Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прямая линия с Владимиром Путиным продемонстрировала небывало низкий материальный уровень россиян. Они просили его совета, как прожить на пенсию в 6 тысяч рублей и на зарплату в 9 тысяч. Чем им ответил президент? Обсуждают редактор отдела экономики газеты "Московский комсомолец" Константин Смирнов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Я представляю гостей нашей программы: с нами Константин Смирнов, редактор отдела экономики газеты "Московский комсомолец", Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии. Обсуждаем мы сегодня эхо прямой линии Владимира Путина. Мы берем такую часть грустную этой линии. Очень много вопросов пришло, связанных с тем, как прожить на мою зарплату или пенсию. Мы задумались о том, сколько люди получают. А получают они пенсии размером 6 тысяч рублей, зарплаты в 9 тысяч рублей и 10 тысяч рублей. Я неслучайно сказала, что мы об этом раньше не думали, потому что одна ваша коллега, Константин, когда я выложила историю пенсионерки, написавшей Путину о том, что хорошо бы приподнять всем пенсии в равных долях, даже ваша коллега сказала: как она может получать 6 тысяч? Это благодаря прямой линии мы узнали, что люди в массовом порядке получают пенсию по 6900. Давайте посмотрим историю самарской пенсионерки, которая поплатилась за то, что писала Владимиру Путину просьбы повысить для всех не пропорционально, потому что когда маленькая пенсия, в процентах получается мало, а поровну – дайте 300 рублей всем, дайте 500 рублей всем. Что из этого получилось, давайте посмотрим.

Елена Рыковцева: Константин, у вас есть комментарии?

Константин Смирнов: Говорить по конкретному случаю в конкретном городе, в котором мы с вами не живем, довольно сложно. В Москве средняя пенсия 12 тысяч, средняя по стране 10. Московские пенсионеры платят за коммуналку не 3 тысячи, а меньше. При этом они еще пользуются бесплатным проездом в транспорте, бесплатными лекарствами. Самарская область не самая бедная, так что они могли бы тоже на месте разобраться. О чем, кстати, Путин вчера говорил, не по поводу пенсионеров, а по поводу производителей молока в Костромской области, сказал, что будет там разбираться. Что довольно смешно, когда вопрос, где и как продавать молоко, должен решать президент России.

Елена Рыковцева: Я просто уточню, что в Москве к пенсии 6-7 тысяч существует московская надбавка, которая доводит ее до 14-16.

Константин Смирнов: У нас не бывают такие уж маленькие пенсии – это редкий случай. В среднем люди выходят на пенсию с 8-10 тысячами, потом добавки. Действительно во многих регионах, в более бедных областях, типа моей родной Тверской, более низкие пенсии, более низкие зарплаты. Еще страшнее, когда зарплата совсем низкая. Когда люди непонятно что получают, зачем вообще работать, непонятно, что за этим кроется. Проблема заключается в том, что решать это надо не так, как решил Путин в 2009 году в феврале. Он взял и распорядился, будучи еще премьером в тот раз, повысить в среднем пенсию на 45%. За это многие его критиковали. За этим стоял расчет, что, помимо того, что люди должны выжить в условиях кризиса, это еще поддержка платежного спроса, поддержка детям, которые работают, чтобы их продукция покупалась, потому что пенсионеры в основном покупают свое, а не импортное. Можно спорить, насколько так повысили, не так. В 2012 году Путин, будучи президентом, резко повысил и зарплаты, и пенсии военнослужащим. Правда, в этом году не стали ничего индексировать, а это немаловажно, вы знаете, что инфляция очень большая, под 17%. Вопрос в том, что как объяснить, чтобы экономика наша работала и пенсионная система обеспечивала людей нормальными деньгами. Проблема коррупции для нас тоже немаловажна. Слишком много забирается по дороге до конкретного человека, в том числе и в ценах. Это не только проблема структурных реформ, еще в чем-то, это еще просто прямое воровство на любом уровне. Понятное дело, что надо с этим что-то делать. Но у нас пока преобладает ручное управление, что показывает вчерашняя прямая линия, все решает один человек, остальные за ним прячутся. Значит, надо, может быть, эти прямые линии прекратить, а президенту заняться более конкретным делом, смотреть, как где что происходит. Только одно, на что бы президент обратил внимание, хотя бы эти лишние 700 рублей, которые, может быть, она не заработала, но хотя бы оставили. У меня в трудовой книжке написана учеба в университете, учеба в аспирантуре, но меня сразу предупреждали еще в советское время, что это ни на пенсии, ни на стаже никак не отразится. Просто пенсии были уравновешены в советское время, все получали за 30 лет стажа 120 рублей. Я с этим сталкивался, спрашивал про себя – нет, ни учеба в университете, ни учеба в очной аспирантуре мне никак не скажется на пенсии.

Елена Рыковцева: Ей задним числом отрезали эти 700 рублей.

Константин Смирнов: Это неправильно, некрасиво. Можно было бы человеку, который с 1995 года на пенсии, пойти навстречу. Это вопрос прямого разбирательства между органами власти.

Елена Рыковцева: На прямой вопрос на этой линии о совсем маленькой зарплате я прочитаю, что он ответил. Ему говорит Воронцова Наталья Константиновна из Приморского края: "У нас сейчас очень поднялись цены, зарплата осталась на том же уровне и даже понизилась. Мы сейчас не живем, а выживаем. До каких пор это будет продолжаться?" И Владимир Путин отвечает: "Действительно, я об этом уже сказал в начале, уровень реальных доходов в связи с инфляцией, которая у нас скакнула до 11,4% в прошлом году, определенным образом понизился. Это мы должны будем учитывать в своей социальной политике, оказывая поддержку прежде всего незащищенным слоям населения, тем гражданам, которые испытывают особые сложности". Мы только что слышали, что пенсионерка не дотянула, ей бы еще урезали на 50 рублей, она бы социальное пособие получала. То есть для того, чтобы получить социальное пособие, нужно быть абсолютно, тотально нищим. Вы считаете, такой ответ удовлетворяет, тем не менее, людей?

Валерий Хомяков:. Решения принимаются одни, а потом, когда идет реализация тех или иных решений, то они полностью выхолащиваются. Хотелось бы взглянуть в глаза тому чиновнику, который с этой дамой уже преклонного возраста так поступил. Такое изощренное издевательство – просто взять и, во-первых, обрезать, во-вторых, не дорезать. В этом проглядывается суть той системы власти, в которой мы существуем, когда Пенсионный фонд, пишет какая-то старуха, жалуется, давай, обрежь ей. Забрали у человека 700 рублей – это сколько плавленых сырков она могла бы купить. Для Москвы 700 рублей ничто, а для человека, который на грани выживания, это сумма весьма значительная.

Елена Рыковцева: Вы ведь тоже удивились, что 6 тысяч. И когда я в социальной сети выкладывала эту историю, удивились все коллеги. Вот люди пишут комментарии, оказывается, что да, такие пенсии, где-то есть надбавка, где-то нет надбавки. Действительно, минимальный размер пенсии разный в регионах, в Москве он повыше, где-то 9 тысяч, в Свердловской области 7 тысяч, а в Самарской действительно 6900 (на самом деле 6420. – Е.Р.).

Константин Смирнов: Получается, что решение Путина в Самарской области выполнено не было. Цифра 6900 для человека, который вышел на пенсию 20 лет назад, конечно, нонсенс, таких цифр быть не должно, хотя бы около 10 тысяч должно быть. Постоянно нам говорят, что средняя пенсия составляет более 10 тысяч рублей. Я понимаю, что это средняя цифра по больнице.

Валерий Хомяков: Самара, я там часто бывал, с одной стороны, это богатый регион, с другой стороны, он достаточно дорогой. Уровень цен в Самарской области выше, чем в соседней Ульяновской. Еще удивляет другое, ведь там прошли выборы осенью прошлого года. Губернатор Николай Меркушкин подтвердил свое высокое звание губернатора региона. Казалось бы, надо посмотреть его предвыборные обещания, он обещал в том числе поднять пенсии, сделать выплаты доплат пенсионерам. С того времени прошло уже более чем полгода и где же эти обещания? По-моему, эти обещания никто не собирается выполнять. Что опять-таки говорит о том, что мы, граждане, не нужны этой власти вообще. Она живет сама для себя и сама себя холит, лелеет и наслаждается своей собственной жизнью, а мы ей просто помеха.

Константин Смирнов: Нынешняя система экономическая, безотносительно того, кто ею управляет, такая, что у нас дефицит пенсионного фонда в целом по стране превышает триллион рублей.

Елена Рыковцева: А если не было бы дефицита, пенсии были бы выше? Вряд ли.

Константин Смирнов: Если бы не было дефицита, все было бы то же самое. Даже эти нищенские пенсии – это на грани выживания. Самая главная проблема в нашей стране – как заработать. Самое главное, о чем должен быть сказать президент, о чем он не сказал, – это как нам заработать. Министр финансов Силуанов на последней расширенной коллегии своего ведомства 14 апреля мельком сказал фразу, его предшественник Кудрин говорил более последовательно, о том, что одна из наших проблем – слишком огромная государственная собственность, от которой надо избавляться, потому что она априори работает хуже, чем частная. Единственный вариант, чтобы экономический рост возобновился, – это нужны масштабные частные инвестиции. Я с 1992 года работаю в частных структурах, до этого работал в государственных органах, ЦК КПСС и так далее. Я вижу, как нас все время душат. При этом у нас малый и средний бизнес практически не работает. Эта дама, к сожалению, видимо, бездетная, одинокая. Но дайте нам, детям, заработать.

Елена Рыковцева: Я обращаю внимание на цифры, 15 – это уже прямо таки запредельно, а вот 6, 8, 9, которые звучали. Потому что есть такая иллюзия, которая звучит особенно в связи с Украиной, с Крымом, что в России высокие пенсии. Давайте в Крыму поднимем пенсии до уровня российских. Полное ощущение, что российские пенсионеры жируют по сравнению с украинскими. Теперь вдруг выясняется, что ничего подобного.

Константин Смирнов: Не надо считать в деньгах. Крым – это историческое завоевание России. Люди высказались за воссоединение с Россией, они хотят жить в России.

Валерий Хомяков: Это же не люди хотели – это Путин хотел. Что мы спорим об очевидных вещах? Нам слишком дорого эти удовольствия обходятся, желание Владимира Владимировича предстать собирателем русских земель.

Елена Рыковцева: Иван из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Я абсолютно солидарен с этой женщиной, кроме того, я такой же, как она. Я проживаю в Краснодарском крае, моя пенсия была 6300 рублей, сейчас мне повысили на 400 рублей. Три тысячи и я трачу на коммунальные платежи, газ, свет, вода. Я обращаюсь к президенту, пишу в думу. Мне, во-первых, хочется поблагодарить станцию Радио Свобода за то, что она первая подняла эту тему нищих голодных пенсионеров, потому что ни в думе, ни в Совете Федерации, ни на центральных каналах никто, ни Путин даже не поднял эту тему. В 2011 году я пишу президенту тогда Медведеву, у меня перед глазами ответ: "В настоящее время разрабатывается проект федерального закона о потребительской корзине в Российской Федерации. В новой потребительской корзине, в особенности для пенсионеров, предусматривается значительно повысить качество продуктового набора за счет увеличения объема потребления мясных продуктов, рыбы, фруктов, являющихся более ценными в питательном отношении". Мне обещали поднять, чтобы не на сто рублей жить, а на самом деле что произошло – 20 ноября 2012 года дума, фракция "Единая Россия" принимают новую потребительскую корзину на 5 лет до 2018 года, и она как была, так и осталась. На 50 процентов это продуктовый набор, который по составу и количеству как был, так и остался вровень с пайком пленного фашиста, установленного Сталиным. Если Сталин думал о пленных фашистах так же, как Путин думает обо мне и 20 миллионах таких, как я, я не знаю, как его назвать. Я разговариваю с людьми, женщины в колхозе работали по 35 лет, они получают пенсию 7 тысяч рублей. У них уже руки скрючены оттого, что было удобрение, коров доили, ухаживали в 4 утра, ноги еле ходят. Они тоже живут на 7 тысяч рублей. Это просто позор для России, позор этой власти, преступление против народа и досрочная отправка нас на тот свет. Мне 67 лет, а мне приходится подрабатывать. Хорошо, мне помогают родственники.

Елена Рыковцева: На самой прямой линии цифры эти не звучали. Мы сейчас видим на бегущей строке цифру 10 тысяч, а то, что я говорю про 6, про 8, про 7 – это то, что ночью крутит канал "Россия-24", эти обращения граждан, не вошедшие в эфир, и они начинают садиться и говорить в кадр: у меня 6 тысяч, у меня 7, 9 тысяч рублей зарплата у медработника. Самую позорную цифру массовый зритель на прямой линии не услышал. Теперь это все начинает скапливаться, вдруг оказывается, что 6-7 тысяч – это рядовое явление по России. Правильно ли я понимаю, что даже если бы не было дополнительных расходов, то это совершенно не означает автоматического перераспределения пенсий?

Константин Смирнов: Вы же прекрасно знаете, как формируют сейчас пенсии. В том-то и дело, что мы из одной системы советской перешли в другую. Соответственно, пенсии тогда не скапливались, они платились просто из бюджета. Сейчас бизнес и государственный, и частный платит страховые платежи, все равно денег мало. Я не думаю, что власти, Пенсионный фонд, Минфин сделали бы, если бы действительно были деньги, не меньше 10 тысяч, но денег нет. У нас чрезвычайно неэффективная экономика.

Елена Рыковцева: Вы же понимаете, что Крым обесценил их, даже те нищенские шесть тысяч рублей стали не шестью тысячами.

Константин Смирнов: Все говорит о том, что экономика, построенная на экспорте нефти, долго не выдержит.

Елена Рыковцева: Сергей из Таганрога, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня по цифрам два замечания такого порядка, вы рассказали об учительнице, которой урезали пенсию. С 1 января этого года работает новая пенсионная формула. Сегодня есть порядка 30 человек, которые ушли с оборонного предприятия, у них пенсии поразительно одинаковые 6300-6400. Я думал, что это только у нас ситуация, начал общаться с родственниками из Ростовской области, женщина, 42 года стажа, она выходит и тоже идет на 6300. Получается, что новая формула, которая баллы высчитывает, она всех подводит под 6300-6400. После того, как Крым проголосовал, прошел референдум, по СМИ прошла информация, что приравняли пенсии к российским только военных, госслужащих, кто работал в органах госбезопасности и прочее, но умалчивают о том, что пенсии в четыре раза подняли всем пенсионерам. У меня родня есть там, знакомые в Севастополе, они сейчас в очень комфортных условиях. Пенсия учительницы 26 тысяч, пенсия милиционера 36 тысяч. Многие задают вопрос: почему у наших пенсионеров, когда есть два пенсионера, суммарно 24, а там 24 у одного пенсионера? До присоединения пенсия была в два раза меньше от наших пенсий, а сейчас пенсии у крымчан в четыре раза выше, чем наши, в среднем. Вот об этом никто ничего не говорит.

Константин Смирнов: Наш собеседник начал с того, что люди, которые стали выходить на пенсию сейчас, по новой формуле стали получать 6200-6300 и так далее. Я боюсь ошибиться, люди, которые должны выходить по новой формуле, должны выходить на пенсию лет через 10. На месте Сергея я бы послал запросы в контрольные органы, в Счетную палату, например, о том, что здесь какая-то коррупционная составляющая. Таких пенсий быть не должно, они должны быть около 10 тысяч.

Елена Рыковцева: Я получаю 6 тысяч, я тихо спрашиваю президента: как же мне прожить на 6 тысяч? Фантастически терпеливый народ. Сергей из Тверской области, что вы нам расскажете?

Слушатель: Здравствуйте. Я живу в небольшом городке, в последнее время в городке стали одни таксисты. Завод переходит на трехдневку, в нескольких бюджетных учреждениях заставляют писать заявление, что они получают 5-6 тысяч рублей, не больше. Прямая линия была с Путиным, люди вопросы задавали, спектакль был показной. Почему двойные стандарты, я имею в виду, люди будут звонить про лампочки в подъезде. Это от власти не добьешься. Дорог нет, света нет, газа нет и так далее. И все говорят: Путин приедет, все разрулит. А Путин ничего не делает.

Валерий Хомяков: Сергей поднял более глубокий вопрос: а что вчера было? Вчера было действо, смысл его был в следующем, что есть царь, есть подданные, не граждане, граждане царям не нужны, подданные послушные, которые ждут милости от своего царя. Вчера это мы и наблюдали. Причем на все темы примерно одно и то же, и по Немцову Путин говорит: как это так, цветы убирать, что же это такое? Поговорим с московскими властями. И по этой девочке, которая попросила у него какой-то тренажер, которая хочет ходить: не вопрос, решим. И так же ответ на вопрос с Дальнего Востока, как жить на 10 тысяч. И главное, система власти, которая выстроена, она не для нас с вами, а для них. Сидят, занимаются обналичкой полномочий. Есть Пенсионный фонд, его руководитель, его задача-максимум сэкономить деньги. Ты жалуешься, сейчас мы 700 рублей с тебя возьмем.

Елена Рыковцева: Павел из Орла, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы все о пенсиях и пенсионерах, а о зарплатах? Я пенсионер, но продолжаю работать, ставка преподавателя вуза 6 тысяч, и вообще очень часто встречаешь минималку 6 тысяч. Вот надо о чем говорить. С работой сейчас стало плохо. Хорошо нас, пенсионеров, пенсия выручает, а кто еще не дожил до пенсии, как им быть?

Константин Смирнов: Я хочу про Орловскую губернию сказать – это моя родина, у меня папа из Бежецкого района. Он постоянно ездит в наш родной город Бежецк, в деревню. Мы, конечно, можем против царя говорить массу вещей, мы его не свергнем. Мне кажется, повторять 1917 году не стоит, по-моему, уже накормились. Надо сделать в этих обстоятельствах так, чтобы в каждом месте что-то заработало.

Елена Рыковцева: Мы видим в рамках всей страны 5-6 тысяч – это катастрофа, это ужас, это массовое явление. Люди написали три миллиона вопросов Путину, мы еще с вами думаем: зачем они пишут эти вопросы, они же знают, что они не прозвучат. Оказывается, уже второй день говорят, что эти вопросы будут систематизированы, и люди надеются, что если ты напишешь, у тебя есть шанс попасть в какие-то папочки, и твоя проблема решится. Так и живет страна от линии до линии, надеждой на чудо.

Валерий Хомяков: Масса охранников, которые работают в Москве, – это из села. Здоровые мужики, с руками, с головой, не очень пьющие, они вынуждены все бросить, потому что там денег нет и работать негде. Были предприятия, совхозы, колхозы, потом они стали фермами, потом эти фермы сдохли в силу в том числе и тех обстоятельств, о чем вчера говорилось по поводу закупочных цен на молоко, на мясо. Они сюда все в Москву приехали, чтобы хоть как-то кормить своих детей, чтобы они обучались и так далее. Поэтому, когда нам рассказывают сказки, что мы сейчас сделаем импортозамещение, появится собственное сельскохозяйственное производство – это полный бред, они уже теперь туда не поедут работать ни за какие деньги.

Константин Смирнов: Сельское хозяйство растет год от года очень высокими темпами. Возьмите 1998 год, когда был дефолт, мы на 30% себя курятиной обеспечивали, сейчас на 100. Как раз сельское хозяйство – это локомотив.

Валерий Хомяков: В деревню съездите, посмотрите, как она растет, когда поля пустые и коровники пустые.

Константин Смирнов: Я знаю людей, которые, воспользовавшись опустением полей, выращивают бычков за мельчайшие деньги, прибыток очень неплохой.

Елена Рыковцева: А мясо купить не можем на те деньги, которые нам объявлены сегодня. В ситуации, которую мы сейчас обсуждаем, никакой роли не играет, есть импортозамещение или нет, все равно купить не на что. Москва, Петр, здравствуйте.

Слушатель: Может быть, провести передачу "Путин и богатые", тогда все станет элементарно. Что касается Крыма, там рядовая пенсия 6-8 тысяч рублей в месяц, если не госслужащий и не военный. Кстати, крымчане могли бы получать и украинские пенсии, если бы Украина была нормальным государством. Причина в том, я считаю, что, как здесь прозвучало, Путин все решает, я думаю, он решает все, но только не в экономическом блоке.

Елена Рыковцева: Нормальное государство – это когда у тебя оттяпывают кусок территории, а вы все равно продолжаете свои пенсии так же исправно платить этому куску территории. Это нормальное государство?

Слушатель: У нас Латвия оттяпалась от Советского Союза.

Елена Рыковцева: Что значит оттяпалась? Стала независимым государством. Никаких кусков Латвия не оттяпывала у России вместе с собой.

Слушатель: Граждане Крыма заработали украинскую пенсию, и они должны ее получать по всем международным законам и соглашениям внутри СНГ.

Елена Рыковцева: По всем международным соглашениям и законам Крым должен оставаться в составе Украины. Это абсолютно беспрецедентная юридически произошла история – аннексия Крыма, которая повела за собой такие же беспрецедентные истории, связанные с зарплатами, с банкоматами и так далее. Кто стал виновником того, что эти люди не могут получить свою украинскую пенсию? Россия. Теперь она расплачивается за это повышением пенсий для них, чтобы подвести их к уровню российскому. 6 тысяч цифра российская сегодняшняя – это на самом деле украинская пенсия. 6 тысяч было когда-то 200 долларов, теперь они обесценились и сравнялись с украинскими пенсиями, а в Крыму к ним все ж таки подбавили. Не до 36 тысяч, но подбавили. У нас секунды, давайте завершим на том, что все будет хорошо.

Валерий Хомяков: Все будет хорошо.

Константин Смирнов: Все хорошо не будет.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG