Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самый известный политический заключенный Белоруссии продолжает голодовку


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Игорь Карней, Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: 10 дней продолжает голодовку в колонии "Витьба-3" самый известный белорусский политический заключенный - лидер белорусской Социал-демократической партии, кандидат в президенты на мартовских выборах 2006 года Александр Козулин. Козулин протестует как против режима Александра Лукашенко, так и против приговора в свой адрес, который считает политически мотивированным. Он приговорен к 5,5 годам заключения за "организацию массовых беспорядков в День воли 25 марта".



Игорь Карней, Минск: Администрация исправительного учреждения уверяет, что заключенны й не име е т проблем со здоровьем и якобы выглядит "очень бодрым " . Тем не менее, правозащитник и не исключа ю т, что истинное состояние здоровья политика власти могут скрывать. Однако в решимости Козулина отстаивать свою правоту вплоть до радикальных методов не сомневаются ни его сторонники, ни убежденные противники.


Козулин был известен белорусам как преуспевающий ректор Белорусского государственного университета (по иронии судьбы, именно сегодня, в Международный день памяти жертв политических репрессий, университет отмечает свое 85-летие). Долгое время и сам Козулин, и главный ВУЗ страны были обласканы вниманием президента. Должность ректора Белгосуниверситета была приравнена к министерской, и Козулин входил в состав Совета министров Белоруссии. Однако в 2002-м указом президента ректора неожиданно освобождают от должности после скандала с хищением 35 килограмм золота в подчиненном университету предприятии " Унидрагмет БГУ " . Впоследствии обвиняемые по данному делу были оправданы, ч то лишь укрепило другие слухи - на самом деле устранили Козулина из-за того, что процент проголосовавших за Лукашенко студентов университета на президентских выборах 2001 года был одним из самых низких по стране. Впоследствии сам К озулин говорил, в немалой степени решение идти в большую политику вызвал и высказывания со стороны Лукашенко, который заявил: мол, " нашел Козулина на помойке, почистил, отмыл и сделал министром " , а потом тот " проворовался", за что и был отстранен от должности. Лишь спустя несколько лет Козулин получил возможность публично ответить на президентские обвинения. Это случилось 22 февраля 2006 года во время телеобращения кандидата в президенты Козулина к избирателям. Политик призвал белорусский народ не продлевать контракт с нанятым на работу Лукашенко.



Александр Козулин: Когда государственный чиновник в рабочее время играет в свое удовольствие в хоккей, да еще за народные деньги, то такого чиновника увольняют. Предлагаю не продлевать больше контракт с Лукашенко. Ты нарушил свою же директиву о дисциплине. Так будь добр уйти! Почему за мелочное нарушение можно лишиться контракта обычному госслужащему? Что - гражданин Лукашенко не обычен? Или не из того теста вылеплен? Это всего лишь нанятый на работу народом Белоруссии чиновник. Нарушил закон - ответь!



Игорь Карней: Реакция Александра Лукашенко на телеобращение Козулина оказалась весьма болезненной. Во время третьего Всебелорусского народного собрания Лукашенко обрушил вал критики на бывшего подчиненного, стремясь всячески отмежеваться от любого намека на панибратство.



Александр Лукашенко: Козулин никогда не был в моем доме, в моей резиденции - там, где я живу. И что тут сегодня намекать, что я чего-то такого знаю?! Ну, так говори! Ты знаешь, что я был надсмотрщиком, а не пограничником здесь, в 339 полку здесь, в Уручье, офицером службу не проходил? А надсмотрщиком был. Это клевета, за это тебя привлекли сразу. Ты сделал моих детей бандитами - тоже привлекли бы сразу. Но я же молчу, я терплю.



Игорь Карней: Спустя три недели Козулин был задержан и помещен в следственный изолятор города Жодино. Лишь в июле н ача вшийся с удебный процесс завершился жестким приговором.



Андрей Шароградский: С супругой Александра Козулина, координатором общественной комиссии в поддержку политзаключенных в Белоруссии Ириной Козулиной беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Ирина, скажите, прежде всего, как состояние здоровья вашего мужа?



Ирина Козулина: О состоянии здоровья я не знаю ничего, потому что не могу как бы доверять словам руководства колонии, которое говорит, что он в прекрасном состоянии физическом, что ходит на прогулки, ходит в столовую вместе со всеми, потому что такой порядок, но там не питается. Дело в том, что я никак не могу отправить туда адвоката. Понимаете, мне нужно, чтобы кто-то посмотрел на него и сказал, как на самом деле обстоят дела. Потому что сегодня уже 11-й день голодовки, а это, конечно, уже достаточно большой срок.



Андрей Шарый: Когда вы последний раз видели мужа?



Ирина Козулина: Последний раз я видела его уже недели, наверное, три назад, у нас было краткосрочное свидание, одно из трех в год, я ездила туда с дочерьми. У нас свидание было трехчасовое, но через стекло и по телефону.



Андрей Шарый: Он говорил что-то о своих намерениях?



Ирина Козулина: Конечно, мы это обсуждали. Я об этом знала еще раньше, письма ему писала, разговаривала об этом, потому что я считаю, что голодовки, они уместны в государствах, где действительно ценится жизнь человека, его права.



Андрей Шарый: Ирина, вы самый близкий Александру Козулину человек. Вам понятен тот переворот, который произошел в его сознании в последние годы? Он ведь был довольно близким к Лукашенко человеком? Почему вдруг он встал в оппозицию к режиму, вы можете объяснить?



Ирина Козулина: Это не был переворот. Даже когда Козулин, как говорят, был в у власти, все равно осмеливался спорить с президентом. Я помню прекрасно момент на встрече со студентами БГУ, был огромный зал, президент там что-то говорил, а Козулин ему в микрофон отвечал, что нет, это не так, а Лукашенко отключил микрофон и сказал, что "долго ты мне будешь говорить нет?". Он не был никогда таким послушным, просто он боролся, как мог и делал все, что считал нужным, пока был на посту. Но потом уже его Лукашенко перестал выносить, потому что, вы знаете, что окружение у нас сейчас все с раскрытым от восхищения ртом только смотрит на Лукашенко. Это не был переворот, это просто был постепенный такой переход действительно в такую, очень резкую позицию. Потому что мой муж понял, что дальше вообще так жить нельзя, когда каждого человека в стране делают совершенным дураком, притом дураком немым, без голоса, никто не может высказать свое мнение.



Андрей Шарый: Ирина, вы сейчас жена политзаключенного. Как это сказалось на вашей ситуации? Как ведут себя знакомые, друзья, коллеги по работе?



Ирина Козулина: На работе у меня все так, как было, так и осталось. Потому что мы живем независимо оттого, какие мы посты занимаем. У меня, к счастью, замечательный коллектив. Друзья настоящие конечно остались, они мне помогают. Единственное, что сейчас я стараюсь как-то не рекламировать их фамилии, у нас очень жестко власти борются с теми, кто поддерживает политических заключенных и Козулина в особенности.



Андрей Шарый: Ирина, так случилось, что вы не просто причастны стали к политике, а политика, хотите вы того или нет, стала просто частью вашей жизни, вошла в ваш дом и в вашу семью. Вы считаете, что проблема Белоруссии - это Лукашенко или к вам вернулся Советский Союз? Что случилось?



Ирина Козулина: Проблема, конечно же, в первую очередь в народе. Во вторую очередь дело во власти, тем более что эта власть в нашей стране захвачена уже незаконным путем, у нас сейчас конституционный кризис в стране. Лукашенко очень хорошо и дальновидно готовился к этим репрессиям, и у нас везде все так обложено законом, что просто невозможно нигде шевельнуться. Это тоже как бы дополняет этот страх, в котором живет каждый человек в Белоруссии,- страх потерять работу, страх попасть в тюрьму и так далее, и так далее.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG