Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подведение итогов шахматной борьбы за звание чемпиона мира и переход футбольного чемпионата на календарь "осень – весна"


Валерий Винокуров: Мы поговорим о главных публикациях минувшей недели. Это подведение итогов глобальное шахматной борьбы за звание чемпиона мира и дискуссия, которая развернулась практически во всех средствах массовой информации и на телевидении, о переходе футбольного чемпионата на календарь осень – весна.


Что касается шахмат, то здесь я просто порекомендую нашим слушателям два издания. Журнал «Коммерсант-Власть» опубликовал большую статью, там не только можно почерпнуть сведения о всяких скандалах, которые сопутствовали предыдущим матчам, но здесь история борьбы за звание чемпиона мира. В частности, мы как-то вспоминали, кто был в последнее время победителем чемпионатов по нокаут-системе, и, например, упустили, что был Вишванатан Ананд самым первым. И финалистов не всех помнили. Владимир Акопян был в первом полуфинале. Это про чемпионаты ФИДЕ, они отдельно вынесены, потому что, конечно, классические все чемпионы перечислены подробно. Чтобы завершить эту тему, сообщу, что все скандальные ситуации очень подробно описаны в газете «Версия». Так что мы читать эти огромные статьи не будем, тем более, что у нас уже есть звонок.



Олег Винокуров: Из Лыткарино Геннадий на связи.



Слушатель: Я хотел о футболе поговорить, о нашем чемпионате, о переходе на систему осень – весна.



Валерий Винокуров: Это одна из тем сегодня.



Слушатель: Я думаю, что стоит попробовать. Просто у меня такой вариант, что 12 команд в высшей лиге и по круговой системе в три круга. Третий круг причем проводится в южной части страны.



Валерий Винокуров: Поняли, Геннадий. Единственное, что здесь все в принципе правильно. Только никто никогда не пойдет на сокращение команд.



Дмитрий Морозов: Тем более до 12, такое резкое, на четыре команды.



Олег Винокуров: Потому что когда шла речь про то, что надо повышать уровень советского, потом российского футбола и так далее, переход на осень – весна был только первый этап, а сокращение высшей лиги – второй шаг. Он всеми рассматривался как тоже очевидный. Тут логично все выстраивается.



Валерий Винокуров: Да, Геннадий все правильно говорит, только вот знакомство со всеми публикациями, еще к тому же я специально посмотрел, что мне несвойственно, телепрограмму, потому что в ней участвовал наш постоянный автор Роберт Воскеричян. Ему, конечно, практически сказать то не дали. Но смысл вот этого всего обсуждения сводится к тому, что есть такое выражение: тот, кто хочет сделать дело, ищет способы, как сделать, а тот, кто не хочет делать, ищет отговорки и оправдания, почему это не следует делать. И, к сожалению, среди тех, кто считает, что не надо делать, оказалось много журналистов молодых и среднего поколения, судя по тому, что я читаю. А если будет возможность, расскажу, как начиналось. Именно журналисты поднимали этот вопрос еще в Советском Союзе.



Олег Винокуров: Слушаем звонки. Артур из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хотел вас познакомить с небольшими медиа-новостями из Санкт-Петербурга. Но вы очень интересную тему задали по проведению чемпионата по системе осень-весна. Поэтому я постараюсь все быстро изложить. Может быть, это ток-шоу новое появилось у нас в Санкт-Петербурге на канале «Сто», называется «Футбол: про и контра». В этот понедельник мне удалось посмотреть его. Там участвовали журналисты питерские, пишущие о футболе, и пригласили двух футболистов «Зенита» Аршавина и Радимова. Они обсуждали не только игру «Зенита», они обсуждали еще и игры Лиги чемпионов «Спартака» и ЦСКА. Но, пожалуй, я выделю из всего этого разговора достаточно любопытного две вещи. Сначала кто-то из журналистов сказал о том, что «Арсенал» не очень хотел играть, не очень хотел выиграть. И скорее, не ЦСКА выиграло, а «Арсенал» проиграл. Потому что «Арсенал» играл достаточно мягко, убирал ноги в столкновениях и так далее. В общем, у него ситуация достаточно спокойная, в его группе, сезон длинный, и поэтому они решили поберечься и не показали той игры, которая бы могла дать возможность ему сопротивляться более эффективно. Естественно, говорили немножечко о руке Анри, что никто ее не видел, кроме судьи.



Валерий Винокуров: Да, потому что ее не было.



Слушатель: То есть в этой связи у меня сразу закралась такая мысль крамольная о том, что как-то все это странно. Рука Анри невидимая, очень мягкие наказания болельщиков ЦСКА за постоянные нарушения в Лиге чемпионов. Я не знаю, как это комментировать и какие выводы из этого делать. Но факты налицо.



Валерий Винокуров: Поскольку мы тоже не знаем, как это комментировать, расскажите что-нибудь еще про эту программу. Про осень-весна шла там речь?



Слушатель: Маленькое дополнение по поводу высказывания Аршавина о матче со «Спартаком» и «Локомотивом». Он сказал, что мы плохо сыграли в атаке со «Спартаком», в частности, потому что в «Спартаке» есть Жедер, а в «Локомотиве» такого Жедера нет.



Валерий Винокуров: Хорошее наблюдение.



Слушатель: Видимо, в «Рубине» тоже много таких жедеров.



Валерий Винокуров: Видимо, да.



Олег Винокуров: Предлагаю оценить невидимую руку Анри так: что это компенсация, поскольку в жизни всегда действует закон компенсации, за руку Джибрила Сесе, забившего гол ЦСКА в матче за Суперкубок.



Валерий Винокуров: Когда выбил вратарь. Причем это более ценная компенсация. Там то очки были ни при чем, а тут очки считаются.



Олег Винокуров: Но там зато трофей. Это я к тому, что вот так оно в жизни все и компенсируется.



Слушатель: Еще пару слов о системе осень-весна. Вы, наверняка, знаете мое мнение, мы много спорили с вами на эту тему.



Валерий Винокуров: Я не помню. Вы противник?



Слушатель: Я – противник этой системы. Я даже скорее так скажу, что мы можем, конечно, переименовать осень в весну, лето в зиму и наоборот. Но от этого мало что изменится, кроме названия. Поскольку ведь мы все равно делаем паузу в три месяца между осенней частью и весенней в чемпионате. И учитывая наши все реалии, я думаю, что через три месяца это будет совершенно другой чемпионат.



Валерий Винокуров: Это хорошая мысль, я обязательно вам отвечу, потому что придерживаюсь другой точки зрения, другой чемпионат будет или нет.



Олег Винокуров: Евгений из Дмитрова.



Слушатель: У меня есть два предложения при переходе на систему осень-весна. Мне кажется, намного интереснее было бы провести чемпионат в один круг, а не в три, потому что здесь повышается ценность каждого очка и каждого матча, а если это все затягивать на три круга, то вообще можно потерять интерес к чемпионату, особенно если одна команда оторвется от других.



Валерий Винокуров: Евгений, но этот же вопрос рассматривался. Про три круга это сказал только Геннадий из Лыткарино.



Олег Винокуров: Нет, Геннадий имел в виду другое, что чемпионат сократить в три круга между двенадцатью командами, каждый чемпионат. А Евгений имеет в виду переходный.



Валерий Винокуров: А переходный и не будет в три круга, он все равно, если и будет, то все равно это будет в два круга, только растянется немножко.



Олег Винокуров: Теперь уже ясно, что ничего не будет.



Валерий Винокуров: Нет, все-таки на 10 ноября они еще отложили, снова будут рассматривать.



Слушатель: Еще у меня предложение есть: к матчу со сборной Англии постелить в Лужниках травяной газон. Если придет полный стадион, то окупится за одну игру.



Валерий Винокуров: Я думал, что вы сейчас пошутите и скажете: вообще, убрать траву и играть на песке.



Олег Винокуров: Сергей из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Меня очень интересует обстановка в связи с протестом «Зенита» на легионеров в Казани. Насколько перспективна ситуация? И насколько она обоснованна?



Валерий Винокуров: Мне кажется, что обоснованна. И мне же кажется, что бесперспективна для «Зенита». Что кажется вам, коллеги?



Дмитрий Морозов: Для «Зенита» да, конечно, бесперспективна.



Валерий Винокуров: Абсолютно бесперспективна, конечно, это безусловно. Но обоснованна вообще любая претензия, потому что я тут смотрю какие-то матчи и просто никак не могу понять… Хоть три россиянина должно быть на поле. Поскольку я иногда их не обнаруживаю, ломаю голову, вдруг выясняется, предположим, что в «Сатурне» Алексей Еременко проходит как россиянин, хотя является гражданином Финляндии и играет за сборную Финляндии. Конечно, может быть, у него двойное гражданство, но факт, что он проходит как россиянин. А играть за Россию не имеет права. Так что нам кажется, что ни к чему не приведут никакие в данном случае протесты.



Дмитрий Морозов: Еще противники, кстати, перехода на систему осень-весна утверждают, что по системе весна-осень, как сейчас в России играют, в Финляндии, в Норвегии, в Эстонии играют. Но, во-первых, Финляндия, Норвегия, Эстония не входят в элиту мирового футбола, как известно, это во-первых. А во-вторых, та же самая Финляндия и Норвегия постоянно прогрессируют, в отличие от России, которая, наоборот, опускается в рейтинг-листе.



Валерий Винокуров: Можно просто сказать, что в Европе из 52 стран, входящих в УЕФА, в 13 странах календарь весна-осень. Что теперь делать? Мы можем, во-первых, ничего не делать. Я просто хочу обязательно Артуру ответить. Артур, за то время, что идет это обсуждение, а началось оно, я без ложной скромности должен сказать, с моей статьи, которую я написал где-то в начале 80-х годов. Тогда все говорили: «Подумаешь, чудачество». Надо сказать, что Лобановским у меня были всегда конфликтные отношения, но это единственный пункт, который нас сблизил. И раз в два года по принципу «Карфаген должен быть разрушен» об этом говорил. Это уже почти четверть века прошла. Но при этом доводы все время менялись. В то время в Советском Союзе не было, например, проблемы легионеров. Она появилась 15 лет назад, когда сборная России почти целиком состояла, наполовину, как минимум, из игроков, игравших в Испании, Англии, Германии и так далее. И вот когда сборная начинает играть, они приезжают в одном физическом состоянии, а те, кто играет в России, в другом. Вот этот сейчас взял и отпал. Отпал почему? Потому что никто не играет из игроков сборной, или, может быть, один иногда попадет из играющих за рубежом. Значит, довод отпал, но появляются новые. Этот довод отпал почему? Потому что класс снизился настолько, что никому не нужны теперь российские игроки на Западе в сильных в футбольном отношении странах. Зато здесь россиян почти не осталось, все в основном легионеры решают все вопросы. В этом смысле много статей сейчас пишется о том, как пока сборная играет, все думают, где же россияне, а когда сборная не играет, все делают ставку на легионеров. Но Артуру один я скажу довод: это будут не другие чемпионаты. Вот мы закончили первый круг в ноябре, предположим, или в начале декабря, как сейчас. Я на втором месте, Артур, а вы – на предпоследнем, или наоборот, я буду на предпоследнем, а вы – на втором. Как мы проведем эти три месяца? Вы будете думать только о том, как бы потом подняться, а я буду думать о том, как бы не вылететь. И следовательно, в психологическом даже отношении мы эти три месяца проведем не так, как сейчас проводят: полное расслабление.



Олег Винокуров: В общем, никакого отдыха бедным футболистам. И тут они должны думать все три месяца.



Валерий Винокуров: Отдыха нет. Но еще последнее, Артур. Решающие матчи будут проходить на хороших полях, не на ноябрьских, а на майских, когда определяются чемпионы – все представители в еврокубках. Доводов много, давайте лучше послушаем, что другие скажут.



Олег Винокуров: Кирилл Николаевич из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Одним вопросом вы сейчас ответили: решающие матчи должны проходить в такое время. Мне как болельщику все равно, как называется. Мне главное, чтобы играли без перерыва с мая по сентябрь в хорошую погоду, на хороших полях. А если уже суждено играть весной дополнительно и осенью, чтобы это было как в хоккее, в уютном стадионе с чипсами и музыкой.



Валерий Винокуров: Как в Норвегии, скажем так, на футболе, когда зима, а сиденья для зрителей подогреваются, крыша всех закрывает, бережет, поле теплое. Вот как надо сделать.



Слушатель: Возможно ли это? И второй вопрос по поводу «Зенит» - «Рубин», это я не хочу обсуждать. А вот ситуацию с 8-9 легионерами, мне кажется, надо не оттягивать, как Мутко, а просто срочно решать. Ну что это за реформа на несколько лет? Давайте все-таки побыстрее ее разрешать. Это невозможно так тянуть.



Валерий Винокуров: Кирилл Николаевич, тут такие деньги замешаны с этими легионерами.



Дмитрий Морозов: У них же долгосрочные контракты.



Валерий Винокуров: Конечно, если сейчас это очень быстро прервать, то тогда такие потери.



Дмитрий Морозов: Хотя президент директиву выдал.



Олег Винокуров: Да, президент страны подключился.



Валерий Винокуров: Потому что а что же ему остается делать? Он же тоже смотрит. Ну, хочется же президенту своей страны увидеть на футбольном поле своих граждан - тех, которые потенциально могут голосовать за него и за его преемника, как сейчас модно говорить.



Олег Винокуров: Слушаем Сергея из Московской области.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, вы сказали, что в 80-х годах вы написали статью. Но в 1976 году мы переходили на осень-весну.



Валерий Винокуров: Нет, Сергей, это не так.



Слушатель: Мы провели первый круг, объявили чемпиона весеннего. Потом должен был начаться первый круг следующего чемпионата, потом это втихую отменили.



Валерий Винокуров: Сергей, все было не так, чего я буду слушать, когда вы рассказываете неправильно? Слушатели же тоже могут услышать неправильное нечто. Тогда судьба сборной в 1976 году была вручена киевскому «Динамо». Киевское «Динамо» поставило условие, что пусть будет два чемпионата: весенний и осенний.



Олег Винокуров: В котором они участвовать не будут.



Валерий Винокуров: В весеннем они участвовали дублирующим составом, там всего два-три матча провели основным составом, а в осеннем играли основным составом. Поэтому, Сергей, не было никакого в этот момент намека на переход на календарь осень-весна. Просто было два однокруговых чемпионата.



Олег Винокуров: Но там же все совпало, что киевское «Динамо» и в Лиге чемпионов играло, и чемпионат Европы был, и Олимпийские игры. И под это дело их освободили.



Валерий Винокуров: Конечно, от первого весеннего чемпионата. Вы тогда могли привести пример еще 1936 года. Тогда тоже первый чемпионат СССР был весенним, а второй был осенним в том же году. Но это никакого отношения к переходу на календарь осень-весна не имеет. Поэтому зачем же мне приписывать себе лавры, если бы их не было?



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: Я хотел спросить, как переходила Украина на систему осень-весна? И высказаться хотел по поводу игры «Спартака». Мы помним прекрасно, как он обыграл «Арсенал», но в этом году «Бавария» просто разгромила «Спартак», при том, что «Бавария» состояла из игроков, которые больше половины игроков участвовали в чемпионате мира в составе сборной Германии. Я могу понять довод главный противников перехода на осень-весна. Главный минус – это, естественно, поля. Но еще давно, в середине 90-х годов, в «Футбольном клубе» Василия Уткина было интервью с Анатолием Байдачным, который в то время тренировал «Жемчужину», и он предлагал как раз базы на то время, когда плохие поля будут, чтобы играли на юге, где поля гораздо лучше, чем в Москве.



Валерий Винокуров: Что касается игры «Спартака» тогда когда-то с «Арсеналом» и потом впоследствии много раз с «Баварией», здесь можно только одно сказать, что это другой «Спартак». «Арсенал» и «Бавария» за это время остались на своем уровне, а «Спартак» за эти все годы стал ниже уровнем. Если с «Баварией» в течение года сыграла четыре матча, 12:2 было в пользу «Баварии». Если сейчас 4:0 произошло, то ничего не изменилось. Посмотрим теперь, что будет в ответном матче.



Олег Винокуров: В ответном матче все будет непросто. Там же искусственный газон будет. Там все будет для «Баварии» не так легко и удачно. Теперь мы слушаем из Липецкой области звонок, Евгений на связи.



Слушатель: Как известно, последний тур в чемпионате России по футболу в Премьер-лиге 26 ноября состоится. Очень поздно. Наверное, в это время уже на всей территории России будут очень низкие температуры. Но матч состоится в любую погоду. У меня в связи с этим вопрос: существуют ли какие-то правила в уставе ФИФА или УЕФА, которые регламентируют температуру?



Валерий Винокуров: Конечно, существуют. И качество поля тоже – принимает судья или не принимает. Имеется в виду зимой, когда лед. Помните, тогда игру «Спартака» с «Лидсом» не разрешили проводить, потому что поле было очень скользкое. До минус пятнадцати раньше было, может, сейчас немножко даже уменьшили эту цифру, можно было играть, если не меньше, чем минус пятнадцать. Но вообще, мы же помним, вот вы говорите про 26 ноября, помните решающий матч в буран, снег проходил ЦСКА – «Локомотив». Это вообще к футболу отношения не имеет. Это просто поставить галочку, что завершили чемпионат. Это тоже один из доводов. Я говорил о том, что доводы приходят и уходят.


Ведь когда раньше речь шла об этом, в начале 80-х годов, когда мы подняли, буддировали эту тему, ее открыли, тогда же можно было начинать играть в Узбекистане, Казахстане, Азербайджане, Армении. Тогда же мы ездили ранней весной, турнир проводил «Советский спорт» «Подснежник». В 1966-67 году на всех полях Ташкента, Самарканда, Ферганы, Андижана проходили эти матчи. И этот турнир два года просуществовал, он назывался «Подснежник», это была такая подготовка очень хорошая. Я помню, как мы изготавливали из хрусталя такой хрустальный подснежник. Но потом этот довод отпал, потому что сейчас, естественно, в России южных регионов – таких, где можно очень рано играть, стало значительно просто меньше. А еще к тому же ветхие стадионы. Может, в Сочи появятся.



Дмитрий Морозов: Если учесть, что Сочи, возможно, - будущая столица Зимних игр, то в России вообще не осталось теплых регионов.



Валерий Винокуров: В общем, поэтому я говорю, что доводы одни приходят, другие уходят. Но вот все эти доводы настолько важны и необходимы. И слушатель спросил, как Украина переходила? Очень просто, потому что там влияние Лобановского было значительно большим. Как только он вернулся с Ближнего Востока, где работал несколько лет, сразу сказал: «Переходим и все». Мне кажется, что чемпионат в один круг провели. Мне кажется, что так переходили, не в три круга, а в один.



Олег Винокуров: Слушаем Павла из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Как вы думаете, Андрей Шевченко в «Челси» сейчас играет на том же уровне, как он играл в «Милане», или он стал играть хуже в связи с возрастом?



Олег Винокуров: Трудно сказать. Судя по результативности, по голам, которых стало значительно меньше, практически вообще прекратились они.



Дмитрий Морозов: В последнем матче только.



Олег Винокуров: Мы как-то в свое время обсуждали, когда он перешел, я сказал: «Я бы на месте Шевченко, допустим, если глобально». Все-таки сравнить английский чемпионат с итальянским. На мой взгляд, английский гораздо интереснее. Вообще, Лондон как город, чтобы там жить, мне нравится гораздо больше, чем Милан. Я бы, например, перешел, но из общечеловеческих побуждений, поскольку я не футболист. На что от более профессионального мэтра последовало мне возражение: «Но надо же учитывать еще все-таки и футбольные соображения. Человек может думать, впишешься ты так же в английский футбол, как ты вписался в итальянский, не впишешься». «С другой стороны, - парировал я, - ведь человек же про себя не считает себя каким-то ущербным. Почему он должен считать, что он туда не впишется?»



Дмитрий Морозов: Тем более Шевченко.



Олег Винокуров: Да, я умею играть, я и тут смогу сыграть. Человеку же свойственно быть амбициозным.



Валерий Винокуров: Правда, некоторые все время говорят, что тут повлиял и финансовый фактор. Потому что действительно так получилось, что самая высокая зарплата в английском футболе сейчас у Шевченко и у Баллока – то есть у двух новичков «Челси». Видимо, надо что-то такое было сделать. То есть они теперь получают больше, чем Дрогба, Терри, у которых были самые большие заработки. Я думаю, что ему все равно в любом новом клубе любому человеку в любом возрасте нужно привыкнуть. Привыкнуть к новой тренировочной работе, к новым требованиям нового тренера, к новой обстановке, даже просто привыкнуть к тому, как в этой команде организована работа перед матчами. Где вы проводите этот сбор, на базе или в гостинице? Когда он начинается? Куда и как приезжать и так далее? Поэтому вот эта вся адаптация в новой стране, в новом клубе и в новом футболе необходима.



Дмитрий Морозов: Кстати, помните, карьера многолетнего партнера Шевченко по киевскому «Динамо» Реброва тоже в Англии не задалась.



Валерий Винокуров: Да, в «Тоттенхейме». Тут уже, конечно, может быть, и талант.



Дмитрий Морозов: Аналогии, конечно, нельзя проводить прямые, но тем не менее.



Валерий Винокуров: Да, но тогда, когда они оба играли, я помню, был такой опрос, кто вам больше нравится. Я почему-то тогда, сейчас я, конечно, улыбаюсь своему тогдашнему решению, но по итогам какого-то сезона проголосовал за Реброва, а не за Шевченко. Большинство людей голосовали за Шевченко. В тот момент они были молодыми, они увидели лучше, чем я.



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: Вы сегодня не говорили по поводу того скандала, что затеял «Зенит» после матча с «Рубином»?



Валерий Винокуров: Немножко говорили.



Слушатель: Ваше отношение все-таки? Тем более прецедент то был. Оказывается, после одиннадцатого тура уже тогда вопрос поднимался, и им дали понять, что это все глупости. Ваше отношение?



Валерий Винокуров: Мы только что сказали. Я просто повторю коротко. Я считаю, что когда нарушается даже тот скромнейший лимит, хотя бы чтобы три россиянина было на поле, то это уже, конечно, нехорошо.



Олег Винокуров: Но так если все устроено. Вот Пашинин кто? Он россиянин? Маминов – россиянин? Или их теперь надо считать легионерами, потому что они играют за сборную Узбекистана?



Дмитрий Морозов: Не играют уже.



Олег Винокуров: Не важно, играли.



Дмитрий Морозов: Два паспорта у них.



Олег Винокуров: Ну, что теперь делать?



Валерий Винокуров: Но они, конечно, россияне, потому что они были всегда россиянами, они жили здесь, росли, у них российский паспорт был изначально, им просто разрешили получить паспорт, для сборной они были как бы не нужны. Но это все-таки отличается от того примера, что я привел с Еременко. Он то там рос, в том футболе, когда его папа уехал.



Дмитрий Морозов: Там он родился, по-моему.



Валерий Винокуров: Да, он, по-моему, даже там родился. Я папу хорошо помню как игрока.



Олег Винокуров: Я не знаю, у того, кто этим занимается, МИД или МВД, у них, видимо, есть критерий по выдаче гражданства или паспорта, который не связан с тем, кто где родился.



Валерий Винокуров: Наверное, конечно. Короче, Александр, вообще, в принципе, мне кажется, что если поднимать такие разговоры, то не после поражения 0:3. Потому что «Зенит» перед матчем был настроен по-боевому, но провалился, к сожалению для петербургских болельщиков. И просто жалко, когда такая хорошая команда вдруг вот так играет.



Дмитрий Морозов: Ну, по инерции, по старинной российской традиции после драки кулаками помахать. Ясно, что ничего не будет, но тем не менее.



Валерий Винокуров: Мне тоже кажется, что ничего уже не будет. Но это смешно после игры говорить. Если бы поставить вопрос вообще глобально на заседании президентов.



Дмитрий Морозов: Ну, так это случится, наверное, в следующем году, накануне выборов, судя по всему, в следующем сезоне.



Валерий Винокуров: Я имел в виду президента Премьер-лиги или президента РФС, а не президента страны.



Олег Винокуров: Надо было ему задать вопрос. Напоминает это типа того, что все нормально, только, конечно, седьмой гол забили из оффсайда. Примерно на таком уровне объяснение.


Теперь Александра Николаевича из Курска слушаем.



Слушатель: В начале программы вы сказали, что речь пойдет о шахматах. Но я не слышу пока ни одной реплики в отношении этого вида спорта.



Валерий Винокуров: Мы же не виноваты, мы сказали, я всем посоветовал прочитать журнал «Коммерсант-Власть».



Слушатель: У меня в связи с этим вопрос, поскольку эта программа – обзор прессы, я так понимаю?



Валерий Винокуров: Нет, обсуждение.



Слушатель: Может быть, вам известны какие-нибудь статьи, где бы Гарри Каспаров (ведь это второй все-таки шахматист мира, он и остался им):



Валерий Винокуров: Как второй?



Слушатель: :говорил о последнем чемпионате, где Крамник победил Топалова?



Валерий Винокуров: Мнение Каспарова?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Вообще-то, я нигде не встречал. Единственное, что я думаю, что в отношении всей позиции Топалова у него не может быть никакой другой точки зрения. Уж если Карпов и Корчной – два таких антипода, Каспаров все же ближе к каждому из них по каким-то позициям… Я вдруг ошибусь, но мне кажется, что Карпов, выступая по телевидению, сказал, что и Каспаров придерживается такой же точки зрения. Насчет Корчного это было, когда их свели, Корчной был на экране, телемост был, а вот просто в программе на канале «НТВ плюс» он давал интервью по телефону, его расспрашивали сидевшие в студии, там сидели Евгений Кафельников, Денис Панкратов и Владимир Маслаченко, то есть три заслуженных мастера спорта из трех разных видов спорта. И они расспрашивали четвертого заслуженного мастера спорта Анатолия Евгеньевича Карпова по телефону, и вот там мне кажется, что он сказал, что такая точка зрения и у Каспарова, Корчного тогда он не назвал.



Олег Винокуров: Я тут запутался из-за того, что у нас было два слушателя Александра из Москвы одновременно. И вот Александру теперь предоставляем слово.



Слушатель: У меня два вопроса, один футбольный, другой – шахматный. Намечался по шахматам микротурнир, где участвовать должны были Каспаров, Карпов, Юдит Полгар и Виктор Корчной, летом. Состоялся ли он? А насчет футбола, вы хорошо заметили, что концовка будет на хороших полях. Но мне кажется, самое главное, чтобы и начало было на хороших полях. Потому что если будет только концовка, то мы получим такое же окончание, как сейчас у ЦСКА, который до хороших полей не дожил. И травмы будут на плохих полях.



Валерий Винокуров: Александр, но ведь и начало тоже будет на хороших полях. Если чемпионат начинается в июле новый на хороших полях. Только получится так, что концовка первого круга будет на плохих полях и начало второго. Но будет ли? Ведь если спланировать нормально календарь и начинать в Краснодаре, Ростове, Сочи и так далее, начало второго круга делать и концовку первого, хотя Россия и потеряла все южные стадионы, то все равно можно так придумать, чтобы можно было играть.



Дмитрий Морозов: И в конце концов, надо обязать владельцев клубов таким образом оборудовать стадионы, чтобы были условия для публики и для футболистов.



Валерий Винокуров: Это был один из доводов, потому что если не перейти, то у нас есть такая прекрасная русская пословица, что под лежачий камень вода не течет. А вот если перешли уже и вы хотите улучшить футбол и улучшить положение своего клуба, то они вынуждены будут это делать.



Дмитрий Морозов: Конечно, пластиковые кресла поставили – поставили, и обогрев можно будет.



Валерий Винокуров: Совершенно смешной довод приводит газета «Спорт-Экспресс» и при этом ссылается еще на еженедельник «Футбол», там, видите ли, пришла в голову эта светлая мысль, что как же быть с бюджетом клубам? Как же так, они же зависят от федерального бюджета многие или от региональных бюджетов? А как же в одном бюджетном году начинается. Это настолько смехотворно.



Олег Винокуров: Как-то даже аморально, я бы сказал, выпячивать так это особенно.



Валерий Винокуров: Но это еженедельник «Футбол» и «Спорт-Экспресс» друг друга хвалят за эту светлую идею. А я как раз должен рекомендовать прочитать в газете «Спорт день за днем» статью нашего экономического эксперта Роберта Воскеричяна, на нее, кстати, ссылались в этой телепрограмме, где он участвовал, только я не пойму, зачем он туда пошел, потому что сказать все равно ничего не дали. В этой газете он экономическую составляющую перехода так рассматривает, там чуть ли не в 20-30 раз возрастут доходы Премьер-лиги и клубов всех. Что тогда они, может быть, будут вообще не зависеть от этих федерального и региональных бюджетов.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы.



Слушатель: Все происходящее подтверждает высказанную мной мысль в предыдущих ваших программах. У нас некоторые люди строят заборы, городят препятствия, а другие люди стараются их обойти. А футбол где-то остается на дальнем плане, в тех же огородах. Поэтому надо понять простую вещь, что профессиональный спорт не терпит этих ограничений, лимитов, запретов, и надо кончать с этим делом. Надо просто учиться у Европы, тут ничего не надо выдумывать. Европа все это показывает нам. Это первое. Второе, по поводу перехода на новый график, разница получается только в одном: мы играем, у нас перерыв два месяца – июль, август, это мертвый месяц для нашего футбола, начиная с советских времен.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: А сейчас мы переходим, у нас будет перерыв три месяца – декабрь, январь, февраль. А вот два эти месяца все время испокон веков июль, августа – мертвые месяцы были для футбола, начиная со спортивных школ футбольных. То есть дети уже в июле уезжали в спортлагеря, у них прекращались чемпионаты между школами.



Валерий Винокуров: Я отвечу очень коротко. Я с вами, как с очень немногими слушателями, с Артуром еще и с Ильей, согласен всегда на 99,9%. С вами у меня только одно есть несогласие по поводу легионеров. Потому что тут нельзя проводить прямую параллель с Западной Европой. Но, возможно, что вы правы, что если просто отменить все ограничения, то жизнь сама заставит. Возможно, я тут не буду настаивать, просто мне так сейчас кажется. Поэтому, Владимир, мое мнение полностью совпадает с вашим. Видимо, мы как-то близки духовно или идеологически.



Олег Винокуров: Марина Ивановна из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хотела бы отрицать фразу, что после драки кулаками не машут. Адвокат не мог махать руками, когда не началась такая драка. Как бы вы ответили на мой вопрос?



Валерий Винокуров: Вы про драку?



Дмитрий Морозов: Образно говоря, драку. Дик Адвокат не мог не отреагировать.



Валерий Винокуров: Мы против Дика Адвоката ничего и не говорили. Мы просто говорили, что если речь идет о составе…



Олег Винокуров: Во-первых, Дик Адвокат здесь совершенно не при чем.



Дмитрий Морозов: Он понятия не имеет.



Олег Винокуров: Он у себя даже не знает, кто у него там легионер.



Дмитрий Морозов: Да, навряд ли он такой нюанс знает, что гражданин Молдавии Гат Скан может стать гражданином России. Может, он даже смутно себе представляет, где Молдавия находится. Не в обиду, конечно.



Валерий Винокуров: Там же еще есть капитан Федоров, который из Узбекистана. Но Федоров мог иметь тоже российский паспорт. Марина Ивановна, мы только про то, что Адвокат здесь не при чем, во-первых. А во-вторых, самое главное, что это же так говорится. Но если бы не 0:3 было. Предположим, выиграл бы «Зенит» 1:0 и уехали бы и даже бы не заикнулись, что там что-то не то.



Дмитрий Морозов: Они же играли в первом круге с ними, все было в порядке, не было проблем.



Валерий Винокуров: Даже не заикнулись бы. А оказывается, что «Динамо» тоже ставило этот вопрос. В общем, Марина Ивановна, президенты клубов сами создали свой президентский совет в этой Премьер-лиге, сами избирают президента, сами создали компанейскую ситуацию, где ни одного нет нейтрального человека. Пусть они тогда все это и решают, а не заставляют людей мучаться. Миллионы болельщиков переживают за «Зенит», а другие – за «Рубин», а третьи – еще кого. Каждый за своего переживает, но голоса при этом не имеет. А президенты собираются там, избирают своего президента сами из своей среды и сами все эти вопросы пусть решают.



Дмитрий Морозов: Вырабатывают регламент в конце концов, связываются с Мутко, на которого они имеют влияние, естественно, пусть косвенное.



Олег Винокуров: Ну, а здесь что? Мутко сказал, что паспорт Гатскана будут проверять на подлинность. Это же не футбольные власти должны проверять, значит, какие-то органы.



Валерий Винокуров: Во Второй лиге был случай.



Дмитрий Морозов: Кстати, прецедент был в «Садовике», 50 очков сняли с команды.



Валерий Винокуров: Да, там был у грузинского человека был фальшивый паспорт. И он понятия не имел, что он фальшивый. В другой команде он играл, сделали паспорт. Ну, определи, что он фальшивый.



Олег Винокуров: Поэтому сейчас тоже планируется экспертиза паспорта Гадскана, тоже как бы к футболу не имеющая отношения.



Дмитрий Морозов: Вот несчастный парень, да? Прославился.



Валерий Винокуров: Как раз то, что прославился – хорошо, кто бы так его знал?



Дмитрий Морозов: Не в том ракурсе я имею в виду.



Валерий Винокуров: Надо признать, что Александр Николаевич из Курска прав, что мы шахматной темы почти не коснулись. Знаете, почему? Во время матча, видимо, все кто хотел, видимо, на эту тему все сказали. Поскольку вся ситуация была кристально ясной для не предубежденных людей. Я еще раз повторю, что в журнале «Коммерсант-Власть» и в газете «Версия» очень интересные в этом плане публикации.


XS
SM
MD
LG