Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Партийная машина в первую очередь нацелена на парламентские выборы»


От того, какую стратегию избирут партии, во многом будет зависеть характер президентской кампании, считает Святослав Каспэ

От того, какую стратегию избирут партии, во многом будет зависеть характер президентской кампании, считает Святослав Каспэ

В последние дни активизировались действия политиков, связанные с подготовкой к президентской кампании 2008 года. Михаил Касьянов заявил о том, что он уверен в победе кандидата от единых демократических сил. О текущей ситуации в российской политике и о перспективах политиков так называемой демократической ориентации я беседовал сегодня с известным московским политическим экспертом Святославом Каспэ.


- Такого рода заявлениям за полтора года до выборов можно воспринимать как предмет для политологического анализа?


- Конечно, подобные заявления делаются, и будут делаться в дальнейшем. Но, я думаю, что причины их происхождения самые тривиальные. Спрашивают же журналисты, приходится им что-то отвечать. Речь идет о большом политическом сезоне, в рамках которого президентской кампании будет предшествовать парламентская. Ход и исход парламентской кампании до такой степени неясны, то никаких оформленных стратегий действий на президентских выборах пока ни у кого нет и быть не может.


- Президентская и парламентская предвыборные кампании каким-то образом связаны?


- Они всегда связаны в России. Так выстроился наш политический календарь с начала, точнее с середины 90-х годов. Мы видим сейчас интенсивный процесс партийного строительства и реструктуризации партийного спектра. Безусловно, в первую очередь, выстраиваемая партийная машина нацелена на парламентские выборы. Но они же продолжат работать и после парламентских, перед президентскими. От того, какие контуры эти партийные машины примут, во многом будет зависеть характер президентской кампании.


- Сейчас уже можно говорить о том, сколько партийных машин готовы к старту?


- К старту готовы, я думаю, все официально зарегистрированные партии (насколько я помню - меньше двух десятков). Наибольший интерес, конечно, вызывает вот этот новый проект левых. Проект рискованный. Как мы знаем, прецеденты отращивания второй ноги у партии власти ничем хорошим не заканчивались. Но, судя по тем инвестициям, на которые этот проект делается, за ним будет интересно наблюдать в течение ближайших месяцев.


- Что можно сейчас сказать о «Единой России»? Это такая «забронзовевшая» партия власти. Им есть чего опасаться?


- Я думаю, что она совершенно не «забронзовевшая». Я думаю, что «Единая Россия» находится сейчас как раз, наоборот, в очень неопределенном состоянии. Потому что совершено непонятно, как реагировать на появление второго издания партии власти. «Единая Россия» находится в процессе, наконец, определения своих идеологических очертаний. В особенности проблематичным является новое выстраивание отношений «Единой России» с региональной элитой.


- Что вы можете сказать о ситуации на либеральном фланге российской политики? Довольно активно ведут себя сейчас лидеры и небольших, и крупных демократических российских партий. Есть ли перспективы у их объединения?


- Ситуация на так называемом либеральном фланге уже не первый год внушает исключительно боль и грусть. Никаких перемен в этом отношении я не наблюдаю. Разговоры ведутся бесконечно. Пробуются самые различные форматы. Создаются и проходят какие-то дискуссионные площадки. Больше всего опасений у меня лично вызывают два факта. Во-первых, отказ все большего количества демократических политиков от, я бы сказал, этических ограничений на сотрудничество с антидемократическими силами. Я имею в виду, например, недавнее участие в очередном собрании вместе с лидерами вроде бы демократов и вроде бы либералов Ампилова и Лимонова. Во-вторых, то, что все это происходит в пределах очень узкого сектора. По мере дележа этого пространства для либеральной политики, пространство сужается. Никаких мер, которые могли бы обеспечить резкое расширение зоны, занимаемой этими политическими силами, к сожалению, не предпринимается.


- От этого процесса особняком стоит «Яблоко». Чуть менее отдельно - СПС. Как вы считаете, эти две партии чем-то кардинально отличаются от того демократического конгломерата, о котором вы только что говорили?


- Я думаю, что они, безусловно, отличаются, хотя бы потому, что они больше похожи на партии. К сожалению, это все-таки отличие количественное, а не качественное. И «Яблоко», и СПС, до бесконечности выясняя отношения друг с другом, утрачивают свой потенциал и свой вес в российской политике. Это очень грустно.




XS
SM
MD
LG