Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рожденные в СССР


Фото с сайта Мариинского театра и Татьяны Вольтской

Фото с сайта Мариинского театра и Татьяны Вольтской

Мариинский театр возрождает советскую оперу. И впечатление о советской эпохе как светлом времени борьбы и праздника

Мариинский театр возрождает советскую оперу. Проект называется "Рожденные в СССР". Занимается этим Академия молодых певцов под началом своего художественного руководителя, народной артистки России и Украины Ларисы Гергиевой.

В этом сезоне зрителям представлены опера Кирилла Молчанова "Зори здесь тихие", написанная в 1973 году, оперетта Дмитрия Шостаковича "Москва, Черемушки", созданная в 1958 году, и опера Тихона Хренникова "В бурю", увидевшая свет в 1939-м. Молодые артисты, никогда не слышавшие этой музыки на сцене, в записях, по радио, не знакомившиеся с ней в учебных заведениях, открывают для себя – и для значительной части зрителей – своеобразную музыкальную Атлантиду, пусть не столь обширную, но все равно затонувшую, казалось бы, навсегда. Как будто что-то стронулось в окружающем мире, и проект "Рожденные в СССР" возник как будто по мановению времени.

У нас вообще-то много забытой музыки – почему именно советская опера, почему именно сейчас? Лариса Гергиева пожимает плечами:

– Не знаю, наверное, время такое.

Похоже, это честный ответ – иначе трудно объяснить, почему на эти оперы ломится публика, почему молодые артисты репетируют их с нескрываемым "огоньком". То ли раскапывать старое так же интересно, как открывать новое, то ли время отторжения от всего советского, набившего оскомину предыдущим поколениям, прошло и маятник качнулся в другую сторону.

– Как бы мы ни относились к соцлагерю, к большевикам и ко всему тому, через что наша страна прошла, это был не наигранный патриотизм, а настоящий. Все стремились сделать что-то для страны, и это заложено в музыке – такую музыку надо играть, – говорит молодой исполнитель Андрей Серов. – Возьмем оперу Кирилла Молчанова "Зори здесь тихие", ведь там ни одной ноты нет пафосной, это не дешевый патриотизм, а настоящий. Когда люди слушают эту музыку – все равно какой флаг – красный или триколор: это родина. Такие проекты нужны. Тогда умели вкладывать в музыку настоящий патриотизм.

Пожалуй, все участники проекта тепло вспоминают работу над этой оперой, по словам Ларисы Гергиевой, первая репетиция долго не могла начаться – все плакали:

Лариса Гергиева

Лариса Гергиева

– Это, наверное, самая волнующая из всех опер, но я даже не думала, что молодое поколение способно так прочувствовать то, что происходило 70-75 лет назад. Эти оперы очень интересные, они незаслуженно забыты и отодвинуты со сцен оперных театров. Меня радует энтузиазм наших молодых певцов, поэтому я не только работаю с ними, соединяя и выстраивая партии, рассказывая об образах, но и стараюсь объяснить им то время. Возьмем оперу "Овод" советского композитора Антонио Спадавеккиа – мы с нее начинали – ведь литературное произведение, которое легло в ее основу, было в годы моей молодости невероятно популярным, мы очень много мечтали, страдали, переживали за судьбу этих героев. А у Спадавеккиа и музыка очень интересная, и партии очень трудные, это серьезный экзамен для вокалистов. У нас много репетиций, участвуют не только молодые солисты, но и молодой хор, целиком состоящий из солистов Академии, все это молодые свежие голоса, поэтому звучание хора – на невероятно высоком уровне.

Сначала мы показали "Овод" Спадавеккиа, затем "Зори здесь тихие" Кирилла Молчанова, это произведение вызвало наибольший интерес – может, потому что близится 70-летие Победы. Все волновались, зал переживал за судьбу героев, многие потом подходили ко мне со слезами на глазах и говорили, что даже постановка не нужна, настолько все трогательно в концертном исполнении. Я надеюсь, что мы в мае покажем "Зори" еще раз. Потом у нас прошла "Москва, Черемушки" Шостаковича, это интересно, смешно, совершенно другая эпоха, ребята как будто окунаются в другой мир.

Дирижирует этой оперой дирижер и хормейстер Мариинского театра Павел Петренко:

Павел Петренко

Павел Петренко

– После того как в Мариинском театре было поставлено множество самых разных опер, возвращение к советской музыке оказалось актуальным. Это просто хорошая музыка. Шостакович – очень разносторонний композитор, и эту оперу-шутку он написал после тяжелой, философской 11-й симфонии. А здесь он использует песенный жанр, доступный для любой публики. Для молодежи это просто легкая музыка, для старшего поколения – повод вспомнить молодость. Сюжет оказался на удивление актуальным: людям предлагают переехать в Черемушки в новые квартиры, и начинаются такие полукриминальные истории с разделением квартир, с откатами, с распилами. Это похоже на современные проблемы, когда, например, будущие жильцы вложили деньги, а дом не строится. Шостакович делает все грамотно, с криминальной историей соседствует любовная история, представлены все слои общества. Этих произведений даже в программе консерватории нет, они при мне нигде не ставились, так что у нас есть уникальная возможность с ними познакомиться. Артистам очень нравится работать над этими сюжетами, в произведении Шостаковича они играют как бы самих себя, ведь герои – это люди их возраста.

Галоп из оперетты "Москва, Черемушки"

Герои любовного сюжета оперы – шофер Сережа, влюбленный в арматурщицу Люсю. Роль Сережи исполняет солист Академии молодых певцов Дмитрий Калеушко:

– Сережа верит в будущее, он светлый герой, очень любит Люсю, но все стесняется сказать ей об этом. Но в конце все будет хорошо, как всегда бывает в замечательной советской музыке.

– Как вы отнеслись к предложению участвовать в проекте?

Когда мы погружаемся в этот проект, даже разговаривать друг с другом начинаем по-другому – уходит жаргон, слова приобретают вес

– Любое предложение такого рода интересно, вызывает любопытство и восторг, тем более классическая оперетта Шостаковича, это же такая яркая шутка! Материал необычно сложный, это проба, вызов для любого артиста. Мы все пытаемся получить удовольствие: проект веселый и очень интересный. И это произведение, и все остальные – хоть, может быть, они и наивные, но они представляют очень большой пласт искренности: люди жили в трудных условиях, но лукавства было меньше, чем сейчас. Мы заметили, что когда мы погружаемся в этот проект, даже разговаривать друг с другом начинаем по-другому – уходит жаргон, слова приобретают вес. Когда мы окунулись в эту музыку, потрогали ее, то почувствовали – оказывается, в том времени было очень много хорошего.

– Может, так и до социализма дойдем?

– Ну, крайности, наверное, не нужны, но обращаться к советской музыке надо.

Ариозо Аксиньи из оперы "В бурю"

Последний в этом сезоне проект – опера Тихона Хренникова "В бурю". Это революция, гражданская война, белые и красные, кулаки и бандиты, раскол, проходящий через семьи, где один брат за белых, другой – за красных. Лариса Гергиева считает, что, возможно, ее певцы даже слишком молоды для этих ролей – им приходится играть зрелых людей, даже стариков, но, с другой стороны, школа перевоплощения тоже полезна. По словам Ларисы Гергиевой, "В бурю" – самая трудная опера всего проекта, не только потому что она трудна для исполнения, что там сложная музыка, сложные арии, но уже на стадии обсуждения это произведение вызывало бурные споры:

– У нас было много споров с дирижером спектакля Павлом Петренко, он человек совсем молодой, и он считает, что многое из этого сейчас неактуально, что этого не нужно показывать, а у меня другое мнение. Его коробит от текстов в сценах с бандитами, с атаманом. Да, это страшные картины, но я считаю, что их нужно показывать, а он даже не хотел их брать, но я настояла, чтобы сохранить и атамана Антонова, и его подругу Марью Косову, и бандитов, чтобы все это прозвучало.

– А сохранился ли в опере такой персонаж, как Владимир Ленин, ведь он по сюжету там присутствует, у него есть некие слова.

– Нет, пятую картину мы ликвидировали, это не самое удачное место в опере, и в следующей картине все эти события героями заново пересказываются, вот этот пересказ мы и оставили.

Один из исполнителей – Андрей Серов, он ценит за особый колорит каждого персонажа оперы "В бурю".

– Я играю кулака, который воюет с красными, с большевиками. С одной стороны, его можно понять, ведь крестьянам обещали землю – и вот, землю отнимают. Но все равно ведет он себя при этом как зверь.

Есть в опере и лирическая нота, она принадлежит тамбовской крестьянке Наталье, эту роль исполняет Наталья Павлова:

Ленина убрали, чтобы трагическую оперу не превратить в комическую

– Эта опера о людях, которые живут в селе и не понимают, где правда: у них нет ни телевидения, ни интернета, ни телефонов. Даже сейчас, когда у нас все это есть, мы не можем разобраться, что там происходит на Украине, едим то, что нам дают. А там вообще неоткуда взять информацию, все живут только слухами, чтобы что-то узнать, надо доехать до другого села. Поэтому отправляют путника к Ленину – узнать всю правду. Но в итоге мы решили, что фигура Ленина на сцене присутствовать не должна – в концертном исполнении это было бы странно – и Ленина убрали, чтобы трагическую оперу не превратить в комическую.

Почему именно сейчас возникла идея реставрировать советские оперы?

– Это целый пласт культуры, не только оперы, но и песни в исполнении Анны Герман, Муслима Магомаева. Молодежь их не знает, а они звучат красивее, чем многие современные песни. Это как мода – люди носят то, что продается в магазинах, так же и слушают они то, что им крутят по радио. А чтобы услышать что-то другое, лучшее, надо потрудиться, откопать эту музыку и понять, что она нам нужна и что мы хотим ее слушать.

В следующем сезоне проект будет продолжен, предполагается поставить еще четыре оперы, тоже совершенно забытые и музыкантами, и зрителями: это "Тихий Дон" Ивана Дзержинского, "Укрощение строптивой" Виссариона Шебалина, "Кола Брюньон" Дмитрия Кабалевского и "Не только любовь" Родиона Щедрина.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG