Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Давид Какабадзе: "Я не думаю, что Бежуашвили приехал в Москву извиняться"


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Давид Какабадзе.



Андрей Шарый : Московская транспортная прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело в связи со смертью в аэропорту "Домодево" гражданина Грузии Тенгиза Таганидзе. Судмедэксперты сочли смерть естественной. Нарушений в действиях работников аэропорта не выявлено. 58-летний Таганидзе, которого должны были депортировать в Тбилиси, умер от приступа астмы до приезда машины "скорой помощи". С начала кризиса в российско-грузинских отношениях московские суды приняли решение о депортации нескольких сотен граждан Грузии.


Об этой и других проблемах российско-грузинских отношений я беседую с обозревателем грузинской службы Радио Свобода Давидом Какабадзе.


В последние дни российские официальные средства массовой информации сменили несколько тональность. Говорят, что министр иностранных дел Грузии фактически приехал извиняться. Якобы в Тбилиси произошли какие-то политические подвижки, и теперь тональность разговора, диалога Тбилиси-Москва, становится другой. Что по этому поводу говорят в Тбилиси наблюдатели?



Давид Какабадзе : Я не думаю, что Бежуашвили приехал в Москву извиняться. Конечно, очень хорошо, что он приехал. Конечно, очень хорошо, что разговор состоится, что диалог возобновляется как бы. Потому что, действительно, обе стороны понимали, что такое состояние не может продолжаться бесконечно.


Тон, конечно, будет, наверное, смягчен, думаю, что с обеих сторон - не только со стороны Грузии, но и со стороны Москвы. Во-первых, этот эмоциональный фон он уже как бы снизился. Это естественно, потому что прошло столько времени - уже несколько недель это длится. Это первая волна депортации уже позади. Накал уже потерялся.



Андрей Шарый: Совсем близкие к Кремлю издания объявляют о том, что антигрузинская компания идет на спад, она завершается. Это, может быть, связано с тем, что тех людей, которых могли поймать, поймали. Это может говорить о том, что в Кремле дали сигнал - завершить эту кампанию, посчитав, что достаточно Тбилиси напугали. В Грузии сейчас находится несколько сот или несколько тысяч грузинских граждан, которые стали фактически заложниками этого этапа обострения отношений между Тбилиси и Москвой. Как решается их судьба?



Давид Какабадзе : Пока их судьба не решается никак. Единственное, что грузинские власти уже сделали - это была создана (два или три дня назад) специальная парламентская комиссия, которая будет разбираться с каждым таким случаем.



Андрей Шарый : Когда вся эта история началась, говорилось о том, что это не чрезмерный темперамент Михаила Саакашвили заставил делать его те резкие заявления, которые он делал, а то, что это спланированная, рассчитанная и достаточно мудрая, с его точки зрения, внутриполитическая тактика, с одной стороны, направленная на на то, чтобы вызвать соответствующую реакцию европейских стран, западных союзников Грузии, а, с другой стороны, для того, чтобы укрепить свои позиции внутри страны, поскольку местные выборы партия Саакашвили выиграла.



Давид Какабадзе : Да, одной из версий можно считать ту версию, которая связана именно с выборами. Партия Саакашвили, я думаю, и без того довольно популярна в стране. Она выборы выиграла бы и без этого. Действительно, Саакашвили удалось сплотить не только население, но даже и оппозицию с правящими силами. Потому что оппозиционеры за небольшими исключениями в те дни, когда все это достигло пика, говорили о том, что сейчас настал момент, когда о внутренних наших рознях мы должны забыть, а быть сплоченными, что эта российская кампания направлена не против Саакашвили, а она направлена против Грузии. Мы должны быть вместе.


Но, с другой стороны, если принять во внимание, что Грузия в экономическом плане довольно много потеряла уже, и потеряет еще больше, если ситуация не изменится, то, я думаю, что продолжать в таком же духе уже будет невозможно.




XS
SM
MD
LG