Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хроника разбившегося авиалайнера


На месте трагедии самолета польского президента под Смоленском

На месте трагедии самолета польского президента под Смоленском

Прошедшее после катастрофы президентского самолета пятилетие оказалось сложным для отношений Варшавы и Москвы

Сегодня исполняется 5 лет со дня катастрофы польского самолета под Смоленском. В этой авиационной аварии погибли президент страны Лех Качиньский с супругой и еще почти сотня польских политиков, государственных деятелей, журналистов. В первые годы после катастрофы эта трагедия оказывала заметное влияние на внутриполитическую ситуацию в Польше и на развитие польско-российских отношений.

5 лет назад катастрофа под Смоленском в каком-то смысле объединила поляков – независимо от политических взглядов и отношения к президенту Качиньскому, его гибель, как и гибель национальной политической элиты, вызвала шок. Президентский самолет направлялся на траурные мероприятия, связанные с очередной годовщиной расстрелов органами НКВД в Катыни польских военнопленных в 1940 году. Однако очень скоро гибель президентского лайнера Ту-154 стала причиной глубокого раскола в польском обществе – или, правильнее сказать, катализатором раскола, который к тому времени уже существовал. Вот фрагмент новостного сюжета телеканала TVN – через две недели после катастрофы:

"Следователи прокуратуры по понятным причинам не говорят о том, что могло быть причиной катастрофы. Но во время пресс-конференций они и не опровергают версий о теракте или о том, что самолет был сбит, и дают таким образом поле для спекуляций".

Этот политический раскол проявляется и теперь: мало кто в Польше сегодня не вспоминает то апрельское утро 2010 года, когда стало известно о катастрофе президентского самолета, однако делается это, что особенно было видно в Варшаве, в разное время и в разных местах. Представители центральных и местных властей – президент, премьер-министр, мэр Варшавы, часть семей погибших, утром прибыли на столичное военное кладбище Повонзки, к памятнику жертвам катастрофы, где возложили венки, приняли участие в экуменической молитве. Главная оппозиционная партия "Право и справедливость", лидером которой является брат-близнец погибшего президента Леха Качинского – Ярослав Качинский, отмечает годовщину катастрофы отдельно – главным образом у президентского дворца, где первые участники мероприятий начали появляться уже около 6 часов утра. Здесь также провели молитву и возложили цветы. Вечером в Варшаве – марш к президентскому дворцу и выступление Ярослава Качиньского.

Версий гибели самолета до сих пор существует множество, причем, по данным опросов общественного мнения, около трети поляков допускают возможность террористического акта. Оппозиция говорит о слабости правящей коалиции в том, что касается переговоров с Москвой по этому вопросу, и о нежелании провести полное расследование причин катастрофы. Так говорил Ярослав Качиньский, брат погибшего президента и лидер крупнейшей оппозиционной партии "Право и справедливость", во время траурного митинга у президентского дворца год назад: "Мы должны сохранить память обо всем, что имело место до катастрофы, во время катастрофы и после нее. Мне больно об этом говорить, но мы должны помнить также о позоре сговора с властями чужой страны против собственного президента. Позор вот в чем: чтобы выяснить правду, расследование отдано чужой стране".

В конце марта этого года сотрудники Варшавской окружной прокуратуры заявили, что, по их мнению, непосредственной причиной катастрофы под Смоленском являются действия экипажа президентского самолета: пилоты в условиях недостаточной видимости снизили машину на высоту менее 120 метров. "Действия экипажа были неправильными, – заявил сотрудник прокуратуры полковник Ирэнейш Шэлёнг. – Командир экипажа опустил машину ниже допустимого предела и не отдал приказ пойти на второй круг. Принимая во внимание метеорологические условия, туман, это было неверным решением".

Прокуратура дала оценку и действиям диспетчеров смоленского аэродрома Северный: одному из них будет предъявлено обвинение в умышленном, а другому – в неумышленном доведении до авиакатастрофы. Диспетчеры, как считают в Варшаве, позволили экипажу президентского самолета совершить неоправданный спуск. "Окружная военная прокуратура в Варшаве на основании Европейской конвенции о взаимопомощи в том, что касается уголовных преступлений, начала процедуру, цель которой – предъявить обвинения российским гражданам и допросить их в качестве подозреваемых", – заявил прокурор Шэлёнг.

Дальнейшее развитие событий зависит только от доброй воли Москвы: если россияне не согласятся сотрудничать с польской прокуратурой, то привлечь к ответственности диспетчеров, которым по польским законам грозит до 8 лет заключения, будет невозможно. Следствие по делу о катастрофе под Смоленском в Польше до сих пор продолжается и, как предполагается, в нынешнем году еще не завершится. В Варшаве с недоумением реагируют на отказ российской стороны передать в Польшу обломки разбившегося под Смоленском самолета.

Ярослав Качиньский возлагает цветы к мемориалу памяти жертв трагедии в Варшаве. 2011 год

Ярослав Качиньский возлагает цветы к мемориалу памяти жертв трагедии в Варшаве. 2011 год

Отношения Москвы и Варшавы исторически развиваются непросто. Однако пять лет назад казалось, что вызванная горем волна солидарности несколько сблизила по крайней мере политиков двух стран. События последнего времени – прежде всего, конфликт на Украине и политика Кремля по отношению к Европейскому союзу, остановили это робкое сближение. На сегодняшние траурные мероприятия под Смоленском ни глава польского государства, ни премьер-министр республики не приехали. На вопросы Радио Свобода отвечает варшавский журналист, главный редактор портала Open Democracy Зикмунд Дженчьоловский:

– За минувшие после трагедии в Смоленске польско-российские отношения проделали своего рода "мертвую петлю". Горе несколько сблизило Москву и Варшаву, довольно трогательным выглядело общение тогдашних премьер-министров двух страны Доналда Туска и Владимира Путина, как и президентов Бронислава Коморовского и Дмитрия Медведева на месте трагедии. События на Украине фактически погрузили Россию и Польшу в состояние холодной войны. Как вы в Варшаве смотрите на этот пятилетний процесс?

– Теплые отношения нынешнего председателя Европейского совета, а тогда премьер-министра Польши Доналда Туска с Владимиром Путиным – в прошлом. Недруги Туска сейчас обвиняют его в том, что он не оказался политиком, который смотрит вперед, пытался излишне сблизиться с главой российского государства. Вообще, в Варшаве есть понимание, что двусторонние отношения очень сильно изменились в худшую сторону и сами по себе, и еще больше – вследствие украинского кризиса. В большей степени, на мой взгляд, ответственность за это несет Россия, которая пытается расширить свое влияние на постсоветскую территорию. Польша является членом Евросоюза, и независимость ее международной политики в определенной степени ограничена. Конечно, у нас есть свои взгляды на мир, но членство в Европейском союзе немножко "сдерживает суверенитет". В польском общественном мнении, у публицистов, политиков сформировалось четкое представление о том, у кого на совести больше грехов – против нас постоянно вводят какие-то бойкоты продуктов и товаров, обкладывают нас эмбарго, обвиняют нас в отправке наемников.

Бронислав Коморовский и Дмитрий Медведев на месте трагедии. 2011 год

Бронислав Коморовский и Дмитрий Медведев на месте трагедии. 2011 год

С моей точки зрения, эта обстановка имеет очень тяжелые последствия, поскольку формирует в Польше такое представление: все, что приходит из России – плохо. В коммунистические годы мы хотя бы в диссидентском кругу понимали, что советские правозащитники – это люди, которые разделяют наши позиции, нашу точку зрения, наши взгляды, борются за свободу слова и так далее. А сейчас видные российские оппозиционеры в глазах массового польского общественного мнения фактически выступают агентами Кремля: Навальный и Ходорковский поддерживают аннексию Крыма. То есть даже демократическая Россия в глазах местной общественности превращается в продолжение российского монстра.

– Когда случаются такого рода катастрофы, как с президентским самолетом под Смоленском, отношения между странами во многом зависят от взаимного доверия. Трагедию в основном расследовали российские правоохранительные органы. И если у Москвы и Варшавы хорошие общие отношения, то итогам работы следователей полякам легче доверять. Но ситуация, к сожалению, другая: после того, что случилось на Украине, у польской общественности к русским доверия нет, значит, им нет теперь веры и в вопросе о причинах катастрофы президентского самолета, раз они после этого еще и захватили Крым… Отсутствие формальной логики здесь не важно, поскольку не логика формирует общую атмосферу отношений, верно?

Зикмунд Дженчьоловский

Зикмунд Дженчьоловский

– Вопрос веры в ту версию событий, которую излагает российская сторона, немножко другой. Мнения в Польше разделились. Сейчас ожидается выход книги довольно известного немецкого журналиста Юргена Рота о падении польского самолета, эта книга только что вышла в Германии, и скоро выйдет в Польше. В этой книге говорится о том, что есть какая-то связь между падением польского самолета и малайзийского лайнера над Украиной. В Польше довольно большая часть общества понимает, что большую ответственность за падение президентского самолета несет польская сторона. Есть доказательства, есть прямые улики, есть понимание ситуации, которая привела к трагедии. Но есть и другая часть общества – 20-30 процентов, в основном сторонники партии "Право и справедливость", возглавляемой братом погибшего президента, – которая все время пытается доказать, что это было покушение, к которому причастны российские спецслужбы.

Даже те, кто согласен с версией о том, что это было крушение, видят, что в поведении русской стороны есть странности. Почему Россия до сих пор не хочет вернуть в Польшу обломки этого самолета? Почему они там лежат, под Смоленском, пять лет спустя?

Однако я бы сказал, что острота противостояния все же немножко снизилась. В этом году годовщина падения самолета совпадает с важными внутриполитическими событиями в Польше. У нас в мае – президентские выборы, осенью – парламентские выборы. Если на предыдущих президентских выборах четыре года назад это была основная тема повестки, то сейчас, конечно, она для избирателя уже такого значения не имеет. А вопросы доверия между Польшей и Россией... Ну, послушайте: даже те, кто согласен с версией о том, что это было крушение, видят, что в поведении русской стороны есть странности. Почему Россия до сих пор не хочет вернуть в Польшу обломки этого самолета? Почему они там лежат, под Смоленском, пять лет спустя? Кому они там нужны? Строительство памятника жертвам катастрофы под Смоленском Россия официально постоянно увязывает с какими-то другим вопросами. Сначала это был совместный проект, а теперь нам говорят: мы вам дадим построить памятник под Смоленском, но только дайте нам построить памятник на кладбище в Кракове, советским воинам Отечественной войны.

– Как Польша выспоминает погибших 10 апреля? Представить, что президент или премьер-министр вашей страны приедет под Смоленск и там возложит венок, довольно затруднительно, да еще в компании с русским коллегой…

– В этом году польский премьер-министр остался в Польше и возлагает венок на кладбище в Варшаве, где уже стоит памятник жертвам катастрофы. Польшу в Смоленске представляют министр культуры и какие-то высокопоставленные чиновники кабинета министров. Самые массовые мероприятия, конечно, организует "Право и справедливость" – всякие торжественные богослужения, марши через Варшаву, митинг перед президентским дворцом вечером 10 апреля. В центре этого мероприятия - выступление брата покойного президента, господина Ярослава Качиньского. Некоторые думали, что этой возможностью воспользуется кандидат от партии "Право и справедливость" на предстоящих выборах Анджей Дуда. Но партия "Право и справедливость" заявила, что это неуместно, что ведение предвыборной кампании в таких обстоятельствах, на фоне годовщины трагедии, – неправильно, поэтому выслушаем только выступление Ярослава Качиньского. Это еще одно подтверждение того, что острота конфликта немножко снизилась, – сказал в интервью Радио Свобода варшавский журналист и политический комментатор Зикмунд Дженчьоловский.

Накануне годовщины трагедии радиостанция RMF FM опубликовала текст сделанной при использовании самых современных технических средств расшифровки стенограммы переговоров в кабине пилотов разбившегося самолета. Из текста следует, что на пилотов оказывалось давление с целью посадки самолета: в кабине пилотов находились посторонние лица, которые пытались убедить летчиков в том, что посадка возможна, несмотря на неблагоприятные погодные условия, а стюардесса предлагала кому-то из присутствующих пиво.

На информацию RMF FM отреагировала военная прокуратура Польши: "Прокуратура заявляет, что эти материалы, частично соответствующие стенограмме, обработанной экспертами, содержат ряд неточностей. Это касается как содержания сказанного, идентификации тех, кто говорил, так и в определенных случаях комментариев и интерпретаций". Польская оппозиция заявляет, что эта информация – практически копия заключения российской комиссии по расследованию катастрофы – используется для того, чтобы повлиять на ход президентской избирательной кампании. 8 апреля прокуратура обнародовала имеющиеся в ее распоряжении расшифровки трагических стенограмм. Из этих материалов по-прежнему делают самые разные выводы.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG