Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сербии подводят итоги референдума по вопросу о принятии новой Конституции страны


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Андрей Шарый: В Сербии подводят итоги референдума по вопросу о принятии новой Конституции страны. Необходимость утверждения основного закона возникла в связи с упразднением сербско-черногорского государственного союза. Согласно предварительным результатам, объявленным республиканской избирательной комиссией, документ поддержали 52 процента граждан Сербии, лишь один процент вышедших на голосование высказался против. Косовские албанцы в избирательные списки не включались.


Руководство Европейского союза называет противоречивой новую Конституцию Сербии. Скептическое отношение Европейской комиссии вызвала та часть Конституции, которая провозглашает Косово неотъемлемой частью Сербии. Представитель Европейской комиссии отметила, что большинство населения Косово, албанцы, участия в референдуме не принимали, их не внесли в избирательные списки. В то же время некоторые независимые американские политологи называют противоречивой позицию Европейского союза в отношении Сербии.



Ян Рунов: Одни утверждают, что у Косово есть право на самоопределение, вплоть до отделения от Сербии, другие считают, что Сербия имеет право на сохранение целостности своего государства. Вот мнение вице-президента вашингтонского Института Катона по вопросам оборонных и внешнеполитических исследований Теда Карпентера.



Тед Карпентер: Если говорить о моральной стороне дела, то у тех и у других достаточно аргументов в свою пользу. Но реальность такова, что давление ключевых игроков на политическом поле всей своей тяжестью ложится на Сербию с требованием предоставить Косово независимость. Сербия может проводить референдумы, ссылаться на демократическое волеизъявление своего народа, однако у Белграда нет возможности исполнить это решение, нет сил заставить Косово остаться в составе Сербии. Проблема в том, что история Сербии и Косово может служить прецедентом для разных стран и народов. На тех же принципах самоопределения могут требовать курды на севере Ирака и те же курды на юго-востоке Турции; Тайвань, независимый де-факто, может требовать независимости де-юре, на что Китай никогда не пойдёт; Россия утверждает, что право на самоопределение имеют Абхазия и Южная Осетия в Грузии, и Приднестровье в Молдавии, но отказывает в таком же праве Чечне и так далее, и так далее... Дело в том, что Европейский союз, Соединённые Штаты, Россия, Китай и другие считают себя вправе выбирать, для кого можно делать исключения, а для кого нет. Настаивая на таком праве для Косово, Европа и Америка надеются, что это не станет прецедентом для решения других подобных вопросов. В такой позиции нет моральной основы, а есть «политическая целесообразность».



Ян Рунов: Может быть, за этим понятием стоит желание избежать новой войны на Балканах?



Тед Карпентер: Разумеется, никто не хочет оставлять войска НАТО в Косово, и удерживать косоваров от силового отделения от Сербии. Но если в Вашингтоне и в западноевропейских столицах считают, что с провозглашением независимости Косово наступит конец напряжённости на Балканах, то это большая ошибка: мы увидим, что это лишь очередной этап в цепи конфликтов. Например, албанцы требуют и будут требовать якобы возвращения исконных албанских земель у Македонии. Предоставление Косово независимости даже при определённых условиях не удержит стороны от новых требований.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG