Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. «Аль-Каида» объявляет войну идей Соединенным Штатам. Переживет ли доллар прогнозы о его надвигающемся закате


Юрий Жигалкин: «Аль-Каида» объявляет войну идей Соединенным Штатам. Переживет ли доллар прогнозы о его надвигающемся закате? Таковы темы уик-энда рубрики «Сегодня в Америке».


«Аль-Каида» открывает второй фронт в борьбе с США и Западом. Бин Ладен и его окружение решили, что эффективность террористической войны сильно повысится, если ее дополнить информационной войной. Согласно документу, обнародованному одной из групп, связанной с «Аль-Каидой», боевые действия на медиа-фронте уже начались.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Документ исламских экстремистов, появившийся в Интернете ранее в этом месяце, служит иллюстрацией технологии, которую президент Джордж Буш назвал «войной идей».



Джордж Буш: Террористы пытаются повлиять на общественное мнение в США. У них изощренная пропагандистская стратегия. Зная свою неспособность победить нас в бою, они ведут психологическую атаку, надеясь на то, что они деморализуют нас и заставят отступить. Они снимают свои зверства на видео и размещают эти фильмы в Интернете. Они посылают снимки и видиоклипы в такие ближневосточные телекомпании как «Аль-Джазира» и дают своим членам подробные указания, как посылать подобные материалы американским репортерам, публицистам и тем, кто формирует общественное мнение. Они поддерживают веб-сайты, на которых публикуют послания для своих сторонников и читателей во всем мире.



Аллан Давыдов: В одном из своих посланий среди тех, о которых упоминает Джордж Буш, группа под названием «Глобальный исламский медиа-фронт», часто размещающая во Всемирной сети «алькаидовскую» пропаганду, декларирует свою цель: вести войну в прессе параллельно с войной подлинной. Автор послания исламистов говорит, что видеосюжеты о нападениях на американских военнослужащих в Ираке могут служить оружием в их медиа-войне, они должны повлиять на американское общественное мнение. После того, как 18 октября телеканал CNN показал вызвавший полемику видеосюжет об убийстве американских солдат в Ираке снайперами-повстанцами, некоторые американские законодатели рассматривают подобные кадры как серьезную угрозу. Трое конгрессменов попросили министра обороны Рамсфелда запретить репортерам CNN сопровождать американские подразделения в Ираке.


В какой степени кадры с мест сражений могут повлиять на отношение американцев к все более непопулярной войне в Ираке - вопрос пока спорный. Однако в глазах мирового общественного мнения, если судить по опросам, Соединенные Штаты проигрывают в идейной борьбе, которую Джордж Буш провозгласил частью американской стратегии национальной безопасности четыре года назад. Результаты одного из таких опросов, проведенного в рамках независимого проекта Pew Global Attitudes Project , указывают на устойчивый рост антиамериканизма в мире после начала военной операции в Ираке в марте 2003 года. Эксперт исследовательской корпорации RAND Брайан Дженкинс, объясняет этот феномен рядом серьезных ошибок. И приводит пример.



Брайан Дженкинс: Поведение наших военнослужащих в иракской тюрьме Абу Грайб шло разрез с принятыми в США стандартами в обращении с заключенными. Надзиратели пренебрегли американскими ценностями. И тем самым дали в руки нашим противникам-террористам прекрасный агитационный материал для нагнетания антиамериканских настроений.



Юрий Жигалкин: На фоне информации о намерении «Аль-Каиды» начать информационную войну с США неизбежно возникает вопрос: почему в глазах многих в мусульманском мире Вашингтон проигрывает в идеологическом противостоянии с исламистами? Мой коллега Ян Рунов взял интервью у профессора Университета Вилланова в Пенсильвании Хафиза Малика.



Хафиз Малик: Я думаю, то, что сейчас происходит, это во многом плоды советской интервенции в Афганистан в 1979 году, возникновения джихадизма как глобального движения для борьбы с советской оккупацией Афганистана. И в те годы США, Пакистан, страны Ближнего Востока поощряли джихад как священную войну против СССР. А потом джихад повернулся лицом к США. В этом отчасти мы сами виноваты. Например, американское руководство допустило немало риторических ошибок, не к месту упоминая слова «крестовый поход». Этим умело воспользовались исламисты в своей пропаганде в мусульманских странах. После терактов 11 сентября 2001 года мусульман охватил страх перед возможным возмездием со стороны США. Но опять же исламисты сумели использовать этот страх, переведя его в ненависть к тем, кого боятся, - к Бушу и к Америке.


Около трёх лет назад я по просьбе Госдепартамента поехал в Россию, чтобы объяснить позицию американских мусульман, их точку зрения на политику США в отношении исламских стран. Я побывал в Москве, в Казани, в Уфе. И, хотите верьте, хотите нет, но в Москве, в аудитории Московского государственного университета встал один профессор и очень вежливо задал мне вопрос: «Дорогой профессор Малик, ответьте, пожалуйста, зачем ЦРУ взорвало Всемирный торговый центр?» Я не мог поверить своим ушам! Ненависть к США так велика, что даже, казалось бы, образованные люди готовы поверить самой грубой, абсурдной пропаганде исламистов. И, я думаю, причина этой ненависти в том, что Америка традиционно, ещё со времён противостояния советской экспансии, вынуждена играть роль гаранта безопасности в разных районах мира. Вот почему военный бюджет США в 550 миллиардов долларов превышает военный бюджет всех других крупнейших государств мира. Обладая такой силой, мы не слишком заботимся о том, что мир о нас думает и не уделяли внимания пропаганде.



Ян Рунов: В этом профессор Университета Вилланова Хафиз Малик видит причины американского отступления в пропагандистской войне, которую президент Буш назвал войной идей.



Юрий Жигалкин: В конце прошлой недели курс доллара упал по отношению к евро до самого низкого за месяц уровня. Повод для удешевления доллара был очевиден: экономическая статистика показала, что американский экономический рост замедляется. Но некоторые американские аналитики видят в факте ослабления доллара более зловещий знак. Они говорят, что доллару как главной мировой валюте приходит конец. Причина – американский экспорт давно меньше импорта, то есть американцам иностранная валюта нужна больше, чем миру американская. Спасает доллар Китай, алчно скупающий на вырученные доллары американские ценные бумаги. Но что если Пекин изменит свои привычки и предпочтет, например, евро? Насколько может быть велика угроза доллару, почему он падает?


Я задал этот вопрос профессору Гуверовского института Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Лучше всего посмотреть на то, что говорят рынки будущих обменных курсов. Потому что там люди вкладывают свои деньги, причем сотни миллионов и миллиарды долларов, они этим рискуют. Эти рынки говорят, что доллар стабилизировался по отношению к евро, и что буквально на сегодняшнем уровне, то есть на уровне 1 доллара 27 центов за евро будет стоять рынок, включая период до марта 2007 года, то есть примерно на полгода вперед.



Юрий Жигалкин: Профессор, тем не менее, те, кто ставил на доллар в последние пять лет, проиграли, несмотря на то, американская экономика росла быстрее европейской. А ведь говорят, что там, где сильная экономика, там сильная валюта.



Михаил Бернштам: Вот это любопытная ситуация. Дело в том, что, как мне кажется, дело не в том, что доллар падал, дело в том, что евро поднимался. Недооценили возможности евро. Давайте посмотрим в долгосрочной перспективе, обернемся назад. Мы увидим забавную вещь. Во-первых, мы увидим, что вот этот обменный курс доллара и евро в пределах 1,25-1,27 доллара за евро уже такой почти три года. Вот в январе 2004 года он был таким, дальше он падал, поднимался, и вот так он идет. Самое забавное, что таким же 10 лет назад, еще до появления евро, была вот эта условная европейская обменная единица экю. Что произошло? Недооценили возможности евро. Евро неоправданно упал в 2000-2001 году, потому что ожидалось, что все европейские страны – участники европейского денежного союза не смогут контролировать свои бюджетные дефициты, из-за этого произойдет инфляция, и из-за этого произойдет девальвация евро. Недооценили возможности вненационального, внеправительственного бюрократического аппарата Европейского союза, который довольно неплохо, оказывается, давит на правительства разных стран и приводит бюджеты в порядок. Поэтому сейчас, мне кажется, евро и доллар вышли на свой довольно стабильный уровень, они нашли свою рыночную мерку обменного курса, и она будет более-менее устойчиво стоять в ближайшей перспективе.



Юрий Жигалкин: Профессор, долларовые скептики говорят, что мир может попросту утерять интерес к доллару, потому что американцы больше покупают в мире, чем мир покупает в Америке. Внешнеторговый дефицит США уже больше 6 процентов. Кому за пределами США в такой ситуации нужны доллары?



Михаил Бернштам: Очень высок, действительно, дефицит платежного баланса. Чем это объясняется? Мне кажется, что в значительной степени прав бывший заместитель председателя Федеральной резервной системы Фергюсон, который говорил, что производительность труда в Америке в последние 10 лет очень резко росла, на 3 процента в год, гораздо больше, чем в Европе, поэтому отдача на капитал в Америке выше. Поэтому весь мир бежит на американский рынок ценных бумаг, прежде всего на рынок американских акций, потому что американская экономика растет больше. Поэтому, когда покупают американские акции, то вкладывают в будущую американскую экономику, а соответственно, финансируют импорт, и мы получаем эту статистику того, что импорт очень высок, и, соответственно, высок дефицит платежного баланса. Если этот анализ правилен, то тогда доллару ничего не угрожает.



Юрий Жигалкин: То есть вы считаете, что мир готов финансировать привычку американцев жить не по средствам, продолжать давать им в долг и у доллара все-таки достойное будущее?



Михаил Бернштам: Да, американцы живут не по средствам, они занимают. Но поскольку отдача высока на капитал американской экономики, американцы очень легко платят, а все готовы инвестировать.


XS
SM
MD
LG