Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перед выборами в Южной Осетии; Референдум по конституции в Сербии: «власти обесценили демократию»; Что будет исследовать на Меркурии американский межпланетный зонд Messenger; Телефоны доверия для детей




Перед выборами в Южной Осетии



Ирина Лагунина: Положение в Южной Осетии сегодня в заголовках новостей из-за заявления властей этого края, что они убили четырех боевиков из грузинской диверсионной группы, проникших на территорию, якобы, чтобы саботировать выборы. Но на самом деле вся предвыборная ситуация там заслуживает отдельного разговора. Голосование по кандидатуре президента самопровозглашённой Республики Южная Осетия должно состояться 12 ноября. Необычность же этой компании заключается в том, что для подготовки голосования созданы две Центральные избирательные комиссии. Одна из них сформирована парламентом самопровозглашённой республики и располагается в Цхинвали, другая создана по инициативе общественных организаций и находится в селении Эредви. Нынешний президент республики Эдуард Кокойты зарегистрирован в качестве кандидата в президенты в Цхинвале, его сторонники называют инициативу создания параллельной избирательной комиссии провокацией официального Тбилиси. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Представители руководства самопровозглашённой Республики Южная Осетия утверждают, что у действующего президента Эдуарда Кокойты фактически нет равнозначных соперников. Говорит глава Комитета информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева.



Ирина Гаглоева: На сегодня четыре кандидата зарегистрировано в соответствии с законом о выборах. Ситуация так складывается, что совершенно очевидно, что предпочтение отдадут Эдуарду Кокойты. Прогноз – дело неблагодарное, но среди населения действующий президент пользуется высоким рейтингом достаточно. Насколько мы интересовались мнением о других кандидатах, многих возмущало, что они выдвинули кандидатуры в столь сложное время, когда у них нет особого опыта политической работы и так далее. Но тем не менее, как показывают их ответы, они желают попробовать себя на политическом поприще, прекрасно понимая, что их шансы достаточно ограничены.



Олег Кусов: Лидер Союза национального освобождения Южной Осетии Владимир Санакоев заявил, что его организация намерена провести на территории республики параллельные выборы. В приграничном селении Эредви создана альтернативная избирательная комиссия, которую возглавил брат бывшего югоосетинского министра внутренних дел Урузмаг Каркусов. Ирина Гаглоева утверждает, что жители Южной Осетии недовольны фактом образования альтернативного ЦИКа.



Ирина Гаглоева: Очень отрицательно относятся в Южной Осетии, население возмущено. Дело все в том, что это часть диверсионной работы Грузии, потому что нелогично действует грузинская сторона. Штаб создан в Эредви – это грузинский населенный пункт, временно нам не подконтрольный. Здесь расположены все воинские подразделения Минобороны Грузии. То есть укрепленный район, где борются против нашей республики, и там же они организуют штаб по выборам президента республики с атрибутикой, с соответствующими сопровождающими элементами и механизмами. Кроме того, они планируют проведение выборов на территории, не подконтрольной осетинской стороне, в грузинских селах, а также с привлечением грузинского населения. В общем они, по всей вероятности, хотят показать всему миру, что осетинское общество – это не те, кто провозгласил республику, а те, чья цель дестабилизация ситуации и введение в заблуждение мировое сообщество.



Олег Кусов: Говорила глава Комитета информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева.


Лидер Союза национального освобождения Южной ОсетииВладимир Санакоев призвал правительство Грузии поддержать инициативу проведения альтернативных выборов, поскольку нынешний глава республики и кандидат на пост президента Эдуард Кокойты "не заинтересован в участии грузинского населения в выборах".


Центральная избирательная комиссия, расположенная в селении Эредви, зарегистрировала четыре человека. Среди них руководитель грузино-осетинской неправительственной организации "Ибер-Ирон" Майя Чигоева-Цабошвили.



Майя Чигоева-Цабошвили: Осетинская сторона точно говорит, что может быть я агент грузинских спецслужб. Я ответственно заявляю, что за мной не стоит никто, кроме моего желания, чтобы в регионе был мир, стабильность и возрождение. Я понимаю, что очень сложно в этой ситуации кому-то что-то доказывать и я не буду это делать. Одно могу сказать, что я, к сожалению, это должно входить в интересы грузинского правительства, но я не являюсь фаворитом грузинского правительства.



Олег Кусов: Жительница Тбилиси Майя Чигоева-Цабошвили сперва пыталась зарегистрироваться в Центральной избирательной комиссии в Цхинвали, чтобы бороться за пост президента Южной Осетии в одном списке с Эдуардом Кокойты. Однако ей отказали в регистрации.



Майя Чигоева-Цабошвили: Потому что господин Кокойты, наверное, очень правильно рассчитал для себя, что ненадолго ему хватит, и он не дал мне возможности участвовать, потому что в моем случае то население, несколько десятков тысяч людей, которые последние 17 лет не участвуют в политических процессах, которые происходят в Южной Осетии, они будут голосовать и, наверное, не секрет, в чью пользу. Я имею в виду грузинское население и также я имею в виду то население осетинское, которое вынуждено не делать свой выбор, потому что очень многие не признают Кокойты.



Олег Кусов: Впрочем, грузинские власти не признают ни одну из центральных избирательных комиссий, считает Майя Чигоева-Цабошвили.



Майя Чигоева-Цабошвили: Это, наверное, неудивительно, так же как и мировое сообщество, и грузинское правительство говорит что ни те, ни другие выборы для них нелегитимны – это так и есть.



Олег Кусов: Говорила руководитель грузино-осетинской неправительственной организации "Ибер-Ирон" Майя Чигоева-Цабошвили.


Президентские выборы в Южной Осетии никак не повлияют на процесс грузино-осетинского урегулирования, считает грузинский общественный деятель Давид Бериташвили.



Давид Бериташвили: Если фигуранты не меняются, то не изменится ничего. Но, правда, югоосетинский президент мало чего решал. Там у него есть свои Баранкевичи, над этим Баранкевичем еще кто-то стоит. Это говорит о том, что курс будет продолжаться – это очевидно. Все решается в Москве.



Олег Кусов: Москва заинтересована в сохранении у власти в Южной Осетии Эдуарда Кокойты, утверждает обозреватель газеты «Коммерсант» Ольга Алленова.



Ольга Алленова: Что касается самих осетин, то Кокойты пользуется огромной поддержкой. Не потому что он какой-то гениальный политик, в общем-то делает то, что ему говорят из Кремля, но для осетин очень важно, что пока Кокойты у власти, то Россия их поддерживает. Для России Кокойты, естественно, очень выгодно, потому что этим человеком можно манипулировать. И помимо того, что это человек, который делает то, что ему говорят, он, собственно, и не будет возражать, если та тенденция на вооруженное решение конфликта, которая есть у российских властей, она при нем возможна. Осетины сами войны не хотят, они понимают, что это все затронет их, они понимают, что будут погибшие, раненые. Кокойты – это тот человек, который сумеет на какой-то стадии убедить своей народ, что если война начнется, то она им необходима для того, чтобы Россия признала Осетию.



Олег Кусов: Президентские выборы в Южной Осетии проводятся в том числе и с целью зацепиться за так называемый косовский прецедент, считает главный редактор информационно-аналитического портала «Прогнозис.ру» Василий Жарков.



Василий Жарков: В последние полгода в так называемых непризнанных государствах бывшего Советского Союза происходит то, что политолог Сергей Маркедонов очень удачно назвал парадом референдумов. Вызвано это прежде всего возникшими желаниями среди руководства этих государств, правящих группировок в них, что возможность предоставления независимости Косово в бывшей Югославии создаст некий прецедент, при котором они смогли бы также претендовать на международное признание, на получение права субъектности и на то, чтобы стать полноценными государствами. Между тем очень многие эксперты отмечают некоторую наивность и несостоятельность подобных ожиданий, в том числе и в Южной Осетии, которая является наиболее слабым звеном в числе непризнанных государств. Поскольку Южная Осетия имеет ограниченное число ресурсов, не является каким-то компактно-организованным территориально регионом, потому что на территории Южной Осетии сохраняются грузинские села. При этом в Грузии в окружении в том числе нынешнего грузинского руководства присутствует ряд деятелей югоосетин, которые поддерживают идею реинтеграции Южной Осетии в состав Грузии.


С другой стороны, элита Южной Осетии нацелена, она этого не скрывает, мы прекрасно знаем заявления президента Югоосетинской республики о том, что она стремится воссоединиться с республикой Северная Осетия Алания и с Российской Федерацией. Очевидно, что Россия в данном случае заинтересована в мирном способе решения этой проблемы. В данном случае скорее всего реинтеграция возможна. И очевидно, в отличие от Абхазии, здесь проще реинтегрировать это государство.



Олег Кусов: Это был главный редактор информационно-аналитического портала «Прогнозис.ру» Василий Жарков.


Арчил Гегешидзе при этом подчёркивает, что между ситуацией в Косове и в Южной Осетии и Абхазии проводить параллели ошибочно.



Арчил Гегешидзе: Разницы очень много и схожего очень мало. То, что господин президент России и другие члены российского правительства говорят, что косовский инцидент будет использован в решении конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, я думаю, что логика заключается в том, что они проводят параллель по факту. Если косовские албанцы получат независимость, то таким же образом абхазцы и югоосетины должны получить независимость. Но игнорируется процесс и все исторические предпосылки, которые имели место и там, и здесь. Если там против коренного населения проводилась этническая чистка, то есть против косовских албанцев сербским правительством, то у нас в Абхазии совершенно противоположное произошло. В Косово албанцы составляют около 90% населения. Независимость Косово, если она состоится, нас ведут многие года. Потом все-таки воля или согласие сербской стороны необходимо. Если будет согласие сербского государства, там будет промежуточное правление под эгидой. Вряд ли сегодняшние абхазские власти на это пойдут.



Олег Кусов: Так считает эксперт "Фонда Стратегии и Международных Отношений Грузии" АрчилГегешидзе.



Референдум по конституции в Сербии: «власти обесценили демократию».



Ирина Лагунина: В минувшие субботу и воскресенье в Сербии небольшим большинством голосов на референдуме была утверждена новая конституция страны. Согласно предварительным данным, «за» проголосовали 52% избирателей. Однако результаты и процедура этого народного волеизъявления вызвали споры сербских политиков и аналитиков. С некоторыми из них беседовала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.




Воислав Коштуница: «С конституцией Сербия сильнее – с конституцией, которая защищает её государственную целостность, ясно определяя демократический и правовой характер государства. С конституцией, которая, опираясь на международное право, ещё раз подтверждает, что область Косово и Метохия являются составной частью Сербии».



Айя Куге: Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница. Президент Борис Тадич:



Борис Тадич: Нам предстоит огромная работа. Для меня важнейшим достижением новой конституции является то, что мы оставили за спиной время Милошевича, время, которое нас не прославило ни как страну, ни как народ. Теперь для Сербии – Сербии будущего - открываются новые возможности. Именно ради этой Сербии будущего мы должны организовать новые выборы.



Айя Куге: С этими заявлениями премьер-министр Сербии Воислав Коштуница и президент Борис Тадич выступили через пару часов после окончании референдума о новой конституции страны. Руководство Сербии не скрывает своего удовольствия, что в результате народного волеизъявления конституция прошла. Наконец, после долгого перерыва по вопросу в новом основном законе был достигнут консенсус всех ведущих в Сербии правящих и оппозиционных партий. Его не удавалось достичь почти шесть лет. Текст конституции был составлен в течение одной ночи в конце сентября, его писали партийные специалисты. На следующий день за проект проголосовали все, присутствовавшие на сессии парламента, депутаты, несмотря на то, что у них даже не было возможности ознакомиться с текстом. А потом началась невероятно сильная политическая кампания, на которой каждая из партий толковала конституцию по-своему. Каждый, от ультранационалистов до демократов, нашёл в ней что-то по своему вкусу. А двухдневное голосование на референдуме запомнится надолго. Когда за шесть часов до окончания голосования выяснилось, что в избирательные участки пришли лишь сорок процентов граждан, политики поспешили на экраны телевидения, чтобы уговорить людей быть патриотами. Они отчаянно утверждали, что если конституция не пройдёт, то последствия будут непредсказуемыми - вплоть до хаоса, диктатуры или международного протектората. На референдум вывели даже девяностодвухлетнего патриарха сербской православной церкви Павла. Для патриарха это было знаменательное событие – он впервые в жизни голосовал.


И за час до закрытия избирательных участков было сообщено: народ подтвердил конституцию.


Белградский политический аналитик Славиша Орлович.



Славиша Орлович: Голосование протекло в такой же атмосфере, как и кампания перед референдумом. С одной стороны, впечатление, что консенсус главных политических партий вокруг этой модели конституции был недостаточно искренним. С другой стороны, большая часть гражданской общественности была вынуждена глотать горькую пилюлю из-за нехватки соответствующей общественной дискуссии и отсутствия демократической процедуры. А третье: значительная часть граждан и даже целых этнических групп недовольны отдельными конституционными решениями.



Айя Куге: Мало кто в Сербии серьёзно занимался содержанием новой конституции. Власти утешают граждан тем, что её теперь легко можно будет изменить походу, важно, что она есть. И важно, что в её преамбуле записано, что Косово является составной частью Сербии – так, якобы, косовские албанцы не смогут получить независимость. Почему Косово стало важнейшим вопросом новой конституции?



Славиша Орлович: Есть в этом определённая символика и попытка идти на переговоры о Косово с единственной позицией граждан и политической элиты. Однако исследования общественного мнения показывают, что в течение последних двух лет отношение граждан Сербии претерпело эволюцию, они созрели в том смысле, что лучше понимают реальность в Косово. И именно это показал небольшой процент вышедших на голосование. Люди просто начинают узнавать, когда их мобилизуют для однократного употребления, и что уже второй конституцией подряд спасают Косово, а с помощью вопроса Косово добиваются принятия конституции.



Айя Куге: Какой вывод сербские политики должны сделать из результатов референдума? Белградский журналист, политический обозреватель Драган Буёшевич.



Драган Буёшевич: Политиков должен обеспокоить тот факт, что в многонациональной Воеводине вышло менее половины избирателей. Другая проблема состоит в том, что в южной Сербии, в районах Прешево и Медведжа не проголосовал ни один албанец, а албанцы в Косово вовсе были исключены из избирательных списков. Это - проблемы, с которым столкнутся все те, кто думает, что с принятием конституции работа закончена. Мне кажется, что на этот раз избиратели не так просто согласились, чтобы Косово было приманкой для выхода на избирательные участки. Похоже, что они меньше верят политикам, чем раньше, а это отразится на следующих выборах. Важно и то, как была принята конституция – есть сомнения, что какая-то странная рука голосовала в последний момент. Ведь есть данные о том, что за последние часы голосовали около четырех процентов избирательного корпуса в час, что никогда в Сербии ранее не регистрировалось. Были и другие отклонения...



Айя Куге: Президент Сербии Борис Тадич призвал государственную избирательную комиссию «предпринять всё, чтобы ни крохи сомнения не пало на референдум». Но, несмотря на подозрения о натянутых результатах, факт остаётся фактом: надежды сербских политиков на то, что народ пойдёт на референдум в массовом порядке не оправдались.


Профессор политических наук белградского университета Душан Павлович.



Душан Павлович: Причина может быть в нескольких факторах. Есть часть избирателей, которая никогда не принимает участия в голосовании. Но на этот раз была и часть, которая не хотела голосовать из протеста, так как были партии, активно выступающие за бойкот референдума. И мы никогда не узнаем, какими на самом деле были результаты этого референдума потому, что механизмы контроля почти не существовали. Общественность была неточно осведомлена о том, что контроль, якобы, осуществляет неправительственный Центр за свободные выборы и демократию. А у них было несколько сотен наблюдателей на 8 с половиной тысячи избирательных участков. Я в течение этих двух дней референдума не сомневался в его успехе - если нет контроля, вы можете получить тот результат, который хотите.



Айя Куге: Многие специалисты всё-таки уверены, что конституция на референдуме прошла, прежде всего, потому, что сербы считали патриотической задачей голосовать против независимости Косово. Душан Павлович считает, что новая конституция не получила полную легитимность.



Душан Павлович: Поддержали ли граждане Сербии новую конституцию из-за Косово, или нет – это остаётся открытым вопросом. Одной из важных функций конституции, конечно, была политическая мобилизация населения. Ведь поддержка конституции должна была продемонстрировать, что люди поддерживают политику правительства по отношению к Косово. Это было намного важнее, чем само по себе голосование за документ. Но в смысле успеха мобилизации, конституция не получила полную легитимность, учитывая что порог явки на референдуме ели-ели был преодолён.


А в ходе этой кампании можно было услышать вещи, которые были просто оскорблением здравому смыслу. Одна из них - утверждение премьер-министра Коштуницы о том, что велась общественная дискуссия и обсуждение проекта конституции в парламенте. Никакого обсуждения не было! Депутаты парламента собрались на голосование с инструкцией не обсуждать, а только голосовать. Я думаю, что многие граждане были этим раздражены. Поэтому политические партии на референдуме получили такой сигнал избирателей: им надо хорошенько задуматься о том, на какую поддержку они могут рассчитывать. Ведь если они получили небольшое большинство, чуть более 50% процентов, - а никого не может проверить верность и такого результата, - тогда ставится вопрос: могут ли партии с такой поддержкой в обществе вести переговоры и борьбу за Косово?



Айя Куге: Несмотря на формальную законность принятия новой конституции Сербии, остаётся дилемма: насколько приемлемо злоупотребление демократией в высших, государственных и национальных, целях.


Чедомир Антич, историк.



Чедмир Антич: Одной из дилемм, с которым сталкивается сербская общественность, и не только в течение последних пятнадцати лет: является ли всегда демократичным то, за что выступает большинство? Это серьёзный вопрос. Я уверен, что демократия – это, прежде всего, процедура, и поэтому надо придерживаться определённой процедуры. Если уж главные партии между собой договорились о конституции, почему они не предоставили возможность уважать определённую демократическую форму? Разве нельзя было провести обсуждение конституции в парламенте - хотя бы пару дней?


Между гражданами Сербии существует большой культурный раскол. Есть определённое число людей, которые регулярно читают газеты, интересуются государственными делами, имеют свою позицию. И этим людям не нравится, когда они замечают, что вдруг по какому-то вопросу все согласны. Потому, что в политике обычно за всеобщим единодушием скрывается или большой обман, или недомыслие.


Но кажется, что большая часть граждан считает, что такое неожиданное согласие партий соответствует идеи Сербии, идеи современности, идеи демократии.



Айя Куге: Зорица Томич социолог культуры



Зорица Томич: У нас в Сербии есть та же проблема, которая появляется и в других странах переходного периода. У нас проблема с идеей общественного мнения – это сфера хрупкая, несмотря на серьёзные усилия некоторых средств массовой информации. Когда они что-то объявляют, с целью вызвать реакцию общества, они эту реакцию получают. А потом – никакого результата, никаких последствий! И общественность не в состоянии выполнить свою элементарную функцию в демократическом обществе – быть инстанцией контроля.



Айя Куге: Сербия разделилась пополам. Одни считают, что не важно, каким способом получена новая конституция – крайне важно, что она принята. Другие возмущаются, что политики обесценили общественное мнение и демократические принципы, без которых не может быть доверия к вырабатываемым властью основным документам страны.



Что будет исследовать на Меркурии американский межпланетный зонд Messenger .



Ирина Лагунина: После того, как минувшим летом Плутон исключили из числа планет, Меркурий может считаться самой малоисследованной планетой Солнечной системы. Из-за близости к Солнцу изучать его очень трудно. До сих пор нет полной карты поверхности Меркурия. Космические аппараты не приближались к нему более 30 лет. На прошлой неделе американский межпланетный зонд MESSENGER успешно совершил гравитационный маневр в поле тяготения Венеры и продолжает полет к Меркурию. О том, что нам известно про Меркурий, и что будет исследовать MESSERGER, когда достигнет планеты, рассказывают Александр Сергеев и Александр Костинский.



Александр Костинский: Александр, какую полезную информацию собираются получить ученые и инженеры?



Александр Сергеев: Прежде, чем говорить, какую информацию там удастся получить, надо туда долететь. Проблема эта очень сложная. И сейчас Messenger сделал второй гравитационный маневр из шести, которые ему предстоит сделать. Если он действительно успешно долетит до Меркурия, то в 2011 году он начнет передавать оттуда достаточно большой поток информации. В первую очередь это будут съемки поверхности Меркурия. По степени исследовательности он сравним, наверное, с Нептуном, самой далекой планетой Солнечной системы.



Александр Костинский: Хотя он сто миллионов километров от нас. А Нептун на каком расстоянии?



Александр Сергеев: Более четырех миллиардов километров от нас. Тем не менее, мы знаем его достаточно плохо. Дело в том, что Меркурий очень тяжело наблюдать с Земли. Он находится близко к Солнцу и поэтому все время находится в его лучах. Наибольшее угловое расстояние от Солнца, если смотреть на небе направление на Солнце и направление на Меркурий, составляет 28 градусов.



Александр Костинский: Это очень немного и солнечный свет слепит.



Александр Сергеев: Большую часть времени Меркурий находится рядом с Солнцем, посмотреть и увидеть его нельзя.



Александр Костинский: Поэтому и «Хаббл» не может рассмотреть, потому что Солнце просто пожжет всю аппаратуру.



Александр Сергеев: У «Хаббла» есть ограничения, его нельзя направлять, не то, что смотреть нельзя на Солнце, его даже близко в сторону Солнца нельзя направлять. Если направить на Меркурий, то все равно это может нанести ущерб аппаратуре.



Александр Костинский: То есть с Земли наблюдать очень плохо и нельзя.



Александр Сергеев: Потому что атмосфера мешает, все время солнечная засветка и с космоса наблюдать нечем.



Александр Костинский: И только «Маринер-10», который 30 лет назад пролетел несколько раз около него и дал какую-то информацию, мы даже не знаем всей поверхности Меркурия.



Александр Сергеев: «Маринер-10» снял фактически 40-45% поверхности Меркурия. Так немножко не повезло, что он трижды пролетал мимо Меркурия и каждый раз оказывался над одними и теми же районам. Это нам не позволяет даже в полной мере понять строение и эволюцию этой планеты, а она содержит в себе массу интересного. Между прочим, Меркурий в 20 раз меньше по массе Земли, по диаметру он меньше Земли примерно в два с половиной раза, при этом он имеет плотность едва отличающуюся от земной, почти такую же. Вообще говоря, вроде бы есть такая закономерность, что чем меньше планета, тем меньше должна быть плотность, потому что уплотнение возникает за счет самогравитации, то есть притяжения к самому себе. Маленький Меркурий каким-то образом оказывается таким же плотным как Земля.



Александр Костинский: Хотя он на порядок более легкий.



Александр Сергеев: С чего бы это? Он ведь по массе в пять раз превосходит Луну, и Луна намного меньшую плотность имеет, чем Земля. Судя по всему, у Меркурия по современным представлениям есть железное ядро, как и у Земли. И при этом ядро занимает чуть ли не всю планету. Толщина мантии составляет предположительно всего лишь около 600 километров и еще сто-двести километров кора.



Александр Костинский: Вообще у него должно быть магнитное поле.



Александр Сергеев: И у него есть магнитное поле, оно составляет 1% от земного, слабенькое. Но современная теория происхождения магнитного поля Земли связана с так называемой теорией магнитного динамо. Магнитное поле возникает, если вращать жидкое металлическое ядро земли, превращение жидкого металлического ядра, должно возникать магнитное поле. И сила этого магнитного поля, вообще говоря, пропорциональна скорости вращения. Меркурий очень медленно вращается, он вращается почти в двести раз медленнее Земли. Порядок тот же самый. Но тогда у него должно быть жидкое ядро, а ядро должно затвердеть, потому что он маленький и остывает быстрее Земли. Есть даже признаки того, что он остывает, на его поверхности обнаружены разломы рифтовые, которые объясняют усадкой коры, то есть ядро и мантия остывают, сокращаются в объеме и из-за этого кора сморщивается. Кстати говоря, в свое время именно таким эффектом пытались объяснять образование гор на земле. Но потом выяснилось, что это недостаточно и на земле горы объясняют другими - столкновения плит. А на Меркурии горы объясняют усадкой коры из-за охлаждения недр.



Александр Костинский: Естественно, если эту теорию подтверждать, то надо, по крайней мере, снять всю поверхность и с неплохим разрешением.



Александр Сергеев: Если «Маринер-10» в 74-75 году отснял поверхность с разрешением всего лишь полтора километра, то сейчас Messenger будет снимать Меркурий с разрешением 250 метров на пиксель. Это серьезное продвижение, хотя далеко до той подробности, с которой снимают Марс. Последний аппарат, вышедший на орбиту Марса, начал снимать его с разрешением около одного метра.



Александр Костинский: Фактически крупные валуны.



Александр Сергеев: Что говорить, эти марсоходы видны на снимках и фактически видны следы, которые оставляют, две колеи - вот такая съемка Марса. На Меркурии, конечно, такого не будет. Но все-таки там будет снята вся поверхность неоднократно и в стереорежиме за счет того, что будут делаться парные кадры из траектории одной точки и пролетев немножко к следующей.



Александр Костинский: Чтобы построить не просто поверхность, а трехмерную поверхность.



Александр Сергеев: Кроме того предполагается ввести измерения для определения состава поверхности, то есть это в первую очередь всевозможные измерения радиационного фона, это гамма-излучения, это нейтроны.



Александр Костинский: Дело в том, что некоторые элементы радиоактивные, поэтому по идее могут вылетать фактически фрагменты радиоактивного распада.



Александр Сергеев: Это все будет ловиться, будет анализироваться тем самым состав. Конечно, проанализировать можно только радиоактивные элементы, но по составу радиоактивных элементом можно сделать много выводов и о том, в чем они содержатся.



Александр Костинский: Тут некая экстраполяция есть.



Александр Сергеев: И естественно, что будет анализироваться спектр отраженного излучения - это основная информация о минералогическом составе вещества. Солнечный свет падает на поверхность, отражается и можно посмотреть тщательно спектр, померить на каждом участке поверхности, тем самым определить состав. Так зондировали и Луну, и Марс. Что касается атмосферы, то атмосфера у Меркурия есть, но такая слабенькая, что никакого сопротивления она не оказывает.



Александр Костинский: Все-таки не надо забывать, что Меркурий очень близко к Солнцу, и он сильно нагревается, чуть ли не до 400 градусов Цельсия. Поэтому, естественно, даже твердые материалы начинают испаряться. Видимо, это и есть то, что мы видим как часть атмосферы.



Александр Сергеев: Причем интересно отметить, что атмосфера Меркурия по большей части металлическая. Основные составляющие атмосферы Меркурия - это калий и натрий. Уже на последних местах есть немножко кислорода, есть гелий в небольших количествах. Еще одна из задач, которые будет решать Messenger - это детальное измерение магнитного поля Меркурия, которое собственно тоже является важнейшей составляющей, образующей магнитосферу планеты, защищающую ее от солнечного ветра. Интересный момент: на Луну солнечный ветер падает совершенно свободно, поэтому с Луны собираются в некоторых полуфантастических проектах добывать гелий-3, элемент, который считается, что будет полезен в будущих термоядерных реакторах. Так вот, на Меркурии гелия-3 нет скорее всего или, по крайней мере, мало, потому что солнечный ветер на его поверхность не доходит. Но все же солнечная постоянная, энергия солнечного излучения светового и теплового, который падает на поверхность, в шесть с половиной раз больше, чем на Земле и, естественно, что под таким излучением постоянно что-нибудь испаряется понемножку.



Александр Костинский: Александр, тут есть одна удивительная особенность у Меркурия: у него ось вращения практически не повернута. У нас 23 градуса наклон оси, а там ноль.



Александр Сергеев: Фактически ноль, одна сотая градуса, то есть Меркурий вращается, строго перпендикулярно орбите стоит его ось.



Александр Костинский: То есть на полюсах солнца нет, там мороз может быть.



Александр Сергеев: На полюсах, если бы там была идеальная гладкая поверхность, мы бы видели там половину Солнца. Это был бы такой солидный шар, приподнимающийся над горизонтом. Но если мы опустимся в какой-нибудь кратер на полюсе Меркурия, а кратеров там много, там нет атмосферы и метеориты бьют туда, причем с большей скоростью, чем по Луне, туда Солнце не заглядывает никогда. А вот земные радиолокаторы смогли туда заглянуть. Орбита Меркурия наклонена примерно на 7 градусов и туда заглянуть удается, и оттуда идет сильный отраженный радиосигнал, от чего-то отражается. И есть такое предположение вполне обоснованное, что он отражается ото льда. То есть может оказаться, что на самой горячей планете Солнечной системы есть полярные шапки, лед.



Александр Костинский: То есть, как ни странно, там будет поиск льда на Меркурии, что, казалось бы, смешно. Атмосфера состоит из паров металлов, но ищут лед.



Александр Сергеев: По оценкам, которые сейчас есть, достаточно оптимистичные оценки, там льда должно быть примерно в десять-сто раз меньше, чем в полярных шапках Марса.



Александр Костинский: Вообще Меркурий такая интересная планета. Мы привыкли, что у нас Солнце всходит и заходит, а на Меркурии гораздо более сложная картина, если бы были жители на Меркурии.



Александр Сергеев: Во-первых, надо сказать, что там день длится два года местных, а год длится 88 дней по земному счету. То есть за год Солнце не успевает сделать полный круг по небу, только за два года мы можем пронаблюдать, как оно зайдет и взойдет.



Александр Костинский: Каждый день оно почти не передвигается.



Александр Сергеев: Но при этом в определенные моменты оно может пойти вспять. Дело в том, что орбита Меркурия вытянутая, эллиптическая орбита, и он в перигелии, то есть в ближней точке движется значительно быстрее, чем в афелии, дальней точке. Настолько быстро в перигелии, что немножко обгоняет собственное вращение вокруг оси, и Солнце начинает отставать. Это отставание, попятное движение длится восемь суток примерно.



Александр Костинский: То есть Солнце начинает метаться по небу.



Александр Сергеев: Более того, если быть в районе терминатора, где идет восход-заход, в той линии, то можно увидеть как Солнце медленно поднялось, огромное Солнце касается горизонта, а потом вдруг начало уходить назад, а потом вылезло снова.



Александр Костинский: Меркурий очень интересная планета для изучения и то, что существует вероятность, что такой замечательный аппарат до него долетит - это будет огромный скачок в науке, потому что мы очень многое узнаем о нашей Солнечной системе.



Александр Сергеев: И о Земле тоже. Есть такая наука, называется сравнительная планетология - эта наука занимается распространением геологических методов изучения Земли на другие планеты, сравниваются рельефы, особенности их. На данный момент классификация особенностей рельефа на Меркурии еще неточно сделана. У нас не так много планет в распоряжении, которые мы можем изучать. У нас есть Марс, который сейчас детальнейшим образом изучается, Венера, поверхность которой изучать крайне трудно, потому что она скрыта облаками, и у нас есть большие спутники Сатурна и Юпитера, которые чем-то напоминают, в общих чертах геологические процессы могут напоминать земные, и Луна, конечно. Меркурий – это планета во многом близкая к Земле, в частности, по плотности.



Александр Костинский: Это планета земной группы.



Александр Сергеев: Начиная изучать Меркурий плотно, мы получаем некое принципиальное улучшение в исследованиях по сравнительной планетологии.



Телефоны доверия для детей.



Ирина Лагунина : Взрослые и то не всегда рассказывают о своих проблемах близким. Наверное, каждому знакомо это чувство, что порой бывает легче поделиться проблемой с посторонним человеком, со случайным попутчиком в поезде, например. В детском возрасте этот психологический барьер еще выше. Телефоны доверия для детей, оказавшихся в кризисной ситуации, работают во всем мире. В России они начали появляться сравнительнонедавно. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Все, наверное, бывали в такой ситуации, когда о своей проблеме или беде легче рассказать первому встречному, случайному попутчику в поезде, чем кому-то из близких людей. Дети – даже просто в силу возраста – часто оказываются лицом к лицу со своими бедами, чувствуя себя еще более одинокими, чем взрослые. Не все расскажешь друзьям, да и не у всех они есть, не всегда, к сожалению, складываются такие отношения с родителями, когда можно поделиться абсолютно всем. Иногда разговор с чужим доброжелательным человеком может помочь ребенку вернуть душевное равновесие, а иногда – без преувеличения – даже спасти жизнь. Телефоны доверия существуют в России всего 15 лет, появились и специальные линии для детей, в Петербурге, например, есть телефон экстренной психологической помощи для детей, подростков и родителей. Говорит сотрудница Института психотерапии и консультирования «Гармония» Ирина Руклинская.



