Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Козулина: "Лукашенко очень хорошо и дальновидно готовился к репрессиям"


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: 10 дней продолжает голодовку в колонии "Витьба-3" самый известный белорусский политический заключенный, лидер Белорусской социал-демократической партии, кандидат в президенты республики на мартовских выборах 2006 года Александр Козулин. Он протестует, как против режима Александра Лукашенко, так и против приговора в свой адрес, который считает политически мотивированным. Козулин приговорен к 5,5 годам заключения за организацию массовых беспорядков в День воли 25 марта.


Я беседовал с супругой Александра Козулина, координатором общественной комиссии в поддержку политзаключенных в Белоруссии Ириной Козулиной.


Ирина, скажите, прежде всего, как состояние здоровья вашего мужа?



Ирина Козулина: О состоянии здоровья я не знаю ничего, потому что не могу как бы доверять словам руководства колонии, которое говорит, что он в прекрасном состоянии физическом, что ходит на прогулки, ходит в столовую вместе со всеми, потому что такой порядок, но там не питается. Дело в том, что я никак не могу отправить туда адвоката. Понимаете, мне нужно, чтобы кто-то посмотрел на него и сказал, как на самом деле обстоят дела. Потому что сегодня уже 11-й день голодовки, а это, конечно, уже достаточно большой срок.



Андрей Шарый: Когда вы последний раз видели мужа?



Ирина Козулина: Последний раз я видела его уже недели, наверное, три назад, у нас было краткосрочное свидание, одно из трех в год, я ездила туда с дочерьми. У нас свидание было трехчасовое, но через стекло и по телефону.



Андрей Шарый: Он говорил что-то о своих намерениях?



Ирина Козулина: Конечно, мы это обсуждали. Я об этом знала еще раньше, письма ему писала, разговаривала об этом, потому что я считаю, что голодовки, они уместны в государствах, где действительно ценится жизнь человека, его права. Но, тем не менее, он принял это решение, и менять он не стал. Будем надеяться, что международная общественность как-то может быть даст больше сигналов или более яркий какой-то сигнал для того, чтобы он мог хотя бы приостановить голодовку.



Андрей Шарый: Ирина, вы самый близкий Александру Козулину человек. Вам понятен тот переворот, который произошел в его сознании в последние годы? Он ведь был довольно близким к Лукашенко человеком? Почему вдруг он встал в оппозицию к режиму, вы можете объяснить?



Ирина Козулина: Это не был переворот. Даже когда Козулин, как говорят, был в у власти, все равно осмеливался спорить с президентом. Я помню прекрасно момент на встрече со студентами БГУ, был огромный зал, президент там что-то говорил, а Козулин ему в микрофон отвечал, что нет, это не так, а Лукашенко отключил микрофон и сказал, что "долго ты мне будешь говорить нет?". Он не был никогда таким послушным, просто он боролся, как мог и делал все, что считал нужным, пока был на посту. Но потом уже его Лукашенко перестал выносить, потому что, знаете, что окружение у нас сейчас все с раскрытым от восхищения ртом только смотрит на Лукашенко. Это не был переворот, это просто был постепенный такой переход действительно в такую, очень резкую позицию. Потому что мой муж понял, что дальше вообще так жить нельзя, когда каждого человека в стране делают совершенным дураком, притом дураком немым, без голоса, никто не может высказать свое мнение.



Андрей Шарый: Ирина, вы сейчас жена политзаключенного. Как это сказалось на вашей ситуации? Как ведут себя знакомые, друзья, коллеги по работе?



Ирина Козулина: На работе у меня все так, как было, так и осталось. Потому что мы живем независимо оттого, какие мы посты занимаем. У меня, к счастью, замечательный коллектив. Друзья настоящие конечно остались, они мне помогают. Единственное, что сейчас я стараюсь как-то не рекламировать их фамилии, у нас очень жестко власти борются с теми, кто поддерживает политических заключенных и Козулина в особенности.



Андрей Шарый: Существует какое-то движение в поддержку вашего мужа или вообще в поддержку оппозиции? Что-то видно в ежедневной жизни или нет?



Ирина Козулина: Вообще организации существуют. Я лично вхожу в общественную не организацию, а комиссию, прошу заметить, потому что организацию, конечно же, не зарегистрируют, а потом арестуют и под уголовную ответственность подведут по работе в незарегистрированной общественной организации. Организации есть, но у них нет возможности донести информацию до людей. У нас ни на одном канале телевидения невозможно сказать ни одного слова, туда просто не пускают. Из всех газет, которые выпускаются в Белоруссии, две, максимум три могут что-то написать о том, что, например, в стране есть политзаключенные, о том, что Козулин, например, голодает, население зомбируется президентскими лозунгами.



Андрей Шарый: Ирина, так случилось, что вы не просто причастны стали к политике, а политика, хотите вы того или нет, стала просто частью вашей жизни, вошла в ваш дом и в вашу семью. Вы считаете, что проблема Белоруссии - это Лукашенко или к вам вернулся Советский Союз? Что случилось?



Ирина Козулина: Проблема, конечно же, в первую очередь в народе. Народ наш умеет очень приспосабливаться и очень миролюбивый, каждый сидит в своем шалаше и думает, "ну, ладно, на меня не льет и так оно и есть". Всегда, в любой ситуации в первую очередь дело в народе, во вторую очередь дело во власти, тем более что эта власть в нашей стране захвачена уже незаконным путем, у нас сейчас конституционный кризис в стране. Лукашенко очень хорошо и дальновидно готовился к этим репрессиям, и у нас везде все так обложено законом, что просто невозможно нигде шевельнуться. Это тоже как бы дополняет этот страх, в котором живет каждый человек в Белоруссии,- страх потерять работу, страх попасть в тюрьму и так далее, и так далее.



Андрей Шарый: Как ведут себя ваши дочери? Они поддерживают отца?



Ирина Козулина: Конечно. У нас две дочери, старшей дочери 26 лет, она работает, у нее есть сын, которому скоро 5 лет исполнится. Младшей 20, она учится в БГУ. Старшая дочь юрист, она пишет юридическое заключение вместе с нашей юридической комиссией, а младшая дочь вообще у меня как бы основной помощник, она интервью дает, она собирает передачи, она рядом с отцом постоянно, получается.


XS
SM
MD
LG