Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фракция "единороссов" одобрила законопроект о материнских пособиях


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Султан Каназаров.



Виктор Нехезин: Государственная Дума России намерена принять законопроект о материнском капитале в течение ноября этого года. Инициатива Владимира Путина, выдвинутая им в послании Федеральному Собранию, уже обрела форму закона и недавно была внесена правительством в Госдуму. Накануне с этим документом депутатов прокремлевского большинства палаты знакомил первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Закон о материнском капитале вызвал дискуссии среди депутатов и экономистов: многих смущает, что 250 тысяч смогут получать только матери, родившие второго ребенка. Кроме того, деньгами можно будет воспользоваться через три года после рождения малыша. Существует вероятность, что все это время деньги будут вращаться в подконтрольных российским чиновникам банках.



Любовь Чижова: 250 тысяч рублей – это материнский капитал, обещанный российским матерям, которые родят второго ребенка с января 2007 года. Законопроект "О материнском капитале" депутатам представил вице-премьер правительства Дмитрий Медведев, курирующий социальные проекты.



Дмитрий Медведев: С 1 января 2007 года женщинам, которые родили или в порядке усыновления получили вторых и последующих детей, предоставляется право на получение материнского, или семейного, капитала по терминологии закона в размере 250 тысяч рублей. В соответствии с внесенным вместе с указанным законопроектом проектом изменений в Налоговый кодекс, эта сумма не будет облагаться налогами. Процедура представления материнского капитала должна быть простой и прозрачной. Здесь не должно быть ни бессмысленных формальностей, ни волокиты. Необходимо обеспечить полную прозрачность и доступность использования средств материнского капитала.



Любовь Чижова: Новый законопроект предусматривает, что женщина, родившая второго ребенка, не сможет получить 250 тысяч рублей на руки, их можно будет потратить на улучшение жилищных условий, на медицинские услуги и на образование. Вот как это объясняет председатель Комитета Госдумы по делам семьи и материнства Екатерина Лахова.



Екатерина Лахова: Во-первых, чтобы все поняли, деньги на руки выдаваться не будут. Поэтому у нас сразу обрезаются все эти маргиналы, которые, как говорят, комментируя, будут валяться в канаве и ждать эти 250 тысяч рублей. Они будут направляться на образование, предположим, ребенка, сразу на направление данное - образование. Или, предположим, на жилье - будет направляться на жилье.



Любовь Чижова: Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин недоволен тем, что матери не смогут сразу получить причитающиеся им 250 тысяч. Кроме того, он не уверен, что за три года деньги, положенные на счет матери, не будут прокручены.



Михаил Делягин: Неправильно то, что эти деньги реально дают через три года. То есть роди сегодня, а через три года мы тебе, может быть, дадим. Первые три года самое тяжелое, я скажу честно, самое страшное время. И в это время государство маму бросает. Докажи, что ты не наркоманка, докажи, что ты не сволочь, докажи, что ты не проститутка. Даже на здравоохранение для этого младенца их не потратишь. Кладут деньги на счет и три года эти деньги крутят. Эти деньги уходят из федерального бюджета, и уполномоченные финансовые структуры с этими деньгами резвятся, как хотят. В расходной части федерального бюджета предусмотрено 130 миллиардов рублей на выплату этих денег, которые потом будут болтаться неизвестно где. Проценты, на этом наваренные, маме не поступают, они поступают непонятно кому. И вообще управление этими деньгами - это вопрос табу, он не обсуждается. Я думаю, что нужно узнать, ни прикупил ли кто-нибудь из близких товарищей Зурабова какой-нибудь банчок, в котором все это будет крутиться.



Любовь Чижова: О новом законопроекте я побеседовала с экономистом, вице-президентом Российского Союза промышленников и предпринимателей Евгением Гонтмахером. Почему государство вдруг обратило внимание на матерей? – спросила я у экономиста.



Евгений Гонтмахер: Дело заключается в том, что в России уже конца 80-х годов происходит уменьшение числа нашего населения. На несколько сотен тысяч человек в год уменьшается - на 500, 600 700 тысяч в год. И это, кстати, никак не восполняется за счет миграции. Об этой проблеме было известно уже достаточно давно, но вот только сейчас те, от кого зависит принятие решений, видимо, поняли, что это прямая угроза, наверное, существованию страны.



Любовь Чижова: Что вы можете сказать о суммах, которые будут выплачиваться, - 250 тысяч за второго ребенка (почему-то только за второго, а не за третьего), 3 тысячи - ежемесячное пособие, а также некоторое увеличение других пособий по рождению.



Евгений Гонтмахер: В целом то, что будут выплачиваться дополнительные пособия, это не так плохо, наверное, но надо, конечно, разбираться в деталях. Потому что то, что вы сказали, например, в отношении 250 тысяч, вот этого материнского капитала, было бы логично, наверное, выплачивать не только на второго, но и на третьего, и на последующих детей. А что касается пособий по уходу за ребенком до достижения им полутора лет, то 3 тысячи будут платиться неработающей матери на второго ребенка. С одной стороны, это неплохо, это довольно большие деньги, но, с другой стороны, допустим, в провинции 3 тысячи рублей сравнимы с заработной платой и пенсией, и у меня есть опасения, что такие большие, в общем-то, суммы вызовут как бы повышение рождаемости в маргинальных семьях, где ребенка особо не ждут, а пользуются этим случаем, для того чтобы эти деньги получить. У меня ощущение, что выбросили вот эти 2-3 новых предложения - и как бы остановились.



Любовь Чижова: Если возвращаться к материнскому капиталу, вас не смущает, что три года нельзя будет воспользоваться этими деньгами?



Евгений Гонтмахер: Нет, не смущает, это задумка правильная. Потому что три года все-таки ребенок должен прожить. У нас, к сожалению, еще пока довольно высокая младенческая смертность, и он просто должен физически выжить. Но в течение этих трех лет будет понятно, родители, мать этого ребенка - достаточно ли они добросовестны. Или это, как я уже говорил, маргиналы, и для них рождение ребенка - это такое средство только для получения каких-то денег.



Любовь Чижова: А то, что эти деньги нельзя будет получить на руки, так сказать, наличными, это хорошо или плохо?



Евгений Гонтмахер: Это хорошо, потому что наличные деньги снова создают соблазн вот этих нежелательных рождений. 250 тысяч рублей - это большие деньги даже по московским меркам. И, в общем-то, закон, который сейчас внесен в Думу, он в целом выстроен так, что, действительно, это можно только потратить в безналичном виде и конкретно на нужды ребенка. Правда, там есть одна "дырочка", которую, наверное, надо будет депутатам устранять. Там эти деньги можно использовать при сделках по покупке жилья, не только ипотечное кредитование, но и покупка. Там есть возможности для получения денег на руки. Но, я повторяю, безналичное выделение этих денег намного более эффективно, потому что оно целевое.



Любовь Чижова: Верите ли вы, что такими экономическими методами можно повысить рождаемость?



Евгений Гонтмахер: Нет, конечно. В ближайшие пару лет, наверное, количество рождений будет больше, но коэффициент рождаемости считается на женщину за весь период ее репродуктивного возраста, когда она может рожать, условно говоря, от 16 до 45 лет. Мировой опыт показывает, что за всплеском рождаемости обычно идет очень большой его спад. Женщины передвигают сроки рождения детей, которые не так родили бы, у них, допустим, между первым и вторым перерыв был бы пять лет, а сейчас они будут рожать его с перерывом в три года. Но общее количество детей не изменится. То, что предлагают сейчас, это надо называть программой помощи семьям с детьми. Рождаемость не регулируется ни административными, ни финансовыми мерами, это интимное дело каждой конкретной семьи, ее культурные традиции, установки, поведение родителей.



Любовь Чижова: Это было мнение экономиста, вице-президента Российского Союза промышленников и предпринимателей Евгения Гонтмахера?


XS
SM
MD
LG