Ирина Руклинская: Могу позвонить сами ребята, подростки, дети, которые пошли в школу и в силу обстоятельств находятся одни дома, растеряны, потеряны, испугались чего-то. Могут позвонить родители, у которых проблемы с детьми-подростками. Бывает так, что они растерялись из-за того, что ребенок ушел из дома, они не знают, что делать или у них не складываются отношения. Могут позвонить и взрослые, на этом телефоне не отказывают в помощи и тем, кто вышел из детского возраста.



Татьяна Вольтская: С какими проблемами дети обращаются чаще всего? Говорит член оргкомитета XVI Международной конференции Российской ассоциации телефонов экстренной психологической помощи Ася Бубнова.



Ася Бубнова: Проблемы взаимоотношений в среде детской, отношения в классе, отношения со сверстниками на улице. Очень сложно знакомятся, очень сложно создать какие-то отношения более, чем приятельские, нет глубоких отношений дружеских. Подростки более старшие звонят и относительно появившихся у них чувств, как строить отношения.



Татьяна Вольтская: То есть проблема одиночества?



Ася Бубнова: В общем - да. Взрослые часто звонят – проблемы, связанные с тем, что ребенок не хочет учиться.



Татьяна Вольтская: И что может посоветовать человек, сидящий на телефоне?



Ася Бубнова: Задача консультанта на телефоне не в том, чтобы посоветовать, потому что консультант такой же человек, не лучше и не хуже, чем тот, который ему звонит, поэтому вряд ли его советы окажутся более мудрыми чем то, что человек знает. Задача в том, чтобы снять состояние обеспокоенности, тот напор чувств, который существует в тот момент, когда человек решился позвонить постороннему человеку и рассказать о своих проблемах. И помочь этому человеку, сопроводить его в том, чтобы он собственно нашел для себя какой-то выход, решение, которое в глубине зреет или зрело, помочь найти ответы самому.



Татьяна Вольтская: Телефон экстренной психологической помощи конфиденциален, анонимными остаются и те, кто звонят, и те, кто снимают трубку. Поэтому консультанты этой службы представляются только по именам. Татьяне часто случается выслушивать детей, травмированных школой.



Татьяна: Негативные оценки, отсутствие поддержки, отсутствие принятия - самые распространенные проблемы в наших школах. Ребенок чувствует, что он не нравится, что он не такой, не любимый, неудачный. Это очень тяжелые переживания в любом возрасте, а в детском возрасте это воспринимается как катастрофа. Есть печальная история: в нашем городе осенью прошлого года мальчик покончил с собой. Вот это был наш клиент, который не знал о нашем существовании. Если бы он знал телефон, он бы позвонил, я верю, что он бы остался жив.



Татьяна Вольтская: Наверное, в процессе разговора вы выясняете, что за семья у ребенка?



Татьяна: Вы знаете, из самых разных и из очень здоровых семей звонят. Тяжелый момент сложился, не всегда легко обратиться к родному человеку.



Татьяна Вольтская: Чего боятся дети?



Татьяна: Быть отвергнутым. Допустим, в семье появился новый ребенок, и старший ребенок чувствует неуверенно в этой ситуации, не может подойти и напрямую спросить: мама, ты меня еще любишь? Он видит, что мама занята с утра до ночи, что мама падает от усталости, что у нее не хватает времени пойти с ним куда-то, побыть с ним, порадоваться чему-то. И он чувствует очень неуверенно в этой ситуации, а напрямую спросить не в состоянии. Это слишком важно для него, чтобы рискнуть спросить в открытую: любишь ли ты этого нового больше, чем меня? И там возможны очень сложные ситуации. Начинает поведение усложняться в школе, успеваемость, вплоть до проблем с воровством бывают.



Татьяна Вольтская: Как реакция?



Татьяна: Да. Мне плохо, и начинаются очень сложные поведенческие процессы, а напрямую обратиться: скажи мне, что ты меня любишь - это очень сложно.



Татьяна Вольтская: И что же может консультант, как разговор может помочь ребенку?



Татьяна: Как я понимаю, первая задача понять, что за чувства владеют собеседником и помочь самому человеку понять, что с ним происходит. И у меня есть такая метафора: чувства - это как высокая температура во время болезни. Когда нами владеют бурные чувства, нам трудно принимать решения. Но и давить чувства, как высокую температуру при болезни, тоже чревато, потому что задавленные чувства вовсе не есть решенная проблема.



Татьяна Вольтская: Что вы говорите ребенку, который чувствует, что его не любят по-прежнему в семье?



Татьяна: Я стараюсь в первую очередь показать, что я понимаю, что с ним происходит и что вообще это приемлемо, что можно сомневаться в любви, что можно не быть уверенным, потому что это кроме всего прочего бывает стыдно. Я буду стараться разделить с ним его переживания и создать между нами доверие, чтобы ребенок мог почувствовать, что здесь можно сказать все. В частности, в этой ситуации может возникнуть момент, когда ребенок намекает, что у него есть печальные, но возможные мысли об уходе из жизни. Эти трагические истории, которые периодически повторяются, когда, не видя выхода, ребенок или подросток принимает решение, что он не справляется с жизнью, жизнь ужасна, и жить он не хочет. Если это хотя бы говорится вслух, то уже можно с этим работать. Очень часто это не звучит, трагический конец оказывается совершенно неожиданным для семьи, для окружения. Девочка была хорошая, музыкой занималась, все в порядке. Что случилось? Были вещи не проговоренные и не высказанные вслух. Если удается с человеком разделить его эмоции, его переживания, то это невысказанное звучит вслух и тогда можно стараться что-то сделать иначе. Я и все консультанты, мы всегда исходим из того, что выход всегда есть, решение всегда существует, просто человек его пока не нашел.



Татьяна Вольтская: Консультант Марина замечает, что родители звонят чаще детей.



Марина: Иногда родители сами звонят на телефон и спрашивают: вы можете поговорить с моим ребенком? Что-то происходит. И у меня большое уважение вызывают эти родители. Они не могут разрешить ситуацию.



Татьяна Вольтская: И они себе признаются в этом.



Марина: Бытует, к сожалению, такое мнение, что обратиться к психологу - это последнее дело, как будто расписаться в том, что я плохой родитель. Это не так. Наоборот, это люди, которые хотят разобраться, хотят помочь себе и ребенку.



Татьяна Вольтская: В каких случаях звонят родители, что они хотят понять?



Марина: Когда потерян контакт, они не очень понимают, что случилось, они видят, что что-то с ребенком происходит, не могут найти слов или видят, что ребенок чего-то не рассказывает и нужен человек со стороны.



Татьяна Вольтская: Часто причиной звонка становится несчастная любовь, и это очень серьезно.



Марина: Нравится мальчик или девочка и непонятно, как поступить, как открыться. Тяжело от того, что взрослый не воспринимает всерьез, а у ребенка действительно сильные переживания. Проблема в школе с учителями или не найти контакт с одноклассниками. Бывают и более тяжелые какие-то страхи. Или развод родителей. Бывают ситуации, когда ребенок обвиняет себя в этом, хотя это действительно не так. Но он чувствует себя так и не может поделиться ни с мамой, ни с папой, потому что ему кажется, что они причина. Очень хорошо, если он позвонит нам и мы сможем поговорить об этом. Самый юный клиент - шесть лет. Не уснуть, переволновалась, и звонила мама. Кто-то и сам звонит.



Татьяна Вольтская: А звонят, когда в семье происходят более тяжелые вещи, когда какое-то насилие идет, когда их бьют, обижают?



Марина: Бывают такие звонки, но иногда не совсем понятно, в чем дело и трудно признаться в таких вещах. И наша задача попробовать услышать между строк, о чем хочет поговорить ребенок. Потому что часто ребенок начинает с того: ну я даже не знаю, о чем говорить, я просто так позвонил. Наша задача не сразу повесить трубку, а понять, что же за этим стоит, порасспрашивать, рассказать, поговорить.



Татьяна Вольтская: Бывают ли какие-то случаи, когда вы видите, что ситуация на самом деле очень сложная и на самом деле по-человечески нужно бежать и спасть и вы не можете этого сделать?



Марина: Да, бывает так, у нас только телефон доверия. Но у нас есть информация о других службах, и мы стараемся человеку дать эту информацию, даже если это ребенок, что он может пойти туда, обратиться сюда, в какую-то социальную службу, в милицию. У нас есть телефоны, и мы даем телефоны, адреса.



Татьяна Вольтская: Есть еще одна проблема – может быть, самая важная: как сделать, чтобы все дети знали телефон доверия. Говорит директор института «Гармония» Татьяна Михайлова.



Татьяна Михайлова: Мы выходили с просьбой разместить, например, наш номер в дневниках. Одна типография, которая готовила дневник, он у них назывался «Дневник петербуржца», они на первой странице разместили телефоны экстренной психологической помощи 708-40-41.



Татьяна Вольтская: Гораздо шире распространяется информация в Магнитогорске. Ирина Руклинская.



Ирина Руклинская: Тот человек, который сейчас помогает службе телефона доверия детского, он когда-то сам работал и сейчас, являясь чиновником, он понимает, насколько это важно. Поэтому в Магнитогорске на детских поликлиниках, на школах и домах близлежащих к школам таблички металлические с выбитыми телефонами экстренной психологической помощи для детей. Эти телефоны знают все, они имеют выход на телевидение и радио два раза в неделю.



Татьяна Вольтская: Но такой счастливый административный ресурс есть далеко не во всех городах. А как работает телефон доверия в других странах? Говорит наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В Германии преступления по отношению к несовершеннолетним, к детям, чаще всего сексуального характера, - не редкость. Очень часто дети подвергаются насилию со стороны отчима или мачехи. В стране при каждом муниципалитете существует ведомство по делам молодежи, которое опекает семьи с детьми и самих детей. Дети также могут обратиться и получить по телефону анонимную, по их желанию, консультацию или помощь. Но кроме этого существует и несколько региональных и общегерманских телефонов доверия, в частности, созданных совместно католической и протестантской церквями, но это телефон доверия для всех, как для взрослых, так и для детей, он работает круглосуточно. Есть и специальный общегерманский номер для детей, но он работает в определенные часы. Если не удается сразу дозвониться, то голос сообщает, что все аппараты заняты, советует перезвонить позднее, но вскоре звонившему, если он не скрывает свой номер и он виден на дисплее, перезвонят.


Новым и самым популярным способом найти помощь сегодня являются интернет-порталы, где у ребенка есть возможность написать е-мейл о своих проблемах одному из специалистов, выбрав его по фотографии, ответ он получит так же по е-мейлу. Есть и региональные телефоны и интернет-порталы, специализирующиеся на проблемах первой любви. Телефонов доверия в Германии, как я уже сказал, много, по одному из них мне сказали: «Мы разговариваем анонимно, но пытаемся выявить ситуацию, где ребенок становится жертвой уголовного преступления». На мой вопрос, обращается ли эта организация в полицию, сотрудница ответила, что, как правило, нет, они советуют детям как поступить, в том числе могут посоветовать обратиться в полицию. В виде исключения сотрудники телефона доверия могут сами попытаться сообщить в полицию об опасной для ребенка ситуации, но для этого ребенок или подросток должен будет назвать себя и дать о себе информацию.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG