло. Вот на этом я тоже сделаю акцент, а также и на том, как функционирует эта переправа. Вернусь к сюжету о "национализации по-аксеновски", я должен его завершить. И будем надеяться, что 16-17-18 марта, когда будут основные даты, мне удастся пару своих репортажей выложить на нашем сайте.

Владимир Кара-Мурза-старший: А продолжается ли драматическая история этого полуострова времен Российской империи, когда он становился сосредоточием конфликтов, в том числе и международных?

Мумин Шакиров: У меня такое ощущение, что драматические события еще, наверное, впереди. Потому что наступает разочарование. Конечно, пока люди терпят, пока еще есть какой-то запас прочности. Но что будет дальше... Это же не может продолжаться вечно. Когда цены в Крыму будут такими, как в Москве, откуда людям брать деньги?.. Я не знаю, сколько еще люди смогут это терпеть.​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG