Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томске снесен дом Николая Клюева, поэта Серебряного века, репрессированного в 30-е годы и высланного в Томск


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Олег Винокуров: Сегодня в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. В Томске был снесен дом Николая Клюева. Поэт Серебряного века, современник Блока и Есенина был репрессирован в 30-е годы и выслан в Томск. В последние месяцы перед расстрелом он жил на улице Ачинской, и из дома на этой улице его в 1937 году увезли в томскую тюрьму НКВД. В конце 90-х годов на доме, в котором жил Клюев, установили мемориальную доску. Теперь он разрушен, а на его месте вот-вот начнется строительство элитной многоэтажки.



Мелани Бачина: В конце октября 1937 года в Томске на Каштачной горе был расстрелян писатель и поэт Николай Клюев. Теперь на этом месте стоит поклонный крест – в память обо всех жертвах сталинских репрессий. Последние годы жизни Клюева окружены тайной. Не только обстоятельства смерти, но и подробности жизни ссыльного поэта в Томске не вполне достоверны. То немногое, что удалось узнать, сегодня не удается сохранить. В 1999 году профессор Томского госуниверситета добился, чтобы на доме, где провел свои последние дни Николай Клюев, установили мемориальную доску. Установили. Потом кто-то ее украл. Когда доску, наконец, нашли, назад уже не вернули. Впрочем, теперь и некуда: старый деревянный дом снесли, на его месте начинается стройка.


Профессор Александр Казаркин уже не верит в восстановление исторической памяти.



Александр Казаркин: У нас в городе вообще страшная обстановка. Ведь почти все памятные места, связанные с писателями и прочее, разрушены, это хуже, чем вандализм. Застройщики ничего знать не хотят. «А кто такой Клюев?» - спрашивают. Ну, с них что взять? А город, видите ли, называется «сибирские Афины», и не замечают, как в Помпеи уже превратился наш город. А Клюев – это же тема великого террора, Клюев – национальный поэт, в конце концов, самый крупный из писателей, живших здесь, в Томске.



Мелани Бачина: В нынешнем Музее жертв политических репрессий в Томске, где в 30-х располагалась следственная тюрьма НКВД, сохранилась камера, где сидел Клюев. Подвальное помещение музея увешано фотографиями тех, кого пытали в застенках этой тюрьмы. Но судьба томского музея сегодня под вопросом: помещения, которые он занимает, ему не принадлежат. Председатель томского отделения «Мемориала» Борис Тренин говорит, что нынешняя власть не настроена на восстановление исторической памяти.



Борис Тренин: Да, собственно, и следочков их не так уж много в Томске. Мы имеем несколько мемориальных досок, есть еще музей, с которым масса проблем. И действительно, эта вот память, она не восстановлена, конечно. Клюев – это особая статья. Он погиб здесь, он последние годы здесь провел. Следы-то его не только не увеличиваются, количество следов его пребывания в Томске и памяти о нем, а наоборот, уменьшается.



Мелани Бачина: В Томском областном центре по охране памятников профессору Казаркину предложили установить мемориальную доску памяти Николая Клюева на новом доме. Но как на новую пятиэтажку повесить доску, в которой написано, что в этом доме накануне расстрела жил поэт Клюев, профессор Казаркин не понимает. Говорит, получается: одна власть уничтожила самого Клюева, другая уничтожает память о нем.


XS
SM
MD
LG