Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В минувшем году в России было совершено около 40 миллионов коррупционных сделок


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Андрей Шароградский: По данным фонда "Индем", в России в минувшем году было совершено около 40 миллионов коррупционных сделок. Эксперты этой общественной организации пришли к выводу, что предприниматели и бизнесмены тратят на взятки чиновникам в среднем 7 процентов от оборота своих компаний.



Мумин Шакиров: Свои диагностические исследования эксперты фонда "Индем" проводили в нескольких регионах: в Москве, Смоленской и Волгоградской областях. Результаты ошеломили специалистов: если в 2001 году на одну среднюю взятку в сфере деловой коррупции можно было купить квартиру площадью в 30 квадратных метров, то в 2005-м уже 209 квадратных метров и это с учетом стремительного роста цен на жилье. Анализируя ситуацию в целом по стране, глава фонда "Индем" Георгий Сатаров пришел к выводу, что в России за 2005 год было совершено почти 40 миллионов коррупционных сделок, речь идет о малом и среднем бизнесе. Много ли это или мало?



Георгий Сатаров: Мы можем посчитать, сколько раз средний бизнесмен дает взятку в год. Порядка двух взяток. А гражданин и того меньше, где-то 0,8 взятки на нос. Но если учесть, что этих граждан активных 100 миллионов, тогда цифра в десятки миллионов взяток в год может показаться не такой уж и большой. Общее коррупционное давление, тоже по старым данным, это 7 процентов с оборота, это очень большая цифра, как нам говорят и сами бизнесмены, бизнес живет на грани рентабельности. Представьте себе, что вы стоите в воде и у вас вода по сюда, еще чуть-чуть и все. Примерно на таком уровне они сейчас находятся.



Мумин Шакиров: В этом же году по делам о взятках в России было оглашено всего 3609 приговоров. Что примечательно: 38 процентов от этой цифры приходится на мздоимцев.



Георгий Сатаров: Меня потрясло, когда я увидел эту статистику. Я не знаю, какие это эмоции вызывает у вас, но то, что большая часть их приходиться на взяткодателей, а не взяткополучателей. Дальше вы видите цифры. В тюрьму садятся при этом после приговора отнюдь немногие. И не потому, что они уже отбыли срок в предварительном следствии, как это у нас бывает, вот это поглощение, а потому что немало приговоров, например, условных, немало приговоров так называемых отложенных, есть еще такая форма. На самом деле в этой статистике не учтен такой забавный факт, что наши законодатели чрезвычайно любят в свои амнистии включать коррупционные статьи. Ты можешь по приговору пойти из зала суда в места заключения, но ты можешь быть уверен, что не пройдет и года, в худшем случае, как ты будешь освобожден по амнистии. Сидят по полной программе, может быть, какие-нибудь исключительные, невезучие товарищи, которые там еще изнасиловали начальника лагеря или что-нибудь в этом духе, или устроили побег для 20 головорезов. А остальные выходят на свободу.



Мумин Шакиров: По данным Георгия Сатарова, после вынесения приговоров в тюрьму отправляется один человек на 100 тысяч взяток.


Другой эксперт из фонда "Индем" Владимир Римский пришел к выводу, что представители малого и среднего бизнеса, сталкиваясь с коррупцией, совершенно не рассчитывают на судебные инстанции.



Владимир Римский: Малый бизнес не рассматривает вообще суд, как способ решения проблемы. Почему? Во-первых, потому что суд коррумпирован, и никто не надеется даже в принципе получить некое справедливое решение. Здесь от себя добавлю, что наш суд, он в принципе не работает на основе справедливости. Если вы поговорите с судьями, они вам четко заявят, что они защищают закон. При этом вопрос справедливости, который более важен для граждан, он вообще отсутствует. Как бы считается, что если решение законно, то оно справедливо.



Мумин Шакиров: Владимир Римский, рассказывая о разных видах деловой коррупции, назвал наиболее уязвимые сферы - это аренда, строительство и покупка производственных помещений, а также коммерческие операции, связанные с приобретением земельных угодий. Нечистоплотные чиновники неохотно делятся информацией, когда предприниматели и бизнесмены ищут помещения для собственных нужд.



Владимир Римский: Некоторым предпринимателям сообщают, где такие участки, и то не все, конечно, а вот так, "приди ко мне, мы поговорим и одному скажем, что вот там спроси, а другому не скажем, ищите сами". И во многих интервью нам прямо говорили: "Мы вот на машине ездим по городу и смотрим, где какие участки, потом приходим и спрашиваем, вот здесь вот этот подвал можно взять", нам говорят, нет. А вот где можно? А вот мы не скажем, мы не имеем права вам рассказывать". Значит, это, конечно же, огромная проблема, которая приводит к тому, что те бизнесы, которые приближены к власти, они получают явно преимущество, причем просто коррупционное. Потому что они-то знают, где можно и какие перспективы, и берут самые лучшие участки, самую лучшую недвижимость, а все остальные не имеют такой возможности.



Мумин Шакиров: Глава фонда "Индем" Георгий Сатаров не готов давать рецепты, как победить коррупцию, но убежден, что с этим злом должны бороться, прежде всего, сами граждане.



Георгий Сатаров: Есть такой миф, вот, не хватает политической воли. С моей точки зрения, это полный бред. Политическая воля, по ее определению, всегда направлена только на одно - получить, удержать и увеличить свою власть. Других политических воль не существует. Все зависит оттого, чем общество обставляет возможность политиков получать и удерживать власть, какими условиями. А это только в руках у общества.



Мумин Шакиров: Сумеет ли Россия решить проблему коррупции в ближайшее время? Ответы Георгия Сатарова малоутешительны.



Георгий Сатаров: Для того чтобы прийти к уровню Швеции - надо лет 100, для того, чтобы прийти к уровню Португалии - лет 40, для того, чтобы подняться с нашего нынешнего 130-го места на 80-е - нужно лет 10 серьезной такой работы. Но это возможно вполне.



Мумин Шакиров: В то же время Георгий Сатаров рассчитывает на то, что инициативу в свои руки возьмут сами предприниматели, но для этого необходимо будет максимальному количеству бизнесменов выйти из тени. Прозрачный бизнес - это самый сильный удар по коррупции.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG