Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Киеве завершается кинофестиваль «Молодость»



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.



Дмитрий Волчек: Завтра в Киеве завершается кинофестиваль «Молодость». О самых интересных картинах, показанных в столице Украины, рассказывает кинокритик Андрей Плахов.



Андрей Плахов: Претендентами на призы считаются грузино-французская картина Тимура Баблуани «Тринадцать» и венгерский фильм «Свежий воздух». В конкурсе участвуют «Эйфория» Ивана Вырыпаева и «Связь», они представили российское кино. Есть еще две картины, которые можно считать наиболее актуальными для политической и культурной ситуации сегодняшней Украины. Первый фильм называется «В 12.08 к востоку от Бухареста», снят дебютантом Корнелиу Порумбою и получил множество международных наград. Второй носит название «Оранжевая любовь», его режиссер, родившийся в Беслане и живущий на Украине Алан Бадоев. Оба фильма соотносятся друг с другом как два полюса восточно-европейского кино. На одном высокий профессионализм и мудрая простота проекта, на другом не переваренные эмоции и погоня за европейской модой. Румынская картина: 22 декабря жители маленького городка отмечают 16 годовщину румынской революции. На местной телестудии устраивают ток-шоу с двумя участниками, зрителями тех событий. Один из них утверждает, будто вышел протестовать на площадь еще до того, как в 12.08 из Бухареста сообщили о падении режима Чаушеску. С искренним юмором, переходящим в сарказм, румынская картина ставит вопрос: а был ли революция вообще и если была, то кто ее реально осуществлял. За какие-то 16 лет история обросла мифами, и кто ни попадя готов засчитывать себя в герои и диссиденты.


После революции на Украине прошло только два года, и вот появилось два фильма со словом «оранжевая». Один из них «Оранжевая любовь» был показан на фестивале «Молодость». Фотограф из России Алексей Чадов пылает страстью к киевской девушке, а узнав, что она ВИЧ-инфицированна и потому не хочет с ним быть больше вместе, просит больного СПИДом гомосексуалиста заразить его, чтобы оказаться на равных с подругой. В промежутках между любовными сценами фотограф вырывается на улицу, чтобы запечатлеть Майдан, шум которого то и дело доносится до квартиры, где закрылись любовники. В этом сюжете очевиден опыт «Мечтателей» Бертолуччи и «Невыносимой легкости бытия» Кауфмана, где герои тоже переживают исторические моменты в постели. Но в отличие от парижского мая и пражской весны 68, киевская осень 2004 не становится полноценным эротическим объектом. Режиссер не умеет ни воссоздать атмосферу момента, ни выстроить отношения героев. Назойливая клиповая манера практически не дает отличить фильм от предшествующей ему спонсорской рекламы.


Ситуация фестиваля «Молодость» сама по себе достаточно сложна. В этом году его перевели из старомодного, но уютного интерьера Дома кино в модный мультиплекс «Баттерфляй-Ультрамарин», отчуждающий своим стереотипным интерьером, в котором звучит тупая музыка и пахнет попкорном. Произошло это не от хорошей жизни, а как раз наоборот. Два года назад «Молодость» была одним из главных штабов «оранжевой революции». Но финансовое положение фестиваля после победы ее только ухудшилось. Ее директор Андрей Халпахчи, вот уже 15 лет штурмующий бюрократические инстанции в поисках поддержки, заявил о своей отставке. Это еще один из характерных уроков: дивиденды от революции получают зачастую не те, кто ее делал.


XS
SM
MD
LG