Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ИГИЛ: армия террора

Александр Генис: Не так давно американский президент перечислил три главных опасностей, стоящих сейчас перед миром. Это - вирус эбола, агрессивная политика Путина и террористическая армия ИГИЛ. С эболой уже вроде бы справились, но две другие угрозы по-прежнему пугают цивилизованный мир.

Сегодня Марина Ефимова расскажет о новых книгах, посвященных феномену экстремистской исламской группы ИГИЛ.

Марина Ефимова: Чуть более года назад, в январе 2014 года американский президент Барак Обама отмахнулся от серьёзного обсуждения угрозы со стороны террористической организации ИГИЛ («Исламское Государство Ирака и Леванта»), назвав ее «J.V.Team Аль Кайды» – то есть, подростковой командой запасных игроков Аль Кайды. Президенту уже и тогда многие возражали, а сейчас, кажется, для всех стало очевидно, что ИГИЛ представляет страшную угрозу цивилизованному миру. Демонстративные средневековые жестокости, рабыни, заложники, религиозная нетерпимость, варварское разрушение памятников культуры – вот следы, которые эта террористическая уже не группа, а хорошо вооружённая армия оставляет за собой в Ираке и Сирии, в Ливии и в Йемене, в Египте и Нигерии. Все эти действия ИГИЛ словно вернулись из Темных веков, но тактика пропаганды этой организации усовершенствована применением новейших электронных технологий: агитация и вербовка идёт через интернет, и новые бойцы вливаются в её ряды из всех стран мира.

В течение последних лет многие историки, специализирующиеся на терроризме, составляют хронику ИГИЛ, пытаются понять её формальные и реальные цели и секрет её стремительного роста. В 2015 году вышли два самых полных пока сборника материалов по этой теме. Книгу «ИГИЛ – государство террора» написали гарвардские историки Джессика Стерн и Джей Бергер. А книгу «ИГИЛ. Армия террора: взгляд изнутри» - написали журналисты: Майкл Вэйсс и Хассан Хассан.

Многое в обеих книгах уже общеизвестно, но далеко не всё. Например, одна из глав книги историков Стерн и Бергера посвящена сравнению Аль Кайды и ИГИЛа:

Диктор: «Аль Кайда была задумана эксклюзивной, авангардной организацией. Её лидеры видели себя элитой новой идеологической революции, которой они собирались способствовать, но в то же время и манипулировать ею, направляя в нужное им русло. В течение 90-х годов Аль Кайда превратилась в настоящую корпорацию - с зарплатами, бенефитами и с эмиссарами-идеологами, которые разъезжали по всему свету, активно включаясь в местные конфликты. По контрасту с ней, ИГИЛ - организация популистская. Она собирает и наделяет смертоносной силой толпу. Идеей Аль Кайды было возрождение исламского халифата в будущем, её вербовка новых членов была идеалистической – им давали шанс посвятить себя «великому делу». Главари ИГИЛа задвинули на задний план эту аргументацию (как слишком туманную и интеллектуальную) и сделали упор на демонстрацию устрашающих расправ с «врагами». И именно эта жестокость привлекает к ним озлобленных, неудовлетворённых и мстительных молодых людей во всем мире».

Марина Ефимова: То есть, «бесов» в терминологии Достоевского. А в качестве красивой обёртки для колеблющихся ИГИЛ обещает построить государство «халифат» со всеми украшениями цивилизации. В пропаганде ИГИЛ общая картина этого утопического исламского государства представляет собой краткое описание современной развитой страны: «с обилием продуктов, с индустрией, с банками, школами, системами здравоохранения и соцобеспечения, с домами для престарелых». «Жителей занятых областей, - пишут историки Стерн и Бергер, - пропагандисты ИГИЛ призывают вместе с их воинами строить некий идеальный халифат, где всем будет место: инженерам, врачам, кинорежиссерам и даже дорожной полиции».

Журналисты Вейсс и Хассан в книге «ИГИЛ. Армия террора: взгляд изнутри» описывают различные ипостаси организации «Исламское государство»:

Диктор: «ИГИЛ – не только террористическая организация. Это – развитая, современная пропагандистская машина, умело распространяющая свои месседжи. Это – мощная служба снабжения, которая с уверенностью эксперта переняла методы мафии и использует «серые» области межконтинентального рынка для контрабанды нефти и оружия. Это – традиционная армия, которая вербует себе солдат среди жителей отвоеванных территорий, используя профессиональные методы соблазна и запугивания. Это также – эффективная разведывательная служба, которая проникает в гражданские организации противника, вербует там единомышленников и потом захватывает всю организацию».

Марина Ефимова: Вейсс и Хассан для своей книги взяли множество интервью у членов ИГИЛ и её сторонников. Они пишут, что среди суннитских сторонников ИГИЛ много таких, кто поддерживает её неохотно – только потому, что видит в этой организации единственную надежду для мусульман-суннитов победить в их многовековой, но недавно обострившейся борьбе со сторонниками другого течения ислама - шиитами. Сунниты (которые составляют примерно 85% мусульман) после свержения Саддама Хуссейна потеряли контроль в Ираке и потом подверглись разгрому в Сирии, где они были в оппозиции к правящей партии. «Сейчас многие сунниты оправдывают сверхжестокость ИГИЛ, - пишут Вейсс и Хассан, – как единственное эффективное противодействие гегемонии шиитов на Ближнем Востоке. А лидеры ИГИЛ умело разжигают и используют застарелую вражду между двумя этими мусульманскими сектами для пропаганды Халифата».

В обеих новых книгах авторы пытаются оценить последствия вмешательства Соединенных Штатов и их союзников в религиозную и политическую смуту на Ближнем Востоке. Историки Стерн и Бергер пишут:

Диктор: «До определенной степени ИГИЛ – НЕпреднамеренный результат интервенции Запада в Ирак в 2003 году. Силы западной Коалиции свергли режим жестокого диктатора, но при этом разрушили иракское государство. Западу не хватило терпения, воли и мудрости построить новое государство на месте разрушенного».

Марина Ефимова: Вывод американских войск из Ирака в 2011 году и явное нежелание президента Обамы быть вовлеченным в трудноразрешимую ситуацию Ближнего Востока журналисты Вейсс и Хассан называют гарантией «будущей нестабильности в этой стране».

Что касается ИГИЛ, то историки Стерн и Бергер приводят слова короля Иордании Абдуллы Второго, сказавшего: «борьба с ИГИЛ будет войной целого поколения». Журналисты Вейсс и Хассан, у которых хватило мужества изучать ИГИЛ изнутри, смотрят на ситуацию еще пессимистичнее: «Армия террора, - пишут они, - останется с нами на неопределённо долгое время».

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG