Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Самая реальная из всех реформ"


Будущий сотрудник новой украинской полиции Михаил Киндракевич (на переднем плане) во время одной из тренировок

Будущий сотрудник новой украинской полиции Михаил Киндракевич (на переднем плане) во время одной из тренировок

Как в Киеве тренируют будущих сотрудников новой украинской полиции, которая должна заменить старую милицию

В Киеве продолжаются тренировки кандидатов на должности в новой патрульной службе полиции, которая должна прийти на смену милиции – несмотря на то что новый украинский закон "О полиции" пока еще не принят Верховной Радой. Заявки на участие в открытом конкурсе подали более 33 тысяч человек. Тренируют будущих патрульных украинские инструкторы, которых перед этим учили зарубежные коллеги, в том числе из США. Инициатором и главным идеологом реформы украинской милиции является Екатерина Згуладзе, первый заместитель министра внутренних дел страны – она отвечала за реформу полиции в Грузии, которая признана успешной во всем мире.

Радио Свобода побеседовало с будущим полицейским Михаилом Киндракевичем, который прошел все этапы отбора в патрульную службу, оставив ради нее карьеру в одной из украинских коммерческих фирм, и с киевской журналисткой Натальей Вагнер, которая попробовала свои силы на первом этапе отбора в новую полицию. Иллюстрации к этому материалу – фотографии нью-йоркского фотографа Миши Фридмана, сделанные им во время тренингов для американского журнала The New Yorker.

Михаил Киндракевич:

– Мне 24, я родом из города Трускавца, Львовская область. После окончания университета я работал в одной из компаний, которая занимается электронной коммерцией, прочитал на страничке в фейсбуке у Арсена Авакова про новую реформу. Уволился с работы, подал заявку, прошел все этапы отбора. Вот я и тут. Учимся уже пятую неделю.

– Кто вас тренирует?

– Для инструкторов проходил отбор так же, как и для кадетов новой полиции. Среди инструкторов есть юристы, адвокаты, правозащитники. Процентов 20 – это инструкторы из системы МВД. То есть преподаватели академии. Но их немного. Практику у нас ведут бойцы подразделения "Сокол". А их в свою очередь учили американские полицейские. Время от времени американцы приходят на занятия делают замечания, подсказывают. Вот так мы занимаемся.

– Насколько тяжело даются эти тренировки, они легче или тяжелее, чем вы ожидали?

– Однозначно ответить не могу. Например, мне очень нравится практика, огневая и тактическая подготовка. Непосредственно сейчас у нас были две "пары" тактики, мы работали в спортзале, но большинство хочет еще. Сложнее даются такие курсы, как административное право. Нужно много учить, запоминать, понимать.

Я знаю, что было много милиционеров, которые разделяли взгляды людей на Майдане, но не могли ничего сделать

– Вы натерпелись от старой украинской милиции? Как оцениваете ее поведение – не "Беркута", а именно киевской милиции – во время Майдана?

– Сложно сказать... Я знаю, что было много милиционеров, которые разделяли взгляды людей на Майдане, но не могли ничего сделать, потому что у них был приказ стоять и охранять порядок или оттеснять митингующих. Но в принципе, у меня тесных связей или каких-то пересечений с милицией не было и нет. Год или два назад у меня не возникало мысли пойти работать в милицию.

– Вам объяснили, в чем будет заключаться ваша работа как сотрудника новой патрульной службы?

– Четкого понимания пока нет. Это эксперимент, который впервые воплощается в жизнь. Я читал образцы законопроектов… нам рассказывают про видение того, каким должен быть полицейский, какой будет новая система, какими будут базовые принципы, которыми должны руководствоваться полисмены. Но пока не понятно, кто и что будет исполнять, какие обязанности. Пока не принят законопроект о полиции, четкого понимания таких деталей нет.

– Расскажите подробнее про отбор? Из каких этапов он состоял, возникли ли у вас какие-то сложности на этом пути, если да, то какие?

– Было несколько этапов отбора. Первый этап – тестирование основных навыков. Тест состоял из пяти блоков: математика, украинский язык, анализ, логика и еще один, не помню уже какой. Всего было 60 вопросов, по 12 в каждом блоке. Максимум можно было набрать 60 балов. Второй этап – физподготовка. Бег на 100 метров, на 1000 метров и подтягивание. Был психологический тест MMPI2 – для выявления психологического портрета человека. После этого была военная медицинская комиссия, а потом собеседование с группой экспертов.

– В патрульную службу могут попасть сотрудники прежней милиции или она набирается целиком из новобранцев?

– Конечно, могут. Отбор полностью открыт для общества. Из 17 тысяч заявок около тысячи – заявки бывших и действующих сотрудников МВД. На самом деле среди нас, среди кадетов, очень мало бывших милиционеров. Я не знаю почему. Может быть, они не подавали заявки, не верили в это, но у всех были равные условия, кто угодно мог подать заявку, включая бывших или действующих сотрудников милиции.

– На какую зарплату вы рассчитываете в новой полиции?

– Лично для меня этот вопрос не был приоритетным. Это важный вопрос, но я принимал решение, не исходя только из этого. Нам обещали уровень зарплаты в 6-8 тысяч гривен. Уже во время обучения нам сообщили, что, учитывая девальвацию, уровень повысили с 8 до 10 тысяч гривен (350-450 долларов США по курсу на 27 апреля. – РС).

– Люди, вместе с которыми вы тренируетесь, – кто они? Удалось ли вам завести новые интересные знакомства?

Я приду и попробую что-то изменить. Эта идея нас объединяет и двигает вперед

– Могу вам сказать, что у меня каждый день происходят знакомства с необычными людьми. Моя группа, например, очень разнообразна и разношерстна. Хозяйственники, финансисты, бизнесмены, частные предприниматели, преподаватели, футбольные тренеры, агрономы, прокуроры. Все, кто только может быть! Есть и несколько милиционеров.

– Что объединяет этих людей?

– Мне и многим другим, кто пришел, как и я, очень надоела ситуация, которая происходит в стране. Каждый решает для себя. "Вот я приду и попробую что-то изменить". Эта идея нас объединяет и двигает вперед.

– Вы верите, что реформа будет успешной?

– Естественно. Поэтому я и здесь, потому что я верю!

– Много ли в вашей группе женщин и какое к ним отношение?

– Среди нас приблизительно 25-30% женщин. Предвзятого отношения к ним нет. Все учимся, работаем на одном уровне.

– Идеолог и вдохновитель этой реформы – заместитель министра внутренних дел Екатерина Згуладзе, которая осуществляла аналогичную реформу в Грузии. Изучали ли вы грузинский опыт, признанный успешным во всем мире, нравится ли вам то, как реформировали полицию там?

– Да, конечно. У них реформа происходила около 10 лет. Я надеюсь, что мы постепенно приблизимся к той ситуации, которая сейчас есть в Грузии. Эка Згуладзе – практик, и я думаю, что и у нас все получится.

– После окончания тренингов вам гарантировано трудоустройство именно в Киеве или есть вероятность, что со временем вас отправят работать в другое место?

– Мы будем работать в Киеве. Что касается трудоустройства в других городах-миллионниках… Возможно, будет возможность перевестись и туда. Но пока это неизвестно. Мы вот давали присягу, там есть один пункт, он звучит так: "Готовы исполнять служебные обязанности там, где будет необходимость". Может быть, через какое-то время будут отправлять лучших полицейских в другие города, чтобы там они делились опытом с другими полицейскими.

Киевлянка Наталья Вагнер тоже решила попробовать свои силы в конкурсе по отбору кандидатов в патрульную службу Киева – в первую очередь, как журналист. Наталья работает редактором популярного киевского городского сайта vgorode.ua – своего рода аналога российских сайтов Time Out и "Афиша". Впрочем, до последнего момента она не исключала, что при успехе своей миссии решит сменить род деятельности и станет полицейской. Увы, препятствием стали тесты на физическую подготовку. Несмотря на это, Наталья Вагнер осталась довольна увиденным и, как и Михаил Киндракевич, уверена в успехе реформы украинской милиции:

– Почему вы решили пойти на конкурс по приему в патрульную полицию?

– В первую очередь это был журналистский интерес, потому что я редактор киевского городского сайта. Была шальная идея все-таки пойти туда и пройти отбор до конца, но мне пришлось покинуть конкурс, потому что [одним из этапов] была физическая подготовка. На этот этап я уже просто не пошла, потому что я знала, что я его не пройду. Я посмотрела нормативы – я не умею отжиматься такое количество раз, как там требовалось для девушек. Поэтому я просто перезвонила и сказала, что я не пойду на это тестирование.

– Как происходит процедура подачи заявки? В чем заключается самый первый, изначальный отбор?

– На первом этапе все подавали анкеты, данные о себе – возраст, паспортные данные, умение водить машину – это было обязательным условием, состояние здоровья. Это указывалось в онлайн-анкете. Далее мне позвонили и пригласили на первый этап. Это было тестирование. Пригласили в учебный центр криминалистов в Киеве, тестирование проходило на компьютере. Можно сказать, что это было похоже на тест на IQ, по крайней мере, вопросы были похожие. Было 60 вопросов на логику, на математику и так далее. Потом через какое-то время мы узнали результаты этого тестирования. Я набрала неплохое количество баллов, поэтому буквально в течение недели мне перезвонили и пригласили на следующей этап тестирования.

– Много ли девушек пришло с вами на первый этап?

– Конкретно в моей группе девушек не было вообще, я была единственной. Но знаю, что было много девушек, например, такие есть среди моих личных знакомых киевлянок. Они пошли в патрульную службу, причем, это девушки с высшим образованием, как правило, с работой, с профессией. Они прошли тесты и сейчас тренируются в учебном центре.

– Если у них есть и образование, и работа, то в чем мотивация? Почему они приняли такое решение?

– Во-первых, мне кажется, это хорошая смена деятельности. Сложно сказать… зарплата, которую обещают, неплохая – выше средней. И работа обещает быть довольно-таки интересной.

– А как же желание изменить страну, лично поучаствовать в реформах?

Сознание переформатировалось. Люди понимают, что "если не мы, то больше никто"

– Об этом просто говорить уже банально. Потому что за последнее время у всех настолько переформатировалось сознание, люди настолько понимают, что "если не мы, то больше никто", что то огромное количество анкет, то огромное количество желающих попасть в полицию, этот огромный конкурс и вызваны тем, что люди хотят работать в этой системе, верят в нее.

– А вы в нее, в эту систему, в эту реформу, верите? Ее не постигнет, например, участь изрядно забуксовавшей люстрации?

– Это как раз самая реальная реформа из всех наших реформ, которые были после революции. Это первая и единственная реформа, которая сейчас реальна. Ожидания большие, но я верю, что все получится, потому что не может не получиться.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG