Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Южной Осетии: ЦИК на ЦИК не приходится


Эргнети. Грузинский плацдарм в Южной Осетии

Эргнети. Грузинский плацдарм в Южной Осетии

12 ноября в Южной Осетии должны пройти президентские выборы. Необычность ситуации заключается в том, что на самом деле в непризнанной республике проходят две предвыборные кампании. И проводят их две Центральные избирательные комиссии.


Одна из них, «официальная», сформирована парламентом Южной Осетии и располагается в Цхинвали. Другая создана по инициативе общественной организации и находится в грузинском селении Эредви. Сторонники нынешнего президента республики Эдуарда Кокойты называют инициативу создания параллельной избирательной комиссии провокацией Тбилиси.


Представители руководства самопровозглашенной республики утверждают, что у действующего президента фактически нет соперников. Как говорит глава Комитета информации и печати Южной Осетии Ирина Гаглоева, «на сегодня в соответствии с законом о выборах зарегистрировано четыре кандидата . Ситуация складывается так, что совершенно очевидно, что предпочтение отдадут Эдуарду Кокойты . Среди населения действующий президент пользуется достаточно высоким рейтингом. Мы интересовались мнением о других кандидатах, и многих возмущало, что они выдвинули кандидатуры в столь сложное время, что у них нет особого опыта политической работы и так далее. Они желают попробовать себя на политическом поприще, прекрасно понимая, что их шансы достаточно ограничены.


«Диверсия», как и было сказано


Лидер Союза национального освобождения Южной Осетии Владимир Санакоев заявил, что его организация намерена провести на территории республики параллельные выборы. В приграничном селении Эредви создана альтернативная избирательная комиссия, которую возглавил брат бывшего югоосетинского министра внутренних дел Урузмаг Каркусов.Ирина Гаглоева называет формирование альтернативного ЦИКа «частью диверсионной работы Грузии»:


- Штаб создан в Эредви, это грузинский населенный пункт, временно нам не подконтрольный. Здесь расположены подразделения минобороны Грузии. То есть укрепленный район, где борются против нашей республики, и там же они организуют штаб по выборам президента республики с атрибутикой, с соответствующими сопровождающими элементами и механизмами. Кроме того, они планируют проведение выборов на территории, не подконтрольной осетинской стороне, в грузинских селах, а также с привлечением грузинского населения.


Лидер Союза национального освобождения Владимир Санакоев призвал правительство Грузии поддержать инициативу проведения альтернативных выборов, поскольку нынешний глава республики и кандидат на пост президента Эдуард Кокойты «не заинтересован в участии грузинского населения в выборах».


Центральная избирательная комиссия, расположенная в селении Эредви, зарегистрировала четыре своих кандидата в президенты. Среди них руководитель грузино-осетинской неправительственной организации «Ибер-Ирон» Майя Чигоева-Цабошвили:


- Осетинская сторона говорит, что я могу быть агентом грузинских спецслужб. Я ответственно заявляю, что за мной не стоит ничего, кроме желания, чтобы в регионе был мир, стабильность и возрождение. Я понимаю, что очень сложно в этой ситуации кому-то что-то доказывать, и я не буду это делать. Это должно входить в интересы грузинского правительства, но я не являюсь его фаворитом.


Жительница Тбилиси Чигоева-Цабошвили сначала пыталась зарегистрироваться в Центральной избирательной комиссии в Цхинвали, однако ей отказали в регистрации:


- Господин Кокойты, наверное, очень правильно рассчитал для себя, и не дал мне возможность участвовать. Потому что в этом случае не секрет, за кого будут голосовать те несколько десятков тысяч людей, которые последние 17 лет не участвуют в политических процессах, которые происходят в Южной Осетии. Я имею в виду грузинское население и то осетинское население, которое вынуждено не делать свой выбор, потому что не признают Кокойты.


Наша собеседница напоминает, что Грузия не считает легитимными оба выборных процесса в Южной Осетии.


«Кокойты сумеет убедить свой народ в необходимости войны»


Президентские выборы в Южной Осетии никак не повлияют на процесс грузино-осетинского урегулирования, считает грузинский общественный деятель Давид Бериташвили: «Если фигуранты не меняются, то не изменится ничего. Правда, югоосетинский президент мало чего решает. Там у него есть свои Баранкевичи (Анатолий Баранкевич, министр обороны Южной Осетии – РС), над этим Баранкевичем еще кто-то стоит. Это говорит о том, что курс будет продолжаться – это очевидно. Все решается в Москве».


Обозреватель московской газеты «Коммерсант» Ольга Алленова также полагает, что Москва заинтересована в сохранении у власти в Южной Осетии действующего президента:


- Что касается самих осетин, то Кокойты пользуется огромной поддержкой. Не потому, что он какой-то гениальный политик, в общем-то, [он лишь] делает то, что ему говорят из Кремля. Но для осетин очень важно, что пока Кокойты у власти, то Россия их поддерживает.


- Для России же Кокойты очень выгоден, потому что этим человеком можно манипулировать. Он не будет возражать, если та тенденция к вооруженному решению конфликта, которая есть у российских властей [будет развиваться]. Осетины сами войны не хотят, они понимают, что это все затронет их, они понимают, что будут погибшие, раненые. Кокойты - тот человек, который сумеет на какой-то стадии убедить своей народ, что если война начнется, то она им необходима для того, чтобы Россия признала Осетию.


Слабое звено. Почему Осетия не Косово


Президентские выборы проводятся и для того, чтобы зацепиться за так называемый косовский прецедент, считает главный редактор аналитического портала prognosis.ru Василий Жарков:


- В последние полгода в так называемых непризнанных государствах бывшего Советского Союза происходит то, что политолог Сергей Маркедонов очень удачно назвал парадом референдумов. Вызвано это прежде всего возникшим среди руководства этих государств, правящих группировок в них, желанием, чтобы возможное предоставления независимости Косово создало некий прецедент, при котором они смогли бы так же претендовать на международное признание, на то, чтобы стать полноценными государствами.


- Очень многие эксперты отмечают наивность и несостоятельность подобных ожиданий, в том числе в отношении Южной Осетии. Это наиболее слабое звено среди непризнанных государств: она имеет ограниченное число ресурсов, не является компактно-организованным регионом, на ее территории сохраняются грузинские села. При этом в окружении нынешних грузинских руководителей присутствует ряд югоосетин, которые поддерживают идею реинтеграции Южной Осетии в состав Грузии.


- С другой стороны, элита Южной Осетии нацелена воссоединиться с Северной Осетией и с Российской Федерацией. Очевидно, что Россия заинтересована в мирном способе решения этой проблемы. В данном случае реинтеграция возможна. Очевидно, что, в отличие от Абхазии, здесь проще реинтегрировать это государство.


Эксперт Фонда стратегии и международных отношений Грузии Арчил Гегешидзе полагает, что проводить параллели между ситуацией в Косове и в грузинских автономиях невозможно:
- Игнорируются процессы, которые имели место там и здесь. Если там против коренного населения проводилась этническая чистка, то есть против косовских албанцев сербским правительством, то у нас в Абхазии произошло совершенно противоположное. В Косово албанцы составляют около 90% населения. К независимости Косово, если она состоится, нас ведут многие года. Потом все-таки необходима воля или согласие сербской стороны. Если будет согласие сербского государства, там будет промежуточное правление под [международной] эгидой. Вряд ли сегодняшние абхазские власти на это пойдут.


XS
SM
MD
LG