Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

84% ничего не значат, а будущего нет. Гормост против публичной памяти. И снова СБУ. Пономарев - "враг" в элегантном пиджаке. Роспечать и "Дождь": "эталонный донос". Многополярное "Эхо"

Лайвблог о дискусиях в Сети


Наталья Синдеева на своем телеканале

Наталья Синдеева на своем телеканале

19:00 8.4.2015
Ольга Серебряная

Путин – нынешний Брежнев. Заложник идеологии. 84% ничего не значат. Тайные сигналы матушки-Руси. Будущее, которого нет. Москву не для интеллигентов строили

Годовщина не совсем круглая, но отмечать ее все-таки отмечают: «Открытая Россия» публикует видеоинтервью с Дмитрием Врубелем, автором знаменитого поцелуя Брежнева и Хонеккера на том, что осталось от Берлинской стены:

На роль нынешнего Брежнева Врубель без раздумий назначает Путина, а общую ситуацию, при которой экономика стабильно падает, а поддержка Путина подавляющим большинством растет, называет «чумой».

Кризис исчерпывающе описывается, например, в тексте Дарьи Горсткиной (тоже на «Открытой России»):

Никуда не едем. По данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), авторынок в России в марте упал на 42,5% по сравнению с тем же месяцем 2014 года.

Совсем никуда не едем. Кризис обманул и ожидания российских туроператоров. В майские праздники, на которые обычно приходится пик продаж зарубежных туров, продажи сократились на 25%. Такие данные приводит Ассоциация туроператоров России (АТОР).

Всё меньше едим. По данным центра «Ромир», 43% респондентов утверждают, что им пришлось перераспределить семейный бюджет в пользу самого необходимого. 17% россиян и вовсе заявили, что им придется сократить расходы на еду и товары первой необходимости.

Не тратимся на недвижимость. Как выяснило Национальное агентство финансовых исследований (НАФИ), большинство россиян не намерены пока улучшать свои жилищные условия. О планах купить новую квартиру сообщили лишь 18% опрошенных, тогда как два года назад их было 30%.

Ищем работу. По данным сайта Superjob.ru, количество вакансий в официальных службах занятости в России сократилось с начала 2015 года на 13,6%.

Тем не менее, вторая часть – о росте поддержки Путина – сегодня активно оспаривается. Все шарят статью Александра Шмелева в «Ведомостях», где он объясняет, почему на 84%-ное пропутинское большинство не стоит обращать никакого внимания:

Число активных сторонников демократических реформ и европейских ценностей, готовых выйти на улицу, остается более или менее неизменным с 2011 г. и составляет примерно 100 000 человек в Москве плюс еще по несколько тысяч в других крупных городах (в Санкт-Петербурге – около 10 000, в остальных миллионниках – меньше).

«Национал-патриотический» актив – те, кто выходит на митинги «за Новороссию», собирает деньги и вещи для «ополчения» или, наконец, непосредственно отправляется воевать в Донбасс, – поддается подсчету чуть труднее. На глаз его можно оценить в несколько десятков тысяч граждан (около 10 000 непосредственных участников боевых действий плюс организаторы палаток «Помощь Донбассу», часть активистов движений НОД, SERB и т. п.).

Третий кластер – другие сплоченные социальные группы, пока не принимающие активного участия в общественно-политической жизни, но потенциально способные сыграть в ней важную роль (например, футбольные ультрас).

Четвертый – сторонники сохранения статус-кво по долгу службы: разнообразные чиновники, муниципальные служащие, руководители бюджетных организаций и т. д. Как правило, представители этой группы не сильно отличаются от пассивного большинства и спокойно переходят на службу к любой новой власти. Однако наиболее замазанные из них, вероятно, готовы к активным действиям в поддержку действующего режима. Впрочем, вряд ли их число достаточно велико для того, чтобы они могли сыграть какую-то роль.

Пятый – силовики. В первую очередь, 40 000 бойцов ОМОНа (это число с 2012 г. выросло в 2 раза: власть понимает важность «социологии активного меньшинства» и не тешит себя результатами общенародных опросов). Плюс 182 000 служащих внутренних войск, засекреченное число сотрудников ФСБ, стоящие немного особняком «кадыровцы» (около 4000 человек) и т. д.

Наконец, шестой – армия, которая традиционно в России не вмешивается в политику, но когда-то может эту традицию нарушить.

При сохранении нынешнего вектора путь, по которому пойдет Россия, будет определяться исключительно этими группами. То есть численностью двух первых групп (она может быстро меняться – так, в 2011 г. число постоянных участников демократических протестов одномоментно выросло более чем в 10 раз). Пределами лояльности пятой и шестой групп. Позицией третьей группы.

Что думают при этом 84 процента (если они вообще что-то думают), на будущее никакого влияния может и не оказать. Зато существенным может стать фактор идеологии, которой в России до недавнего времени не было. О сужении возможностей Путина, обусловленного появлением идеологии, пишет на сайте фонда Карнеги Татьяна Становая:

Неофициальная государственная идеология в России имеет свое содержание и своих субъектов-носителей, субъектов-исполнителей, а также механизмы функционирования, вполне официальные.

В том, что касается содержания, нынешняя российская идеология формируется по нескольким направлениям. Первое – это создание «идеального прошлого», которое служило бы основой и оправданием для современной политической линии. Реабилитация Сталина, атака на писателя Даниила Гранина за фотографии ромовых баб для партийного начальства в блокадном Ленинграде, удушение «Дождя» за опрос про блокаду. У власти появилась потребность в «идеальной» исторической модели, которая служила бы образцом «единения власти и народа», героического преодоления нечеловеческих трудностей. Острые углы обходятся, неприятные темы опускаются. Рисуется картина, которая все дальше уходит от реальности и продается как слепок «правильных» ценностей.

Второе – это ценности. Традиционные ценности и консерватизм в более общем виде, государственный патриотизм (это ключевое отличие от патриотизма как такового, являющегося в целом признаком здоровой нации), российский национализм, идеологическое антизападничество, подкрепленное философской базой русских славянофилов, антилиберализм, а также православие.

Это защитная идеология, которая возникла как реакция на кризис в отношениях России и Запада, но постепенно начала жить своей собственной жизнью. Сейчас неофициальная идеология власти становится уже не функцией от внешней политики, а самостоятельным фактором внутриполитической жизни страны, регулирующим сферы общественного и юридического.

Для окончательного завершения этого процесса не хватает третьего и главного элемента – идеологически подкрепленного видения будущего России, мобилизующего нацию и создающего ценностную систему координат для объяснения вынужденных ограничений. <…>

И тут мы подходим к главному выводу. Чем дальше шагает идеология по стране, тем слабее институт политического лидерства. Извечный спор, кто появился первым, курица или яйцо, можно перефразировать на политологический лад: что первично – идеология или лидер. Идеология рождает своих лидеров, а те, в свою очередь, расставляют в идеологической политике свои акценты. Но этот процесс взаимосвязанный и главное – исключающий автономию лидера от идеологии.

Владимир Путин как ключевой фактор стабильности режима постепенно утрачивает контроль над процессом, который начал жить своей жизнью. Инициатива снизу расцвела, а масштабы ее проявления в области контроля, пресечения, недопущения и предотвращения нарастают в геометрической прогрессии. Путин, представим, вполне мог бы вмешаться в ситуацию с арестом Давыдовой или попыткой Роскомнадзора надавить на русскую службу BBC. Но он не может вмешиваться в сотни мелких преследований и перегибов на местах. Это цунами, набирающее силу, однажды станет сильнее лидера, когда-то заложившего этот охранительный тренд.

Становление государственной идеологии незаметно ограничивает область возможного для политического лидера, задает ему рамки для риторики, которые раньше он мог свободно определять сам. Идеология становится самостоятельным, неуправляемым, стихийным фактором легитимации власти, неподвластным Путину. Линейное развитие этого тренда может привести к тому, что фактор личности окончательно растворится, и для системы станет не важно, кто стоит наверху. Условный «Путин» станет функцией, исполнитель которой будет заменимым и уязвимым. Так Путин собственными руками создает самую главную угрозу своему политическому будущему и будущему страны.

Рассуждение вполне логичное – имеются только два «но». Одно – популистское, его высказывает (в ответ на статью Шмелева) Дмитрий Ольшанской:

В августе 1991 года люди с красивыми фамилиями Боксер и Шнейдер захватили ЦК КПСС на Старой площади.

И тогда казалось: ну, где оно, это "агрессивно-послушное большинство"? Сопли жует в колхозе? Слезы глотает в райкоме? Пишет возмущенные письма в газету "Советская Россия", которую мы скоро прикроем?

А мы-то - сильные! У нас-то - Боксер, Шнейдер, Собчак, огромные митинги, Феликса вот свалили только что, и скажите спасибо, что не сожгли КГБ.

Но прошло всего несколько лет - и неумолимо выяснилось, что единственным способом защитить новый режим то от Зюганова, то от Примакова с Лужковым остается внутренняя мутация этого самого режима, Боксером и Шнейдером в августе 1991 года рожденного, мутация именно в то самое, с чем он и боролся. И кончилось все это тем, что один заместитель Собчака фактически "отыграл обратно" тот самый 1991 год.

И никакие "Яши и Аркаши", удобно рассевшиеся по всем телеканалам, не помогли.

Напротив, сами заторопились придумывать "Старые песни о главном", сами, когда еще никто не заставлял, начали воспевать колхоз и райком.

А теперь еще раз мораль.

Вы можете быть умнее всех, моднее всех и громче всех, но если вы не представляете большинство, и не ловите тех сигналов, что это большинство на какой-то своей волне подает, и не идете за этими сигналами, - то вы проиграете, и вас выгонят. А если вы эти сигналы научились ловить, - то вы изменитесь. Изменитесь в ту сторону, куда тянет вас большинство.

В общем, смирение, друг мой, смирение.

Русь-матушку не победить.

Прекрасна диалектическая логика Ольшанского, только не очень понятно, как представлять большинство, у которого нет никаких внятных требований, запросов и сформулированных хоть как-то интересов? Что за мистические «сигналы» оно подает? Как их верифицировать? И что такое Русь-матушка, кроме водки, тоски и выспренних текстов вроде этого?

Второе «но» связано с невозможностью закончить процесс полной идеологизации России, как его описывает Татьяна Становая, потому что образ будущего, который требуется для его завершения, отсутствует начисто, причем не только в России. Об этом пишет сегодня на сайте Артгид Анна Матвеева:

Если приглядеться, то будущее как таковое — это вовсе не всегдашняя константа человеческого представления о жизни и времени. «Будущее» является термином эпохи промышленной революции. Будущее, вообще-то, в истории мало кому было нужно, без него прекрасно обходились. Ранее оно либо не существовало, либо (что почти то же самое) было известно и предопределено — будь то загробная жизнь или перспективы целого государства; это было нечто понятное и заранее детерминированное, а не то, что а) может непредсказуемо удивить, или что б) нужно тщательно строить. В целом, будущее как объект стремлений достигает своего пика в авангардистском проекте с его миссией творить небывалое, и концепт будущего как мечты, пожалуй, почти единственное, что нам от авангарда досталось в живое наследство. Все остальное-то уже померло, компрометировало себя, не прошло проверку историей, было опровергнуто, да мало ли что еще. Но сама идея строительства лучшей жизни, причем не религиозного строительства (когда заранее указано в заповедях, что нужно, а чего не нужно делать), а строительства без оглядки на какие-либо прошлые установки, по-прежнему остается в фаворе. Ну, или оставалась.

«Ну, или оставалась» — потому что в России мы сталкиваемся с отказом от идеи будущего как таковой. Эта идея в принципе подходит далеко не каждой стране, говоря точнее, она чисто западноевропейская, Нового времени. Западноевропейские идеи Нового времени стали доминирующими для довольно большой части мира, но кому-то удалось себе их привить без побочных эффектов, а кому-то, хм, не очень. Ровно сейчас, когда в России после пары блаженных десятилетий равнодушия государства к культуре снова возникла принудительная культурная политика, выстраивается связная мировоззренческая картина этой политики. И хотя внутри себя она очень разбросана, в ней мало конкретики, но есть одна абсолютно четкая вещь: это категорическое отрицание любого образа будущего.

Дальше идет множество убедительных примеров из практики современного искусства – дело, очевидно, не столько в мракобесии Минкульта, сколько в общей конфигурации нашей эпохи, которая готова глядеть в даль времен лишь в очень ограниченном тематическом контексте:

У нас сейчас действительно мало магистральных утопических проектов. Главный заметный, пожалуй, проект технологический: бурное развитие телекоммуникаций и всяких других научных технологий создает техноутопию, в которой мы все откажемся от наших устаревших и уязвимых тел и переселимся в виртуальный мир. Об этом говорят, думают и мечтают очень многие: от организаторов форумов медиаарта до теоретиков сайнс-арта и постбиологии, пророчащих нам существование вне физических тел или возможность менять эти тела по своему усмотрению. Помимо него, больших проектов будущего на данный момент нет. (Для России, значит, их нет вообще, поскольку собственных технологий Россия не производит, а заимствует разработанные в других странах.)

О том, что в России никогда не будет технологий, можно прочитать в самом неожиданном месте – в интервью Карена Шаиняна с руководителем superjobs.ru Алексеем Захаровым на платном «Слоне»:

– Квалифицированных кадров не хватает в любой развивающейся экономике, это нормально. Но тогда нужна какая-то стратегия развития экономики. Вот, лет семь назад прозвучало, что Россия должна стать суверенной энергетической державой. Это понятный вектор, под который должно дальше что-то делаться. Раз мы великая энергетическая держава, вы не просто должны качать нефть и сырую ее продавать, но выход светлых нефтепродуктов у нас должен быть выше, чем в США, где он самый высокий. Значит, мы ставим стратегическую задачу, вводим пошлины на вывоз сырых нефтепродуктов, готовим специалистов, производим тяжелое оборудование, развиваем химию. Принимаем инфраструктурные решения, что теперь дадим денег на химфаки, а на пиар-факультеты больше не даем.

– Что-то из перечисленного было сделано?

– Ничего! Было заявление, на нем все закончилось. Дальше начали строить Сколково, Международный финансовый центр, нанотехнологии. Извините, Россия – макространа, и господь бог дал нам огромную территорию, на которой можно где-нибудь в пустыне забабахать супервредное производство, чего нельзя в Европе. У нас есть много металла и всего. Мы должны развивать металлоемкое, наукоемкое производство – все предпосылки к этому есть. Вот в Сингапуре нет, поэтому они развивают что-то другое.

– Хорошо, одно другому не противоречит, допустим, а что с развитием финансового центра?

– Тоже ничего! Должны же быть предпосылки. Если мы не имеем ни малейшего влияния на мировые финансы, как его развивать?

Карен Шаинян в фб характеризует суть этого разговора так:

Захаров рассказывает, что ни минтруда, ни государство в целом не занимаются собственно вопросами труда – только безработицей. У них одна задача, чтобы все были как-то пристроены. Нет вообще никакого плана, ни малейшей концепции будущего. Это потрясающе. Я постиг какое-то новое измерение пустоты, рядом с которым дзен – это просто студенческая вечеринка.

Но в этом ведь, если присмотреться, можно увидеть не только отсутствие пресловутого образа будущего, но и образ настоящего, который политически и умственно активное меньшинство никак не хочет замечать. Почему прогрессивные журналисты уверены, что настоящее должно принадлежать активным высоковалифицированным специалистам, а не тихим и бедным безработным, так или иначе пристроенным заботами государства? Станислав Львовский описал похожую картину реального настоящего через решение о запрете ночной торговли в Москве (работать ночью нельзя будет заведениям, расположенным на первых этажах жилых домов):

Отчего бы не различить здесь чистую биополитику? Добрые люди по ночам спят, а не по магазинам шляются, — потому как им с утра на работу. А кто по ночам — это какие-то не те граждане, неправильные, нерегулярные. Правильный гражданин — он же что? Он с работы пришел, поужинал, программу «Время» внимательно посмотрел, пять-семь минут поскрипел зубами, сжав кулаки (вне зависимости от политической ориентации), — и пошел, бедный заяц, спать. Сосиски ему в два часа ночи зачем? А тем более, страшно сказать, в аптеку — или совсем уж пиво непонятно с кем пить в темноте.

Но скорее, что дело и не в биополитике тоже. А в потребителе ночных услуг и товаров. Этот потребитель — он предприниматель и менеджер, у которого рабочий день ненормирован: только бы работа была сделана. Он засиживается — то ли за компьютером дома, а то ли в офисе, ему интересно. Ну или просто удобно работать тогда, когда хочется, а работодателю все равно, — потому что, опять же, не в рабочем дне дело. Этот потребитель — он по ночам потребитель, урывками, потому что ему потреблять не особенно есть когда. И Москва — со всем этим ее ужасом, с шестью месяцами зимы, с мишленовскими ценами на жареный пирожок, с двухчасовыми пробками, с картонными макетами стартапов и СМИ, — она долго, очень долго была городом вот для этих людей. Которым некогда постоянно, потому что все хочется, и все надо успеть, и все интересно, и все получится, а кое-что уже даже и получилось. Заскочить в ночной магазин, дома сделать себе по-быстрому какой-то еды, посмотреть почту и спать, — потому что завтра две встречи с утра, а потом работа до ночи.

Была для них — а теперь не для них. Теперь — для других: для чиновников средней руки и сотрудников госкомпаний, рабочий день с девяти до шести. В шесть ноль пять вышел в коридор — а там слышно только, как лампы дневного света жужжат, да и те скоро погаснут. Как была аптека закрыта в 1912 году, в октябре, в тогдашней еще столице — так и в этой будет, вам же сказали. А особенно стойкие обладатели свободных профессий и остальные, кому еще почему-то все надо и вообще интересно, — ну так перетопчутся, ничего (о студентах не говоря). Это ж Москва, великая столица великой державы!

Для этих, можно подумать, строили.

Для Новосибирска, кстати, тезисы Львовского тоже вполне годятся:

А после реконструкции будут давать исключительно «Жизнь за царя». Ну потому что какой к черту "Тангейзер" в центре Евразии?

14:40 8.4.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

"Эталонный донос": Роспечать и "Дождь". Книги и больные дети как "антироссийская пропаганда". Многополярное "Эхо". Шендерович против Рябцевой

Александр Морозов
как говорится, "не просохли чернила" на статье Б.Межуева о том, "что нам делать с 1/5", как сразу приступили к конкретным мерам - в отношении гражданина Григорьева:

История о "финансировании оппозиционных СМИ через Роспечать" началась - как это нередко бывает в последнее время - с публикации в "Известиях".

Заместитель руководителя агентства Владимир Григорьев активно выделял деньги СМИ с ярко выраженной антигосударственной позицией <...>

С 2010 по 2014 год Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Рос­печать) осуществляло значительные финансовые вливания из госбюджета в СМИ, чья редакционная политика имела ярко выраженную антигосударственную позицию. Как показало расследование, проведенное «Извес­тиями», бюджетные деньги активно осваивали газета «Московский комсомолец», радиостанция «Эхо Москвы», телеканалы РБК-ТВ и «Дождь». Последний всего за 2 года получил более 30 млн руб­лей, что по курсу на тот момент составляло $1 млн.

Роспечать в период с 2010 по 2014 год на основании решения экспертного совета агентства оказала государственную поддержку газете «Московский комсомолец» на сумму 17,9 млн руб­лей, ООО «Телеканал «Дождь» — на сумму 30,6 млн руб­лей, ЗАО «Эхо Москвы» — на сумму 15 млн руб­лей, ЗАО «РБК-ТВ» — на сумму 4,5 млн руб­лей.

Со статьи в "Известиях" начиналось и "дело Маркво" - по которому заочно арестовали жену оппозиционера Владимира Ашуркова. Неудивительно, что нынешняя публикация вызвала интерес к будущему Владимира Григорьева, известного не только как зам.главы Роспечати, но и как, например, создатель издательства "Вагриус". Реакция в комментариях у Олега Кашина:

Oleg Kashin
Вот сейчас еще Григорьева посадят, вот будет веселуха.

Игорь Мальцев

бедный вова

Vera Krichevskaya

Ну "Вове" не в первый раз, он стреляный

Александр Черных

Фу <...> какой же эталонный донос

"Известиями" дело не ограничилось, и во вторник и среду тему продолжил раскручивать весь пул прокремлевских СМИ.

Лента.ру - «Дождь» затопили госденьгами

TheKremlNews - Владимир Григорьев влил в оппозицию миллионы государственных рублей

Дни.ру - Как "Эхо" и "Дождь" кормились из бюджета

Ридус - Роспечать финансировала «Дождь» и «Эхо» в ущерб региональным СМИ

Политическая гвардия - Владимир Григорьев оплатил антироссийскую пропаганду из казны
Не дремали и блогеры:

Павел Святенков
Лохи думают, что бывает иначе. и неэффективные либеральные СМИ (типа "Дождя") кормит "Запад" или "олигархи". Но нет, всё та же Инстанция и всё та же квитанция.

Роспечать ответила пресс-релизом, из которого следует, что все было не совсем так, как пишут "Известия":

«Общая сумма совокупной грантовой поддержки упомянутых в публикации газеты «Известия» средств массовой информации за 2010-2014 гг. составляет 0,02% бюджета нашего агентства. Названия программ и рубрик говорят сами за себя, - все они имеют социально значимую направленность и посвящены вопросам противодействия терроризму и экстремизму, поддержки инвалидов, усыновления детей-сирот, борьбы с наркоманией, популяризации чтения и русского языка. Эти темы поддерживаются нами в сотнях СМИ ежегодно с прицелом на разные категории населения и на разную аудиторию». <...> Журналы «Мир Севера», «Наш современник», «Молодая гвардия», «Моя Россия» «Боевое братство» за этот же период получили в совокупности свыше 8 млн рублей.

Кроме того, приводимые в газете «Известия» суммы государственных субсидий на упомянутые СМИ являются завышенными и не соответствуют реальным контрактам.

В период 2010-2013 гг. телеканал Дождь получил 15 млн. 344 тыс. рублей, радиостанции «Эхо Москвы» за аналогичный период агентством было выделено 7 млн. 513 тыс. рублей. В 2014 году на реализацию проектов телеканала «Дождь» и радиостанции «Эхо Москвы» Роспечатью денежных средств не выделялось.

Отдельно необходимо подчеркнуть, что заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев вопросами финансирования электронных СМИ не занимается и в состав соответствующих экспертных советов не входит.

Alexander Vinokurov

Роспечать оказывает поддержку большому количеству СМИ. Это правильно и очень хорошо.

Наталья Синдеева

При поддержке государства мы смогли запустить несколько больших и очень важных социальных проектов, которыми гордимся. И рады, что Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям нам в этом помогло.
Проект «Жизнь» Валерия Панюшкина рассказывал о больных детях, для которых собирали деньги благотворительные фонды. Это были истории спасенных детей, преодолевших недуги.
Проект «Книги» продвигал русскую классическую литературу, русскую современную литературу, мы старались максимально популярно рассказать о наших лучших книгах.
«Все разные – все равные» - это проект об интеграции и трудоустройстве инвалидов. Тема инвалидов всегда была одной из самых важных на Дожде. Мы действительно смогли многих трудоустроить, даже браки между инвалидами случились по следам наших программ.

Хотя, может быть, это и есть "антироссийская пропаганда"? Дискуссия у Евгения Минченко:

Alexey Shalyapin

Это донос, поскольку неправильным финансированием объявлено выделение средств не в силу несоответствия закону или каких либо правовых нарушений, а потому что эти СМИ проводят оппозиционную и поэтому, как полагают авторы, антигосударственную политику, а оппозиционность и критика это шантаж для выбивания денег под угрозой возможной критики. Если у Габриляновских девушек есть доказательства шантажа, то это не было бы доносом, но только в последней части, поскольку оппозиционность не является преступлением или основанием в отказе от господдержки. Но поскольку они обвиняют и в шантаже голословно, то статья в известиях - сферический донос в вакууме, какие бы политические задачи или клановые терки за ним не стояли.

Евгений Минченко

Мое мнение - не было шантажа, а была последовательная политика части правящей элиты по поддержке идеологически близких им СМИ.

Alexey Shalyapin

Политика была, чего спорить, но сейчас раскрывая ее, статья Известий используется для борьбы с политическими оппонентами и частью элиты неугодной авторам, кто бы за ними не стоял, но борьбы не апелляцией к закону, а только к их оппозиционности и голословным обвинением. Сущность, да, политическая борьба, а форма политический донос в чистейшем виде.

И, собственно, главное соображение:

Vasily Borisoff

Мне даже страшно предположить сколько за 15 лет было потрачено на все ВГТРК, ТВЦ, РИА, ТАСС, РГ, ОРТ, Губернаторские каналы и газеты!

История, между тем, продолжает раскручиваться:

Запрос, как выяснил "МК", был направлен еще 9 февраля. Именно "МК" впервые публикует его полностью.

прошу предоставить информацию о том, осуществлялось ли какое-либо финансирование Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, в период с 2010 года по настоящее время, следующих средств массовой информации: газеты «Московский комсомолец»; газеты «Новая газета»; телеканала «Дождь»; радиостанции «Эхо Москвы»; информационного агентства «РБК»; ежедневной аналитической газеты “РБК daily”; интернет-сайта «Слон.ру» (ООО Слон); журнала «Сноб» (ООО «Сноб медиа»); интернет-сайта «Большой Город».

В то время как одни "патриотические" блогеры при поддержке Следственного комитета разоблачают Роспечать, другие ищут деньги Ходорковского.

Марина Юденич

Михаил Ходорковский выделяет $ 3 884 381, 52 на создание "независимого" русскоязычного канала.

Ответ МБХ:

Игорь Яковенко считает, что "Эхо" в последнее время действительно дрейфует куда-то в сторону "Маяка":

К 15-й годовщине путинского царствия журналистика как самостоятельная территория общественного разговора исчезла. Остались мелкие, в основном микроскопические, островки. Самый крупный остров журналистики в России – «Эхо Москвы».
Его аудитория неизмеримо меньше аудиторий пропагандистских телеканалов, и одновременно неизмеримо больше всех остальных островков журналистики, которые к тому же постоянно уходят под воду цензуры. Мокрые, голодные и продрогшие журналисты, как зайцы из рассказа Некрасова, все эти 15 лет прыгали в лодку Алексея Венедиктова. «Эхо» постепенно становилось монополистом в сфере плюралистической информации. И заболело всеми болезнями, присущими любому монополизму.

Первая проблема, как пишет Яковенко - так называемые "налоги на плюрализм":

Власть обложила Венедиктова, а через него «Эхо», двумя «налогами на плюрализм». Один – это необходимость, наряду с мнением профессиональных экспертов и просто умных людей, пускать в эфир нечто неудобосказуемое. Это тоже классика советской торговли: товар с нагрузкой – хочешь дефицитную гречку – покупай в придачу банку морской капусты. В данном случае, хочешь, чтобы были в эфире Ирина Петровская, Виктор Шендерович и Владимир Кара-Мурза – терпи Олега Царева, Андрея Фефелова и Марию Захарову. <...>
Второй налог посерьезнее, тем более что его бремя целиком ложится на плечи ААВ. Этот налог называется GR, необходимость постоянно тусоваться в коридорах власти, и не просто тусоваться, а дружить.
Достается и персонально Лесе Рябцевой:

За 41 год преподавания мне не раз встречался такой тип студентов, которые категорически не хотят учиться, просто физически отторгают знания, зато стремятся самоутверждаться за счет презрительного отрицания и шельмования тех людей, институтов и ценностей, понять которые они в принципе не способны. Это почти никогда не лечится.

Еще одна проблема - в превращении "Эха" в "тусовку":​
Отличие тусовки от института в том, что здесь действуют иные нормы. Главная из них – цензура тусовки.
Основной принцип этой цензуры в том, что «Эхо» нельзя критиковать, поскольку это единственное оставшееся относительно независимое СМИ. «Не трогайте «Эхо» - с чем вы собираетесь остаться!». Примерно тот же принцип и в отношении ААВ: запрет на критику из условного «либерального лагеря». <...>
P.S. Кстати, лучший способ убить эхо – обить стены ватой. Ваты на «Эхе» в последнее время стало критично много.

Второй "храбрый мужчина", выступивший с критикой Рябцевой - Виктор Шендерович:

Молодая журналистка, в прямом эфире большой радиостанции, берет интервью у довольно известного литератора (который впервые пришел в эфир этой радиостанции за год до появления журналистки на свет).
В конце эфира она ему откровенно хамит.
Уходя, журналистка не забывает сообщить литератору, что вести его следующий эфир тоже будет она. И, в ожидании новой встречи, снова хамит публично - уже в своем блоге на сайте этой же радиостанции.
Как бы решив, что он глуховат и не расслышал (или туповат и недопонял) ее первое хамство.

Странный сюжет, не правда ли? С чего бы вдруг? Должны же быть какие-то объяснения неадекватному поведению ведущей? И обитатели фейсбука дружно решают, что эта журналистка - просто дура и гадина.

Версия интересная, но неубедительная. <...>

Допустим, Леся Рябцева по каким-то неведомым миру причинам не боится увольнения. Но почему хамит-то?

Насчет этого у меня есть любопытная версия, с которой почтенная публика будет ознакомлена в свое время. Это довольно старая и длинная история. И не про Лесю Рябцеву. А сейчас мне просто недосуг.

Но от эфиров на "Эхе" Шендерович не отказывается:

я не собираюсь прерывать наши двадцатилетние отношения из-за настойчивого хамства помощницы главного редактора. Не-а.

Беседа Шендеровича с Рябцевой - по ссылке.

Алексей Венедиктов не горюет:

Но Игорю Яковенко отвечает всерьез:

Многие хотели бы (с разных сторон), чтобы «Эхо» было однополярным (оппозиционным или проправительственным). Сколько раз мне разные люди, обладающие возможностями относительно судьбы «Эха», говорили – « Убери Альбац, убери Шендеровича, убери Алексашенко, Пархоменко, Латынину…» или «Не позорься с Прохановым, не позорься с Шевченко, Шаргуновым…». Не получится.

На что я хотел бы ответить – это некий «запрет на критику Эха».

Вот уж чистая галлюцинация.

«Эхо» критикуют не только все, кому ни лень, но даже те, кому лень.

Вступился за "Эхо" и Станислав Белковский:

Моя позиция, если она кому-то интересна, такова: "Эхо Москвы" критикуют за то, что оно (простите за не вполне уместный в данном случае средний род, но это соответствует англосаксонской лингвистической традиции, которая и породила гендерное равенство) - настоящее, классическое СМИ. Не пропагандистский рупор. Ничей. А именно СМИ. Которое предоставляет слово носителям разных точек зрения и использует все источники информации, которые есть.
Слава "Эху", героям слава!

Комментаторы, впрочем, от единодушия далеки.

Юрий Кулаков

При всем своем авторитете, Венедиктов позволяет "прогиб" перед мединскими цензорами. Желание сохранить "Эхо" любыми средствами вынуждает его перейти грань между "объективным" и "угодливым". Я более десяти лет читаю и смотрю "Эхо", ценю то, что они делают, работают для нас, но последние пол-года происходит "деформация" редакционной политики.

13:29 8.4.2015
Ольга Серебряная

Гормост vs публичная память. Дурицкая – агент СБУ и лично Вадима Титушко. Литвиненко сам отравился полонием

Гормост не дает россиянам забыть о Борисе Немцове:

«Йод» так описывает происходящее: В 6:30 на Большом Москворецком мосту уборщики сгребали цветы в фургон и увозили их.

На тот момент у мемориала дежурил активист Вадим Цветков. Он пытался помешать сотрудникам коммунальной службы, но его проигнорировали. Рабочие продолжали выбрасывать свечи, разбивая их.

Сотрудник «Гормоста», представившийся Сергеем, объяснил уборку тем, что «истекли 40 дней». Такой приказ ему дало начальство. После длительного спора Сергей позвонил своему руководству для уточнения, и ему ответили, что можно всё не убирать с моста.

К 7 часам утра «коммунальщики» уехали с полной машиной свежих цветов, убрав тем самым примерно четверть площади мемориала (до водосточного желобка). При этом флаги и фотографии не тронули.

«До того, как там мы появились, они собирались выкинуть всё, а когда мы начали их снимать, засуетились, стали звонить начальству и в итоге оставили большую часть цветов», — сообщили очевидцы.

Екатерина Винокурова: Вчера на 40 дней люди несли цветы на мост. Было оцепление, полиция следила за порядком, все по-людски. Ночью часть цветов снова решил увезти Гормост.
Я не понимаю эту контору. Есть живая городская история со шрамами - все новыми. Горят свечи в переходе на Пушкинской. Лежат цветы недалеко от Белого дома. Недалеко от входа в пафосный "Доктор Живаго" на Охотном - тоже цветы. Там взорвалась смертница. Реакция нашего общества на убийство Немцова - это реакция на теракт. Со временем цветов будет меньше, но приносить их будут всегда.
Я не понимаю, чем живые цветы и свечи портят облик моста. Все чисто и красиво. Не нравится "портить себе настроение"? Не ходите тогда и по Моховой мимо метро "Охотный ряд". Не смотрите на кресты вдоль трасс. Не думайте о том, что жизнь города - это не только велодорожки и котокафе, но и трагедии, и смерти, и теракты. Но не мешайте тем, кто готов остановиться и задуматься.

Ночью движение «Солидарность» сообщило в фб следующее:

По просьбе родственников Бориса Немцова, сейчас - когда истекли 40 дней со дня гибели - мы собрали для сохранения фотографии, плакаты, флаги и другую атрибутику с Немцова Моста, кроме цветов и лампадок. (Пожалуйста, не волнуйтесь)

Действия активистов «Солидарности» возмутили Максима Каца:

Пардон. На какое это такое сохранение вы оттуда забрали флаги? Флаги имели там какие-то проблемы с сохранностью?

Насколько мне известно, существует план мэрии по постепенной ликвидации мемориала (возник после неудавшейся попытки убрать его полностью). Он как раз состоит в том, чтобы откусывать по кусочкам разные его части: сначала урезать длину рассказом о необходимости покраски, потом объяснить, что мост это не место для плакатов и флагов, потом сказать, что мост вообще не место для каких-то сборов и событий, разрешив разве что небольшую табличку.

Я не знаю, ведёт ли кто-то переговоры с мэрией, но если ведёт, то имейте ввиду, что те, кто там сидят часто обманывают. Если вы с ними договорились, что плакаты и флаги будут убраны типа на сохранение, а они потом согласуют табличку, то будет так: вы уберёте плакаты, мемориал пропадёт, а потом вы будете ходить на миллион комиссий и рабочих групп и слушать на них, что все бы очень рады конечно разместить на мосту мемориал, но ГОСТ, СНиП, ГИБДД и местные депутаты против, надо с ними согласовать, немного всё изменить, перенести, поправить и тогда может быть.

Так пройдёт месяц, потом второй, потом год, потом второй. Произойдёт аппаратное замыливание которое я наблюдал от мэрии сто раз. Они своего добьются, вы плакаты уберёте, а вот вы своего не получите.

В любом случае не зависимо ни от чего я считаю, что убирать «на сохранение» флаги и плакаты, делая мемориал в 10 раз менее заметным и выразительным — это никуда не годится. Мемориал на мосту - это не кладбище, это не решение семьи, как он должен выглядеть, а решение тех людей, которые посчитали важным написать эти плакаты и принести флаги. Независимо от переговоров с мэрией, вы взяли на себя слишком много, предлагаю вам всё вернуть на место.

Однако в истории с цветами на мосту дело, кажется, идет не о семейном решении, а о коллективной гражданской памяти, с которой в России беда. То, что ее пытаются сохранить в случае с убийством Бориса Немцова – знак положительный. В случае с убийством Михаила Бекетова (сегодня – два года со дня его смерти) никакой коллективной памяти не случилось. Об этом на «Открытой России» рассуждает Олег Кашин:

Формула Евгении Альбац "лес жалко, зато до Шереметьева за 15 минут" звучит цинично, но, к сожалению, наименее лицемерно; я тоже недавно впервые проехал по этой дороге до аэропорта и испытал, так скажем, смешанные чувства. Бекетова, отдавшего жизнь за этот лес, никто не помнит — это правда.

Но это могло быть поводом для возмущения или спора, если бы случай Бекетова был уникален. Его не помнят — а кого помнят или что помнят? Никто ничего, и это, по-моему, важнейшая особенность и массового сознания, и, как следствие, общественного устройства современной России. Не накапливается коллективный опыт, не делаются выводы, не пополняется национальная память — все уходит в песок, есть только сегодня, да и то довольно виртуальное. Это какая-то огромная проблема, и я даже склонен подозревать, что искусственно созданная.

Помнить, что два года назад погиб в результате отложенного заказного политического убийства журналист, в одиночку противостоявший криминальной власти; помнить, что за это убийство никто до сих пор не наказан; помнить, что мы не застрахованы от новых таких убийств, — помнить обо всем этом важно не только в контексте одной химкинской истории, но и с точки зрения противостояния тому тотальному забвению, которое при Путине стало основным свойством нашего общества. Помнишь — значит, сопротивляешься. Помнишь — значит, не сдаешься.

От цветов на мосту и проблемы памяти публику отвлекла «Комсомольская правда»:

Анна Велигжанина в «Комсомольской правде» подводит читателей к мысли, что Борис Немцов – жертва СБУ:

- Есть основания полагать, что украинская модель не случайная фигура в деле, - продолжает наш источник. - Сейчас ее роль выясняется. И просматривается связь с Наливайченко (руководитель СБУ, службы безопасности Украины. - Ред.).

- То есть Дурицкая - агент СБУ?

- Делать выводы рано. Но подставили ее к Немцову не просто так. Через нее явно вели политика. <…>

У Дурицкой было немало поклонников. Одним из бывших бойфрендов являлся спортсмен Вадим Титушко из города Белая Церковь под Киевом. Там они и познакомились. Имя Титушко стало нарицательным после того, как в 2013 году он участвовал в потасовке против оппозиции, избил тележурналистку и был задержан. Осудили его на два года условно. С тех пор и появился термин «титушки» - так называют молодых людей, которых политические группы негласно используют в качестве наемников для потасовок и провокаций.

А завербовал Дурицкую, по данным следствия, Юрий Береза, нынешний командир батальона «Днепр-1». Анна имела с ним близкие отношения. Он же и познакомил три года назад Дурицкую с Немцовым. <…>

- Дурицкая - агент СБУ, - заверил меня в неофициальной беседе сотрудник этой организации. - И Немцов не единственный ее «клиент».

- Почему Анну не убрали как свидетельницу?

- Так известен ее интеллектуальный уровень! Свидетель она никакой. Фотографической памяти, чтобы описать преступника, нет. Уверен, она ничего не запомнила и никого не сможет опознать.

- Но ведь ее могут привлечь как соучастницу преступления?

- Не думаю. Она мелкая сошка и не владеет информацией.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Михаил ЛЮБИМОВ, полковник внешней разведки в отставке:

- Я сразу же подумал, что Анна Дурицкая - агент СБУ. А СБУ я вообще называю отделением Центрального разведуправления США. Они этим гордятся. Раньше подчинялись Советам, теперь подчиняются американцам.

- В чем могла быть роль Дурицкой как агента?

- Информировать о настроении Немцова, планах, перемещениях. Безусловно, в конечную цель ее не посвящали. Так не делается.

Федор Крашенинников: Какая все-таки гнусная газетенка, хоть уже и банально так говорить.

Версия про маячок в телефоне Дурицкой, который сообщал «злоумышленникам из СБУ» о местонахождении Немцова, выглядит настолько наивной и трогательной, что Владимир Маркин решил под ней не подписываться:

Зато следователи несколько продвинулись в распутывании чеченской версии:

Олег Кашин: В каждый пост по поводу дела Немцова приходят комментаторы, которые возмущенно спрашивают, зачем Кадырову потребовалось убивать Немцова, что за глупости. Эти комментаторы обижаются, когда их называешь ботами, но мне действительно для душевного комфорта важно, чтобы они не были реальными людьми, которые действительно так думают, потому что в этом случае получится, будто есть живые люди, готовые поверить, что целую группу бойцов МВД Чечни (а Дадаев - официальный подозреваемый) могла нанять бессмысленнейшая СБУ. Если бы люди, которые в это верят, существовали на самом деле, это было бы чудовищно, поэтому я хочу верить в ботов.

И еще одна давняя история об убийстве. Дмитрий Ковтун, которого в Британии подозревают в убийстве Александра Литвиненко заявил сегодня на пресс-конференции, что тот сам отравился полонием:

Александр Литвиненко в день встречи с Ковтуном и депутатом Андреем Луговым сообщил о том, что не будет ничего есть, потому что накануне ночью он отравился, его «страшно рвало» и он вызывал врача скорой помощи.

«Это доказывает нашу полную непричастность», — заявил Ковтун на пресс-конференции, передает Интерфакс. Он выразил удивление, почему британские следователи, которые подозревают Ковтуна по делу об убийстве Литвиненко, не проверили этот факт. По его мнению, должны были остаться доказательства вызова врача к Литвиненко 15 октября 2006 года.

Ковтун также заявил, что бывший сотрудник спецслужб мог погибнуть от отравления полонием в результате несчастного случая. Он назвал произошедшее с «самоубийством по неосторожности».

12:53 8.4.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

"Враг России" в элегантном пиджаке: Пономарев лишен неприкосновенности. Наказание за позицию по Крыму? "Тот, кто голосовал против - следующий"

Ostap Karmodi
"Решение лишить Пономарёва неприкосновенности поддержали 438 депутатов Госдумы, один был против".

Не знаю, кто этот один, но он явно следующий.

Тот, кто голосовал против снятия неприкосновенности с Ильи Пономарева, не стал скрываться - конечно, это был Дмитрий Гудков.

(Пономарев находится сейчас в США и оставил Гудкову карточку). Тех, кто воздержался или не голосовал, можно пересчитать по пальцам.

В общем,

Dmitry Kim

(436 депутатов решили проголосовать // один был против, и их осталось 435)

Формально Пономарева лишили неприкосновенности в связи с уголовным делом, возбужденным против него - но на заседании Думы необходимость снять с него неприкосновенность обосновывали тем, что он "враг России".

Olga Gorelik
Стилистика выступлений в ГД - прямо совсем-совсем 30-е годы. На полном серьезе клеймят с трибуны врага, предателя, голубую кровь, выявляют защитников, которых тоже стоило бы исключить.

Подробности, например, на сайте "Ньюсмейкер":

член партии ЛДПР Алексей Диденко <...> «припомнил» Пономареву и личные черты его характера, которые делали из него дворянина и ставили на ступень выше остальных людей.

«Пономарев голосовал против присоединения Крыма к России. Он считал себя особенным и не считался с чужим мнением. Все мы помним, каким растрепанным он был раньше, какую одежду он носил. Сейчас он ходит в элегантных пиджаках и уделяет большое внимание своему внешнему виду» — негодовал Алексей Диденко.

Представитель партии «Справедливая Россия» Андрей Руденко высказался насчет семьи Пономарева и недвусмысленно дал понять, что «не все сосны в лесу корабельные».

«Иметь такую сильную основу и не пойти по ее стопам. Его дед был членом ЦК КПСС, мать была в Совете Федерации. А вот сын решил проявить себя иначе» — считает Руденко. <...>

Член «Единой России» Франц Клинцевич уверил, что инициатива о лишении Пономарева депутатской неприкосновенности лишена какой-либо политической подоплеки.

«Недавно я встречался с учащимися, которые присутствовали на его выступлениях. Они отметили, что Пономарев был негативно настроен по отношению к России, они даже употребили такое слово как «ненависть» и «враг».

Твиттер-боты тоже пишут про "врага":

По "юридической стороне" дела (оно связано с получением Пономаревым гонораров от фонда "Сколково") у Дмитрия Гудкова вопросы такие:

Мои вопросы в связи с лишением депутатской неприкосновенности Ильи Пономарева

Мне не дают выступить и даже задать вопросы представителю Генпрокуратуры, поскольку "дискуссия" ограничена несколькими вопросами и 1 выступлением от фракции.

Формулирую свои вопросы здесь:

1. Почему с главного обвиняемого по этому делу Алексея Бельтюкова, пособником которого объявлен Пономарев, год назад сняли подписку о невыезде и отпустили за рубеж, и он сейчас живет в Калифорнии? Кто наказан? Не является ли это свидетельством того, что следствие не уверено в его вине?

2. Каков был мотив Пономарева? Профильная комиссия ГД, когда начался этот скандал, изучала его налоговые декларации. Все деньги СКОЛКОВО были там отражены (что довольно странно для растратчика), причем был отражен приход и последующий расход этих денег, видно, что человек не обогатился. У Бельтюкова тоже корыстных мотивов следователи не обнаружили; наверное, поэтому выбрана именно статья "растрата" - то есть нет фактов обогащения. Как вы объясняете это преступление?

3. Прошедший суд в гражданском порядке признал правоту Пономарева в 7 из 10 эпизодов. Это доказывает, что в деле Сколково не было именно "растраты", следовательно это не уголовное дело, а хозяйственный спор, и Пономарев уже понес свое наказание. Почему возбуждается уголовное дело?

Сторонники оппозиции, друзья и знакомые Пономареву сочувствуют.

Кирилл Гончаров
Партия Единая Россия и их сателлиты в ГД вчера лишили неприкосновенности одного из двух честных депутатов Илью Пономарева, всеми любимая Оксана Дмитриева, кстати, также поддержала власть в этом принципиальном вопросе.
Это месть за отказ проголосовать за признание аннексии Крыма, только Пономарев год назад из всего состава Думы выразил категорический протест этому процессу.


Natasha Wilson

С Ilya Ponomarev мы знакомы с семи лет: учились в одном классе. Он был отличником, лучшим учеником, председателем совета дружины, всегда "на передовой". Над ним даже подтрунивали за его "образцово-показательность", но только по-доброму, потому, что его любили и уважали, и ещё потому, что эта "образцовость" была настоящей, а не фальшивой. Как я теперь понимаю, делать карьеру он начал ещё тогда, в школе, но самое главное, что за все совместные школьные годы я не припомню НИ ОДНОГО подлого поступка с его стороны, НИ ОДНОЙ "скользкой" истории, в которой он был бы замешан. <...>

То, что таким политикам, как Илья, сегодня нет места на нашем "политическом ..." в нашем "политическом "лесу с кикиморами" (хотела написать "Олимпе" - рука не поднялась) - настоящая беда для России. Ей нужны специалисты: молодые, грамотные, с потенциалом, а главное - желанием и умением работать на благо своей родины: нужны, как нужен кислород для жизни. Но сейчас кислород выкачивается: "кикиморы" дышат сероводородом, а на остальных им плевать.

Fedor Kuznetsov
Хочу напомнить, что такие голосования единым фронтом за всякую кремлевскую мерзость происходят только от одного момента - контроля парламента одной провластной фракцией. Как только партия власти лишится контроля Думы - такие кульбиты будут слишком дорого обходиться Кремлю, и эта практика сойдет на нет

Немало и тех, кто злорадствует:

Sergey Aksenov
Илью Пономарева лишили депутатской неприкосновенности. За <украденные> в Сколково деньги. Теперь, наверное, посадят, если вернётся. И правильно. То, что он "голубой воришка" видно по его застенчивой улыбке. Ну, разве не так?

Сам Пономарев в интервью "Новой газете" сказал, что главная цель принятого решения - добиться того, чтобы он не возвращался в Россию.

Думаю, задача не в том, чтобы что-то расследовать, а в том, чтобы держать меня за границей до истечения срока созыва этой думы.

А это музыкальный привет от Ильи Пономарева его все-еще-коллегам - депутатам:

Загрузить еще

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG