Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем неугодны Кремлю не прошедшие Росрегистрацию партии



Владимир Кара-Мурза: Сегодня Министерство юстиции обнародовало список партий, не прошедших регистрацию и, соответственно, не допущенных к участию в парламентских выборах 2007 года. В этом списке 16 организаций присутствует Республиканская партия России, ее ответственный секретарь, бывший депутат думы Алексей Захаров находится у нас в студии, и Российская коммунистическая рабочая партия, ее первый секретарь, действующий депутат думы Виктор Тюлькин у нас на прямой связи. Первый вопрос к Алексею: считаете ли вы отказ в регистрации своеобразным отлучением от участия в предстоящих выборах?



Алексей Захаров
Алексей Захаров: Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Руководство Республиканской партии отнеслось к заявлению госпожи Фокиной с философской усмешкой, ничего другого от Минюста ожидать было нельзя, но пока это ее личное мнение - это не решение. И отлучить от выборов Республиканскую партию России может только суд. Поэтому, поскольку мы уже привыкли судиться с Росрегистрацией, мы находимся в процессе судебного разбирательства уже полтора года, то ничего нового для нас не произошло. Идея создания в России реальной республики, а не полумонархии, полукриминальной диктатуры, она продолжает жить, и она будет жить вне зависимости от того, что думает госпожа Фокина и ее вышестоящие покровители.



Виктор Тюлькин: Всем добрый вечер. Для нас так же не явилось неожиданностью заявление представителя регистрирующего органа. Хотя должен отметить, что их заявление - это свидетельство о недостатке воспитания. Потому что строго по закону они должны только после первого января, если они считают, что мы не соответствуем требованиям, подавать в суд и ликвидировать партию. Но вообще все укладывается в то русло, которое однажды после принятия нового закона своим заявлением обозначил может быть невольно, но откровенно, замминистра юстиции Сидоренко Евгений Николаевич. Он сказал, что наша цель разгрести политический мусор с политической арены. Вот задание есть. Кто определяет, мусор, не мусор, наверное, кто сидит в Кремле. А вся регистрирующая служба руководствуется не законом, а просто работая своеобразным политическим веником.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Владимир Рыжков, сопредседатель Республиканской партии России, отвергает все претензии.



Владимир Рыжков: Республиканская партия России соответствует закону, я это утверждаю со всей ответственностью. У нас более 60 тысяч членов, 54 региональные организации. И по опросам общественного мнения партия в последнее время стабильно входит в десятку партий страны по уровню поддержки. Но тем не менее многие, бумажные мифические организации без проблемы прошли проверку, а Республиканскую партию России власть пытается запретить. Так что идет целенаправленная работа власти против автономных независимых оппозиционных сил. Посмотрите, где сейчас Рогозин, где сейчас Глазьев, где Хакамада, где Касьянов. Ни один из них не смог возглавить партию или обеспечить движения или партии. Буквально два дня назад отказали в регистрации движению НДС Михаила Касьянова.



Владимир Кара-Мурза: Польстило ли вам соседство с другими оппозиционными движениями, в частности, с движением Михаила Касьянова?



Алексей Захаров: Мы относимся с вниманием друг к другу, обмениваемся позициями по разным вопросам. Но Михаил Михайлович с самого начала говорил, что создание партии не его цель, его цель - президентское кресло и он хочет пропустить высоту, которую необходимо взять на парламентских выборах. Поэтому, дай бог, Михаилу Михайловичу. На наш взгляд, если выставлять кандидата от демократических сил, то это в этой процедуре должны быть задействованы все те люди, которые разделяют демократическую идею в России и именно они должны определять, кто же будет их кандидатом.



Владимир Кара-Мурза: Удивило ли вас, что вместе с вами жертвами Минюста стали и непримиримые оппоненты из правого фланга?



Виктор Тюлькин: Нет, нас это особенно не удивляет, потому что в данном случае формируется та конфигурация, которая нужна Кремлю. В идеале это двухпартийная система, которая по сути представляет одну партию или одно направление, но два крыла, между собой будут разыгрывать видимость плюрализма и острейшие политические дискуссии, всех остальных они туда не пускают. Поскольку у них есть критика справа, поэтому не пускают их. Но прежде всего для понимания процесса я бы отметил, что в первую очередь вымываются бедные простонародные организации. Потому что сегодня для того, чтобы выйти на выборы, не имея денег, недостаточно мужества, просто невозможно. В том же любимом мной Питере, откуда я сейчас с вами разговариваю, для того, чтобы партия вышла на выборы, нужно внести денежный залог 60 миллионов рублей региональному отделению. Спрашивается, у кого такие деньги есть? Вот смысл той работы, которую проводит режим. Деньги и личная преданность сегодняшней власти – все.



Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, член руководства Народно-демократического союза во главе с Михаилом Касьяновым, видит политическую подоплеку происходящего.



Иван Стариков: Убежден, что вопрос регистрации Народно-демократического союза Михаила Касьянова - это вопрос, который лежит отнюдь не в бюрократической плоскости - правильно проведенное собрание, название и так далее - это вопрос чисто политический. И даже в том случае, если бы все было безупречно, нашелся бы аргумент, что слишком синяя печать, а в законе не указано, какого цвета они должны быть. На этом основании отказали. Просто говорит о том, что неадекватная реакция на сегодняшний день у власти. Михаил Касьянов, в отличие от некоторых политиков, которые считают себя оппозиционными, принял активное участие в «Другой России». Народно-демократический союз – это, пожалуй, на сегодняшний день единственная оппозиционная площадка реальная, где происходит объединение как правых, так и левых сил. Но это даже неплохо, и вопрос регистрации только подтвердит, что Михаил Касьянов всерьез настроен на участие в президентской кампании, он не подсадная утка нынешних кремлевских политтехнологов. Отсутствие регистрации нам не мешает, поэтому мы полны оптимизма.



Владимир Кара-Мурза: Намерены ли вы использовать такой рычаг, как российское правосудие, для восстановления справедливости?



Алексей Захаров: Правосудие - это громко сказано. Судебную систему, скажем так более аккуратненько. В течение года Республиканская партия судится с Росрегистрацией. Некоторые выдержки из стенограммы вполне достойны журнала «Крокодил». Если мы с вами посмотрим на требования Росрегистрации, мотивы отказа внесения в государственный реестр нового юридического адреса, то вы заметите там следующее: закон предусматривает один-единственный документ – заявление о том, что у нас адрес был такой-то, а теперь он будет другой. Росрегистрация потребовала от нас для изменения юридического адреса пакет из примерно 130 документов и отказала в связи с тем, что этих документов ей показалось недостаточно. От нас потребовали документы так, как будто бы партия создавалась заново. И когда мы все эти документы сдали, оказалось, что нет, надо предоставить списки всех членов, все росписи, когда они были на всех собраниях в местных отделениях и так далее. Когда мы предъявили закон, в котором черным по белому записано: запрещается требовать документы помимо тех, которые перечислены в списке, а в списке один, то Росрегистарция сказала: да, запрещается, но нам это нужно. Вот примерно в таком духе у нас идут обсуждения этих проблем. Мы цитируем закон, в котором черным по белому записано: делай раз, делай два, делай три, а Росрегистрация говорит: а мы считаем, что надо делать по-другому. И наша российская судебная система, в частности, Таганский суд пока Росрегистрацию поддерживает. Но так не всегда. 11 раз мы судились с Росрегистарцией и пока счет 8:3 в нашу пользу. В восьми регионах Росрегистарция проиграла суды, четыре раза вопрос доходил до Верховного суда и счет 4:0 в нашу пользу. Таким образом мнение госпожи Фокиной, что Республиканская партия не прошла проверку – это пока ее личное мнение. До сих пор в подавляющем большинстве случаев мы выигрывали судебные процессы. И разговор о том, что Республиканская партия отлучена от выборов – это пока мечта.



Владимир Кара-Мурза: Напоминает историю прошлого года, когда подписные листы браковал Центризбирком, где код Москвы был 095, потому что он за это время стал 495. И те партии, которые с таким кодом шли на выборы, они все лишились регистрации.



Алексей Захаров: Это грубая ошибка. Мы все коды поправили у себя на 495 прежде, чем сдавать документы.



Владимир Кара-Мурза: Как вы намерены защищать ваши законные права?



Виктор Тюлькин: Во-первых, я бы хотел обратить внимание, что не нужно нас менять местами с Росрегистрцией. Потому что мы на сегодняшний день регистрацию имеем и сегодня задача этой службы попробовать нас снять с регистрации, в том числе через процедуру судов. Второе: честно говоря, я деятелям из Росрегистрации не завидую, уж больно у них неблаговидная и нелегкая функция. Потому что они хотя и заявили о том, что якобы партия не соответствует по численности, по структуре, по географии, но на наш запрос, что, ребята, мы за свои 55 тысяч, за каждого человека отвечаем. Будьте добры, дайте нам фамилии, имена, чтобы мы могли и в коллективном и в индивидуальном порядке отстаивать свои конституционные права, укажите, где, что. Они от этого всячески уклоняются и говорят, что это дело будущего и судебных разбирательств. И наконец, еще хотел отметить, что есть и решение Конституционного суда по отношению других общественных организаций, в частности, религиозных, где присутствуют такие правильные, простые, понятные слова, которые гласят, что должны, конечно, быть ограничения на процесс и регистрации, и деятельности общественных организаций и политических партий, но эти ограничения не должны искажать само понятие свобод и демократии. И эти ограничения должны быть соразмерны с конституционно значимыми целями. Эти ограничения могут накладываться в целях обеспечения государственной безопасности, общественного порядка, сохранения здоровья нации. А наша Росрегистрация пытается найти какую-то запятую или несоответствие индекса для того, чтобы выполнить «чего изволите». Поэтому, честно говоря, это выглядит комично. И все процедуры и все рубежи обороны мы используем в том числе для того, чтобы с этой общественной трибуны для всей общественности, в том числе международной показать, честно говоря, холуйскую роль российской юстиции сегодня.



Владимир Кара-Мурза: Руководитель аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин считает, что сбываются прогнозы Кремля.



Дмитрий Орешкин: Вешняков говорил, что на выборах будет порядка 15 политических партий. Похоже, к этой цифре мы понемногу и подходим. Что немного напрягает? Все-таки 50 тысяч членов для партийной организации, не имеющей могучего административного ресурса, казенных денег, телефонных вертушек и так далее - это очень трудно. Партия, не имеющая могучей мохнатой лапы в властных органах управления, которые могут подбросить и финансовые ресурсы, и помещения, без этих административных ресурсов соответствовать столь жестко заданным параметрам очень трудно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Была бы моя воля, я бы и либералов, и коммунистов отправил куда-нибудь за Можай. Вся история 20 века - это болезнь России либо либерализмом, либо большевизмом в любой ее форме.



Владимир Кара-Мурза: И многие центристские партии запрещены. Вас не удивило, что запрещена Евразийская партия, Промышленная партия, партия СЛОН?



Алексей Захаров: За Можайском я бываю довольно часто, там совсем неплохо. К числу либералов себя не отношу. Республиканцы – это вполне умеренные демократы. За Можай поехали вместе на рыбалку, там совсем неплохо. В России нет медвежьих углов, где было бы мне, например, плохо жить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Господа и товарищи, доброй ночи. Хотелось бы таким Сидоренко напомнить, что в свое время члены 17 съезда победителей как раз эту цель и преследовали - очистить политический ландшафт. Дальше пускай им расскажут, что потом произошло дальше.



Владимир Кара-Мурза: Не опасаетесь ли вы других форм политических преследований?



Виктор Тюлькин: С точки зрения выражения «опасаетесь» это к нам не относится, потому что такие любители отправить куда подальше были и в 41 году, и в другие времена, и мы знаем, чем они кончились. С точки зрения давления, конечно, оно оказывается комплексно и не только по тем параметрам, которые сегодня были названы. Ведь вы посмотрите, дело даже не в 50 тысяч членов, в конце концов в России, не имея 50 тысяч партийцев, трудно рассчитывать на какое-то серьезное влияние. Дело в другом. Во-первых, это 50 тысяч - это задание за один год нарастить численность в пять раз по закону. Поэтому, наверное, авторы заботились не о качестве многопартийности и прочее. А во-вторых, вдумайтесь: эти списки не просто надо иметь, их надо сдать пофамильно, с адресами, с паспортными данными в контролирующие органы. Наверное, для «Единой России» это не представляет сегодня труда, а вообще давать списки коммунистов при сегодняшнем развороте событий и при таких высказываниях слушателей, как сегодня были, ты еще подумаешь много раз. Поэтому мы, я честно скажу, сдаем абсолютно не все, во многом сдаем тех, которые уже на пенсии или которым терять нечего. А тех людей, которые работают в соответствующих учреждениях или определенных фирмах, их не будешь сдавать. Поэтому речь идет об установлении полицейщины в нашей стране и это видно на всех фронтах и невооруженным глазом.



Владимир Кара-Мурза: И на Чукотке надо иметь от каждой партии по 250 человек.



Алексей Захаров: Мы сталкивались уже с тем, как действующая власть использует эти списки в Перми, в Воронеже: с милиционерами обходят, вызывают в участки, требуют объяснить, почему вы состоите в такой партии. А в Питере просто студентов собирали в аудитории и заставляли писать под диктовку отказ от членства в партии. То есть все система работает, люди не зря деньги получают.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я сейчас слушал, интересно, получается как-то огорчительно и очень мрачно. Как это отлучить партию от выборов? Еще не было выборов, не было подлога и прочего. Я хочу спросить насчет Республиканской партии, я сейчас впервые, не в обиду, о ней слышу, какие у этой партии задачи или перспективы?



Алексей Захаров: Прежде всего Республиканская партия - это бывшая платформа, демократическая платформа в КПСС, это те люди, которые предлагали Горбачеву создать оппозицию. Когда он отказался, они вышли и создали Республиканскую партию. Больших успехов сама Республиканская партия на выборах никогда не добивалась, но она была соучредителем партии «Яблоко», например, хотя при этом сохранила свою самостоятельность. Основная идея заложена в названии. Мы считаем, что республика в России - это пока только бумага, только декларация. Для того, чтобы Россия действительно стала республикой, в ней должно быть разделение властей и подлинное народовластие. Все это пока только прожект. Но в отличие от крайне-либеральных позиций республиканцы придерживаются более сдержанной точки зрения и считают, что основная ошибка демократов первой волны заключается в том, что они, во-первых, забыли при создании класса собственников, что необходим противовес в виде профсоюзов и вообще механизмов заботы о социальной защите, только на таком противовесе существуют развитые демократии и вообще все цивилизованные страны. И второе обстоятельство, что действительно создавать реальную республику с самоуправлением, с выборами честными и с независимыми средствами массовой информации.



Владимир Кара-Мурза: Не считаете ли вы, что вас хотят поссорить с вашими коллегами по левому флангу, с КПРФ, которые, естественно, прошли эту регистрацию?



Виктор Тюлькин: Этот элемент есть. Хотя коллеги по левому флангу, все, кто входит в единый штаб протестных действий единых, в том числе и КПРФ, и комсомол, и другие коммунистические отряды высказались в заявлении в знак солидарности с нами и с протестом по отношению к режиму. Но я хотел бы обратить внимание в том числе всех наших радиослушателей, что задвигают и обижают не столько партии, сколько самих избирателей. Вы посмотрите: запретили блоки между партиями, значит сузили возможные конфигурации политических построений, запретили по спискам партий проходить членам других партий.



Владимир Кара-Мурза: Марк Урнов, политолог, председатель фонда аналитических программ «Экспертиза», уверен, что партийное поле сужается.



Марк Урнов: Сколько бы сейчас было партий, если бы была по-настоящему свободная конкуренция, по-моему, сказать невозможно. Так что, при том мощном административном ресурсе, который Кремль сейчас имеет, можно сократить до 17, можно сократить до 12, до 5, до 4. Ведь для того, чтобы партии нормально формировались, у них должен быть равный доступа к средствам массовой информации - этого нет. У них должны быть более-менее равные условия финансирования. Этого тоже нет, потому что бизнес отвернулся, испугался после дела ЮКОСа и Ходорковского от политики. И на самом деле Кремль выращивают несколько партий, которые между собой, как мы видим, активно дерутся, какая-то конкуренция происходит между ними, но все это с партии с разрешения - это партии Его величества и не более того.



Алексей Захаров: Есть еще один аспект сужения политического поля. Ведь те люди, которые состоят в партиях запрещенных или которые будут ликвидированы - это те люди, которые вместо того, чтобы действовать в правовом поле, участвовать в выборах, пропагандировать свои идеи, лишаются такой возможности и значит переводятся из разряда законопослушных граждан в закон потенциальных уличных бойцов. Эту тенденцию надо совершенно отчетливо себе представлять, что если 60 тысяч республиканцев сейчас отхлестают по физиономии бумажками из Минюста, то это означает, что подавляющее большинство этих людей почувствуют себя обиженными, оскорбленными, вытолкнутыми из правового пространства и будут представлять из себя очень хороший материал для того, чтобы провоцировать всевозможные неправовые пути реализации своих прав. Это очень опасная тенденция, нам еще в России только не хватало бунтов. К сожалению, кремлевские конструкторы этой ситуации недооценивают.



Владимир Кара-Мурза: Не выталкивают ли вашу партию РКРП в подполье?



Виктор Тюлькин: Конечно, такой элемент есть. Более того, у нас есть примеры, когда та же молодежь за безобидные поступки, типа занятия приемной президента, получают срока по четыре и более лет. При этом я хотел бы сказать, что неверен тезис, что власть недооценивает, не понимает. Все они понимают. Они действуют цинично, продуманно и надеются на то, что им удастся подавить потенциал сопротивления, потенциал недовольства народа. В целом этот потенциал растет из того продолжающегося процесса огромного социального расслоения наших граждан. И не зря не просто партии зажимают, они убирают графу «против всех» из выборных бюллетеней. Мне сегодня мужики анекдот рассказали в гараже: «Слушай, комиссар, не расстраивайся, посоветуй власти: для того, чтобы была стопроцентная явка на выборах, надо ввести графу «чтобы вы все сдохли». Вот тогда весь народ придет и проголосует». Это, конечно, анекдот, но это говорит о том, что уважение к властям падает, падает и падает. И этот потенциал в конечном итоге мы поможем реализовать в тех или иных формах, в том числе в адекватных действиях к властям, не вполне вписывающихся в рамки сегодняшних законов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Виктора из Кировской области.



Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Конечно, я понимаю, что власть препятствует в регистрации новым партиям – это понятно, такая уж у нас власть гадкая. Но вот я хотел бы задать вам вопрос: Касьянов, чем он лучше президента Путина?



Алексей Захаров: Я бы не стал сравнивать Касьянова и президента Путина. Касьянов - человек со своей историей и со своими взглядами на жизнь. Очень многое в его деятельности мне не нравилось, и я его активно критиковал, будучи депутатом, когда он был премьер-министром или работал в Министерстве финансов. Но это не означает, что у него надо отнять право на слово и право на открытую конкуренцию с другими людьми - вот об этом речь сегодня идет. Речь идет о том, а можно ли выставить свои идеи, свои программы на суд избирателей. Власть говорит - нельзя. Предыдущие товарищи спрашивали, а что Республиканская партия предлагает. Есть три ключевые идеи, причем они абсолютно взяты из требований избирателя. Например, в России есть платное образование и оно постепенно вытесняет бесплатное, но во всем мире помимо бесплатного образования есть образовательный кредит. То есть вы получаете деньги в банке, получаете высшее образование, потом устраиваетесь на работу и выплачиваете кредит назад. В России такой системы нет. Так вот республиканцы предлагают эту идею и бьются за ее реализацию уже много лет.


Есть еще другие идеи, например, идея тарифной паузы и контроля за тарифами естественных монополий, осуществляемых через, как это сделано в большинстве развитых стран мира, общественные комиссии, которые оценивают реальные затраты монополий и ставят максимально возможные рамки для их тарифов. Эта идея способна остановить безудержный рост цен на энергоносители и на другую продукцию естественных монополий. Тоже полный отказ, хотя законы внесены в Государственную думу.


И третья идея - открытость власти. Сегодня власть принимает свои решения анонимно, никто никогда нигде не может о них узнать и прочитать. Требования совершенно естественные. Все, что принимается любой руководитель любого уровня, любой совет, должно быть опубликовано и это, одно это мероприятие приводит к двукратному уменьшению коррупции, воровства из государственного бюджета. Вот наши конкретные идеи, мы их готовы выставить на конкуренцию, на конкурентную оценку наших избирателей. Но нам этого не разрешают - вот в чем проблема.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер. Маленький заход: любимая фраза, которую часто цитируют, Мао Цзэдуна - пусть расцветает сто цветов, она как бы в европейский контекст не укладывается, она вырвана из контекста Мао Цзэдуна. Вообще китаец может любоваться, как и японец, одним цветком. Это русскому или европейцу нужен лес, он не умеет любоваться деревом. У Овчинникова можно прочитать, у многих прочих японистов. Нам более понятен тезис «разделяй и властвуй». Так вот я хотел бы участнику Республиканской партии вот какой вопрос задать: вы перечислили три пункта, кто из парий под этими пунктами не подпишется?



Алексей Захаров: Дело же не только в том, чтобы подписаться, а дело в том, чтобы разработать эту идею, довести ее до проекта закона и внести в Государственную думу. Все это сделано, все эти три законопроекта разработаны Владимиром Рыжковым, Валерием Зубовым и Стасом Насташевским, и они на протяжении полугода лежат без рассмотрения в совете Государственной думы. Если у партии есть другие идеи, ради бога, пусть они доводят это дело до законопроектов.



Владимир Кара-Мурза: Какие ваши проекты наиболее опасны для власти, почему вы столкнулись с таким противодействием Минюста?



Виктор Тюлькин: Прежде всего гвоздем нашей программы является не участие в выборах. Гвоздем программы нашей партии является организация сопротивления самих людей, самих граждан и прежде всего трудящихся. Вне парламента, на производствах экономическая борьба, профсоюзная борьба, в том числе с элементами политизации. Я должен напомнить, что наша партия дважды участвовала в выборах в 93 и в 95 годах и во главе блока «Коммунисты за СССР» мы каждый раз занимали первое место после черты под партиями, которые прошли в парламент. Поэтому мы имеем миллионную поддержку людей, и мы первые в оппозиционном ряду. Я думаю, что это опасно, это не нравится. Но при этом я должен заметить, что на простых примерах видно опасение власти. Они ведь не только партии закрывают или Касьянова, который мне тоже не нравится, не хотят пускать, они сами не разу за предвыборный марафон не вышли в прямые теле-, радиодебаты ни с кем. Почему? Потому что у них нет уверенности в своих силах, у них нет аргументов, правда не на их стороне. Пускаются другие козыри в ход. Нажали кнопку - закрыли рот, изменили закон - не допустили на выборы, вот и все.



Владимир Кара-Мурза: Вячеслав Игрунов, лидер незарегистрированной партии Союз людей за образование и науку, с грустью смотрит на будущее своей партии СЛОН.



Вячеслав Игрунов: СЛОН решил не гнаться за численностью, а постольку поскольку политическая жизнь выхолощена в стране и тщиться сохранить декорацию, сохранить номинально партию, которая все равно будет парализована и не сможет реально функционировать - это не в наших интересах, мы предпочли сложить оружие. Будем искать возможность влиять на политический процесс другими путями, не через участие в выборах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос немного не по теме, но очень интересно услышать мнение гостей. В силу некоторых обстоятельств я вынужден общаться с низками общества - водители грузовиков, отделочники, грузчики. Вы знаете, иногда просто ханыги и алкаши. Ни о каком рейтинге 75% у главы государства нет речи. Больше того, в его адрес слышны трехэтажные маты и перематы. А любят его в основном так называемый средний класс, всякие пиявки, присосавшиеся к бюджету.



Владимир Кара-Мурза: Вчерашний телемост иное впечатление вынужден был оставить.



Алексей Захаров: Я бы тоже не согласился. Во-первых, я никак не могу относить водителей грузовиков к ханыгам и пьяницам. На мой взгляд, это одна из наиболее квалифицированных, трудных профессий и очень уважаемых мною. Я сам человек, который сидит за рулем много уже, мягко выражаясь, десятков лет. Теперь, что касается популярности Путина, тут есть детальные социологические опросы относительно того, почему и кто поддерживает Путина. И главный мотив, я должен сказать, люди голосуют за Путина из соображений как бы не было хуже. Те ошибочные, слишком резкие, может быть недостаточно последовательные реформы, которые случились у нас в начале 90-х годов и то пренебрежение социальной защитой людей, особенно так называемого среднего класса советского образца, научно-технической интеллигенции и так далее, которая очень пострадала от реформ, абсолютно незаслуженно, оно заставляет людей с крайней осторожностью относиться ко всем кардинальным предложениям, а Путин олицетворяет в их лице стабильность. Я уже не говорю о том, что и внешне это не алкаш, как, извиняюсь, некоторые, которые были до него, и не грубиян. Все это импонирует – молодой, красивый, интеллигентный, умный, хорошо говорит, правильно говорит. И самое главное - у него хорошо работает пиар-служба. Уж так, как они обставляют его деятельность, надо поучиться.



Владимир Кара-Мурза: Хотя вы тоже из Санкт-Петербурга, не стала ли антипрезидентская позиция вашей партии причиной отказа в регистрации?



Виктор Тюлькин: Я еще раз вынужден вас поправить, что у нас регистрация есть, регистрация наша датирована 92 годом и сегодня задача регистрационной службы лишить нас регистрации. Поэтому пусть пробуют, это их дела. А с точки зрения антипрезидентской позиции, конечно. Здесь бы я заметил, что мы с Владимиром Владимировичем Путиным являемся политическими противниками еще со времен, когда он еще был помощником Собчака и срезал флагшток с красным знаменем над нашей штаб-квартирой в 94 году. Мы качаем ситуацию, нравится Путин, не нравится Путин, что там у него политики устраивают. Надо вспомнить, как он пришел на президентский пост. Семья собралась, из небытия за уши вытащили никому неизвестного. Спрашивается - самостоятельная это фигура после этого нет? Наблюдая за всей его политикой, мы утверждаем – не самостоятельная. И главный результат его политики - это растущее расслоение людей. Миллиардеров все больше и больше, весь народ лучше жить не стал. Все более и более роль России закрепляется как сырьевой придаток и обслуживающая нефтью, газом, металлами цивилизованные так называемые страны при красивом пиаре. Ведь ни разу тот же Путин в прямом эфире ни с кем из противников не сошелся. Вчерашний телеэфир - это разговор сам с собой, сам себе задаю вопросы, сам отвечаю. Для чего тратить такие огромные деньги на этот спектакль? Опять для поддержки этого самого рейтинга, на чем все и держится.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Владимиру Кара-Мурзе и к его гостю. Как обстоят дела с Социал-демократической партией России?



Владимир Кара-Мурза: Ее мы обсуждали на той неделе. В кремле Владислав Сурков прочит в третью силу своеобразную, в которую должны войти остатки блока «Родина» и Народной партии Гудкова. Так что она сегодня не пострадала.



Алексей Захаров: Если вы имеете в виду непосредственно партию, которая называется Социал-демократическая партия России, то она в числе тех организаций, которые по мнению Минюста не отвечают требованиям закона. Если же речь идет о том, что Кремль создает новый проект, для которого выбрано название «Справедливая Россия» и который должен осуществлять якобы социал-демократические функции, то тогда да, это будет то, что из Партии Жизни, «пенсионеров», «Родины» создана новая партия «Справедливая Россия». И это реализация плана перевода, насильственного перевода российской системы к двухпартийности по американскому образцу, что, на мой взгляд, не соответствует тому многообразию мнений, точек зрения, которые существуют в России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать свое субъективное мнение и как вы это прокомментируете. Мое мнение такое, что когда власть чувствует свою слабость, она будет делать все, чтобы усидеть у власти, потому что других путей нет, просто невозможно, поэтому вас так и зажимают.



Алексей Захаров: Вы знаете, честно сказать, мне кажется, что здесь просто старые советские инстинкты срабатывают удушить все живое на всякий случай. На мой взгляд, власть чувствует очень уверенно и будет себя чувствовать уверенно до тех пор, пока будет поток нефтедолларов в России, можно не заботиться о развитии перерабатывающих отраслей и так хватит денег. И власть сегодня на самом деле себя чувствует уверенно. Для чего она ликвидирует все живое, все, что шевелится, думает и движется - это я никак, иначе инстинктом постсоветских силовых ведомств, объяснить лично для себя не могу.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин даже рад закрытию своей партии.



Александр Дугин: Я практически перестал заниматься партией Евразийский союз, организовал потом Евразийское движение, общественную организацию, а партию мы поставили на закрытие. Она еще какое-то время существовала, поскольку закрыть ее было очень сложно по закону, а сейчас ее, слава богу, ликвидировали. Так что это отнюдь не признак нерасположения Кремля. Ее последнее время формально возглавлял другой человек, технический секретарь - завхоз организации. И поэтому ее ликвидация наоборот позитивна, поскольку мы давно существуем как движение. С точки зрения партии, я думаю, сейчас евразийство не особенно актуально. А с точки зрения идей, с точки зрения общественной организации, с точки зрения молодежной - Евразийского союза молодежи, наши структуры зарегистрированы, процветают и очень бурно развиваются.



Алексей Захаров: Ну вот такой путь мне кажется вполне нормальный, как Вячеслав Игрунов, который считает, что потенциал его партии исчерпан или коллега Дугин. И партия сама прекращает свое существование, переходит в некое новое качество. На мой взгляд, это процесс вполне нормальный. А закрывать реально действующую партию, исходя из соображений «как бы чего не вышло», больше всего боятся кремлевские политтехнологи, они боятся возможной популярности Владимира Рыжкова, потому что его персональный рейтинг, когда он появляется на телевидении, становится очень высок, и они чувствуют потенциальную опасность на президентских выборах. И нам неоднократно на это намекали из Кремля - это главный мотив, по которому республиканцам чинят всевозможные препятствия, причем не жалея на это средств.



Владимир Кара-Мурза: Остановят ли политические препоны вашу активность?



Виктор Тюлькин: Конечно, нет. Для нас партия - это не запись в госреестре и не бумажка с печатью. Для нас партия – это организация для ведения борьбы за интересы трудящихся, и мы продолжим свою работу в любом случае. Будет регистрация, даже запрет если будет, мы продолжим свою работу. Видели мы таких запретителей и ранее. Главная наша цель и главную перспективу мы связываем с одним: пока народ, широкие массы наших граждан не включатся в политическую борьбу, так и будем наблюдать как меняют нам Путин Ельцина, Фрадков Касьянова, а суть одна и главный лозунг пересмотра приватизации не будет, появились господа, элита, все остальные обслуживающие их слой, персонал. В этом суть. Поэтому мы считаем, что в России достаточно много людей, которые в господа не рвутся, а в холуи не пойдут. Это наша социальная опора, с ними мы и будем строить дальнейшую борьбу.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Как вы думаете, будут ли какие-то протесты типа манифестаций, пикетов против таких высказываний? Или это будет на будущий год отложено, когда будет решение суда?



Алексей Захаров: Пикеты, конечно, будут. Ожидать, что сотни тысяч граждан России по этому поводу выйдут на улицу, не приходится, у нас не Чехия и не Венгрия. И, к сожалению, народ как всегда в такой ситуации безмолвствует. А пикеты будут, они уже были и еще будут во многих городах и областях России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Два коротких вопроса обоим вашим гостям, они немножко похожи. Я чувствую, что у нас без поддержки заграницы и пока заграница нам не поможет, ничего не случится. Я хочу спросить у Тюлькина: скажите, поддерживает ли он с другими рабочими партиями, с варшавской, с польской, с немецкой, с китайской рабочей партией? Состоит ли он в Коминтерне? Есть ли Коминтерн, помогает? И скажите, зачем какому-нибудь рабочему лекальщику 12 разряда ваша партия? И вопрос к республиканцу: вы затронули американские две партии, демократов и республиканцев. Я думаю, что неплохо бы было и у нас такие иметь. Например, великий наш социальный демократ Жириновский, допустим.



Владимир Кара-Мурза: Давайте с Виктора Тюлькина начнем.



Виктор Тюлькин: Мы поддерживаем связь более чем с 70 рабочими партиями мира. В ноябре месяце 10-13 числа будет совещание этих партий в Португалии в этом случае, где будет происходить обмен мнениями по ситуации, по всем делам. В том числе расскажем, каков на самом деле российский режим и какие у нас выкрутасы выстраивает то, что называется демократией. Я думаю, что эти партии выразят нам свою солидарность и, соответственно, протест режиму. И в том числе об этом будут знать в Европарламенте, и в ПАСЕ, и левая фракция и так далее.



Алексей Захаров: Мы также поддерживаем связи межпартийные в основном с европейскими странами. Вы знаете, что по большей части система в европейских странах трехпартийная, то есть существуют представители класса собственников – консерваторы, класса наемных рабочих – лейбористы и есть либеральные демократы. В Англии свободные демократы. В Германии это как бы думающая интеллигенция, которая поддерживает баланс между этими двумя партиями. Вот это как раз наши партнеры и мы обмениваемся с ними ситуацией, точками зрения. Дальше этого дела не идет.



Владимир Кара-Мурза: Не исключено, что последней инстанцией сегодняшнего скандала окажется Страсбургский суд.



Алексей Захаров: Мы уже подали дело по запрету нашей региональной организации в Новосибирске в Страсбургский суд.



XS
SM
MD
LG