Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министру культуры России не дают покоя лавры главноуправляющих Третьим отделением. Это раньше Бенкендорф и Дубельт считались гонителями свободной мысли. По нынешним понятиям они стояли на страже скреп и ценностей. На этом поприще и отличается г-н Мединский.

Своей научной специальностью он сделал разоблачение инсинуаций иностранцев, побывавших в Московии в XV–XVII веках, а впоследствии и более поздних западных "пропагандистских мифов", а своей методологией – следующее правило, заимствованное у известного конспиролога и борца с кознями жидомасонской закулисы Олега Платонова: "Первый вопрос, на который честно должна ответить историческая наука, насколько то или иное событие или частное деяние отвечает интересам страны и народа. Взвешивание на весах национальных интересов коренной России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда".

Следуя этому правилу, Владимир Мединский и расправляется с европейскими авторами записок о Московии: хорошо пишет – значит, правда, плохо – значит, лжет. Но недавно он со своим патриотическим рвением попал пальцем в небо.

Я не собирался смотреть фильм Child 44 (в русской версии – "Номер 44"), но министр культуры невольно сделал ему рекламу: запретил прокат картины в России. Основание? Злонамеренная голливудская ложь, грязная клевета о народе-победителе. Гневное заявление министра опубликовано на сайте министерства. Г-н Мединский возмутился, в частности, тем, что "советские солдаты, водрузившие Знамя Победы над Рейхстагом", показаны в фильме "мародерами с пятью трофейными часами на запястьях".

В истории нет абсолютных истин, а Россия – не покойник, о котором или хорошо, или ничего

Действительно показаны. Но это не клевета, а исторический факт. Евгений Халдей – фронтовой фотограф, снимавший водружение, – сам рассказал о том, как, отпечатав в Москве снимок, он увидел часы на правой руке одного из солдат и иглой соскреб их с негатива. История эта хорошо известна, а недавно по случаю открытия в Берлине персональной выставки Халдея журнал "Шпигель" рассказал ее еще раз.

В истории нет абсолютных истин, а Россия – не покойник, о котором или хорошо, или ничего. Критики докторской диссертации г-на Мединского выяснили, что в своих "разоблачениях" он исходит из собственных представлений о том, как было "на самом деле". Метод этот можно было бы назвать наивно-детским, если бы его не применял человек, облеченный властью.

Слушая, как Мединский распекает очередного "русофоба", я вспоминаю наставление Леонтия Дубельта сыновьям, которое он написал на склоне лет: "Не заражайтесь бессмыслием Запада – это гадкая, помойная яма, от которой, кроме смрада, ничего не услышите. Не верьте западным мудрствованиям; они ни вас, и никого к добру не приведут... Иностранцы – это гады, которых Россия отогревает своим солнышком, а как отогреет, то они выползут и ее же кусают".

Но мы знаем, что лучшие умы России отказывались любить ее "с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами". Люди, подобные Дубельту и Мединскому, любят не Россию, а свое представление о ней – прянично-елейное государство, существовавшее только в сказках, царство славного Салтана они любят, а не настоящую Россию, страдающую и заставляющую страдать, погибавшую и возрождавшуюся. Эту реальную Россию они люто ненавидят, поэтому они-то и есть самые отъявленные русофобы.

"Мы должны наконец поставить точку в череде бесконечных шизофренических рефлексий о самих себе", – изрек г-н Мединский. Но, как объяснили бухгалтеру Берлаге его однопалатники-симулянты, "сумасшедший не может менять свои мании, как носки". Убедить министра в своем существовании Россия бессильна.

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG