Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ровно через месяц – 7 мая – британцы выберут 650 депутатов Палаты общин. Эти выборы не будут похожи ни на одни предыдущие

Ни консерваторы, ни лейбористы не получат абсолютного большинства в британском парламенте, - таковы данные предвыборных опросов. Судьбу будущего кабинета могут решить другие партии, которые, видимо, будут участвовать в тяжелых переговорах о формировании правительства.

Конец двухпартийной системы

До 2010 года так называемые "подвешенные парламенты", когда ни одна из ведущих партий – консерваторы либо лейбористы – не набирали необходимого для формирования правительства большинства голосов – были в Британии чрезвычайно редким явлением. По итогам выборов 2010-го консерваторам не хватило более 20 голосов до большинства, однако они сформировали устойчивую коалицию с традиционной "третьей" партией – Либеральными демократами, оставив лейбористов в оппозиции. К нынешним выборам лидеры крупнейших партий – премьер Дэвид Кэмерон и его лейбористский оппонент Эд Милибэнд – подходят традиционно – соперничая прежде всего друг с другом. Борьба ведется жесткая, - по мнению аналитика Николаса Уотта, последний раз страсти были так накалены в 1992 году. В защиту консерваторов выступили более 100 "тузов" бизнеса, лейбористы ответили открытым письмом представителей многих профессий - от актеров до рабочих. Как отмечает The Guardian, в то время как Кэмерон и Милибэнд "пытаются убедить вас в том, что 7 мая вы будете выбирать между ними", у них есть одна серьезная проблема - и это арифметика.

Согласно опросам, за консерваторов и лейбористов вместе взятых готовы проголосовать лишь две трети избирателей. Остальные голоса уйдут другим партиям – более чем на 20 мандатов претендуют либеральные демократы, еще на несколько - Партия независимости Соединенного королевства (UKIP), отнимающая голоса и у консерваторов, и у лейбористов.

При пропорциональной системе выборов UKIP претендовала бы на куда большее число мандатов. Мажоритарная система (выборы по избирательным округам, а не по спискам) ограничивает влияние этой партии - зато дает козыри в руки другой нетрадиционной политической силы.

Шотландская карта

"Я живу в Англии, могу ли я проголосовать на выборах за Шотландскую национальную партию?"

Этот запрос к поисковому сайту Google вошел вечером 2 апреля в десятку самых популярных в Британии. В этот день проводились первые в истории теледебаты с участием лидеров не двух или трех, а целых семи партий, имеющих шансы пройти в парламент. Кроме лидеров консерваторов, лейбористов, либерал-демократов и ЮКИП, среди них были три женщины: представители уэльских националистов, "Зеленых" и, наконец, лидер Шотландской национальной партии, Первый министр Шотландии Никола Стерджен. Именно ее блестящее выступление на дебатах обсуждали в Британии всю пасхальную неделю.

Националисты давно уже являются ведущей политической силой в Шотландии – однако вплоть до последних лет это не касалось общенациональных выборов, на которых шотландские избиратели традиционно отправляли в лондонский парламент лейбористов. После неудачи референдума о независимости Шотландии партию – и шотландское правительство – вместо Алекса Сэлмонда возглавила 44-летняя Никола Стерджен. И теперь именно она может привести шотландских националистов к успеху, о котором Сэлмонд и не мечтал. В распущенном парламенте было 6 депутатов от Шотландской национальной партии. По опросам, по итогам выборов 7 мая их может оказаться более 30. Возможно, именно этих голосов будет не хватать до большинства.

"Альтернатива истэблишменту"

​За независимость Шотландии в прошлом году проголосовало около 45 процентов избирателей, что как раз примерно соответствует рейтингу национальной партии. Учитывая, что выборы проводятся по принципу "победитель получает все", такого рейтинга достаточно для победы в подавляющем большинстве шотландских избирательных округов.​

Причины такой популярности Национальной партии в Шотландии - не только в стремлении многих к независимости, но и в недовольстве большинства шотландцев разрушением традиционного уклада жизни в годы правления Маргарет Тэтчер. Как отмечает консервативный комментатор Брюс Андерсон в The Telegraph, среди шотландцев распространено мнение о том, что "Тэтчер и ее друзья-капиталисты ненавидели шотландский дух, и потому решили разрушить шотландскую экономику. Результатом подобного промывания мозгов стали бурные аплодисменты Николе Стерджен, которая атаковала лидера лейбористов слева". Опросы показывают, что шотландцы придерживаются в целом более левых взглядов, чем большинство британцев - включая сторонников лейбористов.

Вопросы от англичан о том, могут ли они проголосовать за шотландских националистов (не могут – они выдвинули кандидатов только в Шотландии) свидетельствуют о существующем в британском обществе запросе на альтернативу - не только экономической политике властей. Как написала сама Стерджен в колонке по итогам дебатов, "во время дебатов я поняла, насколько сильна предлагаемая Шотландской национальной партией альтернатива политике жесткой экономии и вообще Вестминстерскому истеблишменту – не только для избирателей в Шотландии, но и по всей Британии".

Как отмечает The Telegraph, избирателям понравился этот месседж - по данным блиц-опроса YouGov, 28 процентов опрошенных назвали Стерджен победителем дебатов.

Безусловно, можно говорить и об эффекте "свежего лица". Большие партии и их лидеры не слишком популярны, 80 процентов британцев недовольны состоянием демократии в стране. Если в Англии противники истэблишмента (вроде избирателей ЮКИП или "Зеленых") многочисленны, но раздробленны, в Шотландии у них есть одна альтернатива в виде Национальной партии.

Чем закончится партия

Никола Стерджен

Никола Стерджен

Именно нынешняя популярность Стерджен, однако, парадоксальным образом уменьшает шансы Шотландской национальной партии войти в коалицию с будущим победителем выборов – будь то консерваторы или лейбористы. Шотландские националисты и консерваторы – антагонисты практически по всем пунктам повестки дня. Символом консервативной политики последних 5 лет стала жесткая бюджетная экономия, связанная с именем министра финансов Джорджем Осборном. Именно против этой политики резко выступает Никола Стерджен. Кроме того, консерваторы были главными противниками шотландской независимости – а Национальная партия добивается проведения нового референдума по этому вопросу в обозримом будущем.

Что же касается лейбористов, то по экономическим вопросам они могли бы найти с шотландскими националистами общий язык. Однако арифметика кампании диктует необходимость жесткой предвыборной борьбы: именно лейбористы – главные конкуренты шотландских националистов в борьбе за мандаты. Именно поэтому в ответ на почти прямое предложение Стерджен работать после выборов вместе, чтобы отстранить консерваторов от власти, Эд Милибэнд ответил, что, если правительство будет формировать он, в нем точно не будет министров от Шотландской национальной партии.

Между тем, согласно нынешним опросам, без участия шотландских националистов договориться после выборов о формировании кабинета вряд ли удастся.

Вопрос в том, каким может быть это участие. Теоретически, шотландцы могли бы поддержать правительство меньшинства – притом, необязательно лейбористов, но тех, кто пообещает им что-то взамен. Это может быть, например, вывод из портов Шотландии подводных лодок Трайдент с ядерными ракетами, перераспределение налоговых доходов от добычи нефти и газа на шотландском шельфе или даже объявление повторного референдума о независимости.

Никола Стерджен, конечно, не станет новым премьером – однако, возможно, у нее будет достаточно сил, чтобы сыграть решающую роль в определении победителя сложной шахматной партии, которая разыгрывается на британской политической сцене.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG