Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Вопрос о демилитаризации отложен"


Поселок Широкино заметно разрушен и почти покинут местными жителями. Большую его часть контролируют военные формирования сепаратистов. Фото 15 апреля 2015 года

Поселок Широкино заметно разрушен и почти покинут местными жителями. Большую его часть контролируют военные формирования сепаратистов. Фото 15 апреля 2015 года

Поселок Широкино неподалеку от Мариуполя остается горячей точкой военного и дипломатического конфликта

Стороны конфликта на юго-востоке Украины не торопятся выполнять условия подписанного 27 апреля соглашения о демилитаризации поселка Широкино неподалеку от Мариуполя. В последние дни в этом поселке, большую часть которого контролируют формирования самопровозглашенной Донецкой народной республики, участились боевые столкновения.

В Киеве обвиняют противника в непрекращающихся артиллерийских и минометных обстрелах, руководство ДНР утверждает: украинские военные проводят передислокацию сил и наращивают их, вместо того, чтобы, как это предусматривается условиями достигнутого при посредничестве ОБСЕ соглашения, вывести свои подразделения из окрестностей Широкина. Эти действия предпринимаются, как считают в ДНР, для маскировки "прорыва к Новоазовску".

Насколько можно понять, у находящихся на линии соприкосновения украинских военных и местных политиков договоренность от 27 апреля вызвала недовольство: они считают, что размежевание сил должно происходить согласно Минскому соглашению, а не исходя из нынешней ситуации на фронте, линия которого оказалась на несколько километров сдвинутой. О ситуации в Широкине Радио Свобода рассказал командир добровольческого батальона "Донбасс", депутат Верховной Рады Украины от партии "Самопомощь" Семен Семенченко:

– Батальон "Донбасс" в рамках плановой ротации поменял на позициях в районе Широкина соответствующее подразделение полка "Азов". В Широкине дислоцированы сейчас подразделения "Донбасса", "Азова" и Вооруженных сил Украины. Широкино не целиком находится под контролем ДНР: одну часть поселка контролируют сепаратисты, противоположную часть контролируют Вооруженные силы Украины и Национальная гвардия. Минувшие сутки по нашим позициям работали минометы, использовались гаубицы, самоходные артиллерийские установки, практически шесть с половиной часов продолжался бой. В батальоне "Донбасс" есть двое раненых (это осколочные ранения), несколько дней назад погиб наш товарищ от пули снайпера, ранило еще одного человека. В результате действий украинской артиллерии уничтожены несколько складов с боеприпасами (это по сообщениям передовых наблюдателей). Враг понес потери в результате нашего ответного огня. Сегодня, примерно в то же время, что и вчера, ожидается повторение провокаций – после отъезда наблюдателей ОБСЕ противник повадился вести огонь.

Патруль сепаратистов в Широкине. Апрель 2015 года

Патруль сепаратистов в Широкине. Апрель 2015 года

– С чем вы связываете обострение обстановки?

– Так как обострение происходит по всей линии соприкосновения, то преследуется двойная цель, с моей точки зрения – политическая и военная. Военная цель такова: найти слабые места. Cепаратисты стараются размягчить нашу оборону, ищут, куда можно последующий удар нанести. Если говорить о политической части, то это, конечно, давление на Украину с целью застиавить Киев пойти на уступки. Но в современной войне, я думаю, уже не стоит разделять военную и политическую части. Военная и политическая части, как и часть информационная –составляющие современной, так называемой гибридной войны, поэтому фронтов получается несколько. Вот жители Мариуполя вчера вышли на демонстрацию, на митинг против демилитаризации Широкина. Потому что они хотят жить в свободной Украине и видят в том, что происходит в Широкине, угрозу для Мариуполя. Это тоже часть войны – давление на наше общественное мнение.

Украинский боец на позициях. Апрель 2015 года

Украинский боец на позициях. Апрель 2015 года

​– В конце апреля заключено соглашение о демилитаризации Широкина, под которым стоят и украинские подписи тоже. Это соглашение не будет выполняться?

Стоит нам оставить позиции на возвышенностях у Широкина, возникнет большая вероятность того, что их займут боевики

– У нас существует президент, главнокомандующий, который осуществляет военную и государственную политику. Но существуют и разные мнения: жители против, многие военные против демилитаризации, и я как депутат – против. Поэтому мы бы хотели, чтобы президент не только к международным наблюдателям прислушивался, но и к нам. Мы же видим, что боевики выполнять соглашение не собираются, они вообще не выполнили ни одного соглашения, заключенного в Минске. Их подписи под мирными соглашениями не стоят и бумаги, на которой эти соглашения написаны. Укрепления сепаратистов заливаются бетоном, а у нас укрепления – фактически полевые. Мы прекрасно понимаем: стоит нам оставить позиции на возвышенностях у Широкина, возникнет большая вероятность того, что их займут боевики. Мы выступаем за соблюдение мирного договора, но мы за отвод вооружений по линии, предусмотренной Минскими соглашениями (а это за Широкиным), а не по фактическому состоянию этой линии на сегодняшний день.

– Почему же тогда Украина пошла на подписание соглашения о демилитаризации 27 апреля, коли вы, население Мариуполя, местные политики выступаете против?

Лучший мир – это добрая трепка тем людям, которые вторглись на территорию чужого государства в поисках приключений

– По сообщению администрации президента и штаба АТО, именно усиление активности боевиков, постоянные обстрелы, постоянные нарушения минских соглашений привели к тому, что вопрос о демилитаризации Широкина отложен. Почему подписали соглашение, почему пошли на этот шаг? Я надеюсь, что в поисках мира, хотя я считаю, что лучший мир – это добрая трепка тем людям, которые вторглись на территорию чужого государства в поисках приключений. Я думаю, что эти вопросы стоит переадресовать подписантам минских соглашений, хотя они достаточно сомнительные – это физические лица, не имеющие никакого отношения к власти на Украине. Но пока мы живем в таких реалиях.

– Получается, что единства на украинской стороне относительно того, что делать дальше под Мариуполем, нет?

Семен Семенченко

Семен Семенченко

– В любой демократической стране существует баланс не только ветвей власти, но и баланс политических сил. Возьмем США: там существуют республиканцы и демократы, взгляды которых на многие вопросы в корне различаются. Не является исключением и Украина: у нас существуют разные политические силы, которые выступают за разные решения. Я, например, считаю, что нам необходимо вести войну за независимость, мобилизовать промышленность, поставить у руководства армии реальных боевых генералов, действия которых давали бы результаты, или повысить фронтовых полковников до званий боевых генералов – и освобождать нашу землю. У нас президент является Верховным главнокомандующим, поэтому мы, как и в любой демократической стране, его приказы не оспариваем, но выражаем свою политическую позицию. Меня на это уполномочили избиратели партии "Самопомощь". И мы добиваемся того, чтобы Украина реально защищалась.

– У вас нет опасений, что боевые действия в районе Мариуполя весной и в начале лета возобновятся?

– Когда практически каждый день погибают мои товарищи, мне достаточно странно слышать про "возобновление боевых действий". Если вы имеете в виду увеличение интенсивности боевых действий, то – да, вполне такое может быть. Концентрация войск на той стороне говорит о том, что возможен подобный сценарий, тем более мы имеем опыт и донецкого аэропорта, и Дебальцева. Кроме того, любая армия мира, любые службы безопасности должны быть готовы к тому, что в любой момент может произойти эскалация ситуации. Поэтому, да, такое возможно, – считает командир батальона "Донбасс" Семен Семенченко.

О ситуации в Мариуполе и митинге против демилитаризации поселка Широкино Радио Свобода рассказал гражданский активист Максим Бородин, глава общественной организации "Инициативная группа "Вместе!":

– Позавчера и вчера в городе слышались выстрелы. Периодические, очень редкие, ближе к центру Мариуполя и к Приморскому району. Иногда слышны были одиночные разрывы, но не сильно, не так, как было летом прошлого года, и не так, как было в январе.

– Город снова готовится к обороне?

– Все идет планово, подготовка и не останавливалась. Есть подготовка и на уровне каких-то государственных программ, то, что здесь по укреплениям делается. Плюс привлекаются волонтеры на помощь для укрепления окопов. Военных в городе хватает, но все довольно спокойно, предпраздничные дни.

Строительство баррикад в Мариуполе

Строительство баррикад в Мариуполе

​– Широкино как-то связано особым образом с Мариуполем или это обычный прибрежный поселок?

– Это прибрежное село в 20 километрах к востоку от города, в советское время там был крупный рыболовецкий колхоз. Все пригородные населенные пункты – Широкино, Новоазовск, другие села – связаны с Мариуполем тем, что местные жители ездили сюда на работу, по месту жительства у них почти никакой работы нет. Азовское море довольно сильно угробили в последние годы, рыболовство не приносило прибыли. Поэтому большая часть местных жителей работала кто на заводах Мариуполя, кто еще где-то. После начала боевых действий, когда ситуация обострилась, почти все жители Широкина уехала, а прежде в этом поселке жили полторы-две тысячи человек. Социальные службы Мариуполя, волонтеры старались им помочь, кто чем может, – тем людям, которые уехали и оставили все имущество.

– Почему жители Мариуполя выступают против демилитаризации Широкина, у вас даже митинг прошел в минувшее воскресенье?

Есть люди, с которыми бесполезно работать, – это в основном пенсионеры, их мировоззрение изменить практически невозможно

– В Мариуполе, как я сказал, спокойно, но есть и такое прифронтовое ощущение. В последнее время тут ожила украинская громада и гражданские активисты, потому что многие вещи в городе остались по-старому, и людям, естественно, это не нравится. В Мариуполе активное гражданское общество - думаю, активнее даже, чем в Николаеве или Днепропетровске. Вчерашний митинг, ставший инициативой городских общественных организаций, нужно рассматривать именно в этом контексте. Надо было привлечь информационное внимание к тому, что Мариуполь – за прекращение военных действий в Широкине. Но мы все прекрасно понимаем, что понятного и работающего инструмента для того, чтобы как-то контролировать процесс демилитаризации, не существует. Стороны конфликта могут отойти друг от друга, но никто не может гарантировать, что те более выгодные позиции и высоты, которые сейчас занимает украинская армии, не будут заняты формированиями самопровозглашенной ДНР.

Миссия ОБСЕ, с которой и мы тоже общаемся, в рамках своих полномочий, наверное, делает все возможное. Но проблема в том, что это гражданская, а не военная миссия. Боевики говорят им: "Мы вас туда-то не пустим" – и не пускают, вон они три дня не пускали наблюдателей в Широкино. И ничего с этим невозможно сделать! Поэтому, пока не найдется понятный рабочий инструмент, который будет гарантировать выполнение сторонами своих обязательств, мы не согласимся с демилитаризацией Широкина. Иначе случится так, как произошло в начале года в микрорайоне Восточный. Учитывая усилившиеся обстрелы и гибель украинских военнослужащих в Широкине, легко сделать вывод о том, что в таких условиях никакой демилитаризации не будет.

– Вы упомянули о том, что в Мариуполе многое осталось по-прежнему. Что вы имеете в виду?

– Местная власть, старые чиновники, которые были при Януковиче, перекрасились в патриотов и пытаются симулировать деятельность. При этом продолжаются попытки распила денег в местном бюджете. Но благодаря тому, что у нас активное гражданское общество, что наши люди активно участвуют в работе сессий городского парламента, в работе депутатских комиссий, многие попытки растратить деньги не по назначению пресекаются.

– Известно, что политические симпатии жителей вашего города разделились – не все поддерживают идею украинской независимости. В Мариуполе, если судить по сообщениям прессы и переписке в социальных сетях, довольно сильны пророссийские настроения.

Основная сила "проукраинской части" Мариуполя – в том, что в большинстве своем это люди активные, это люди, которые хотят поменять что-то в своей стране

– Мы работаем с этими людьми, мы настроены на то, что наша задача – бороться за их умы и сердца. Простой пример – ситуация в микрорайоне Восточный после обстрелов. Проукраинские активисты первыми откликнулись, помогали жителям Восточного, притом что там довольно много людей с пророссийской точкой зрения. Есть люди, с которыми бесполезно работать, – это в основном пенсионеры, их мировоззрение изменить практически невозможно. Но ими движет не какая-то идеология "Русского мира", а простое желание, чтобы кто-то дал им пенсии, как в Москве. Мы пытаемся конфликты сглаживать, переводить в правовое поле, несмотря на то, что это бывает очень сложно сделать. Какие-то дискуссии с людьми, которые занимают активную пророссийскую гражданскую позицию, – например с теми, кто помогает, – вполне реальны, и мы с ними общаемся по этой теме.

Другое дело, что у нас в городе осталось мало людей, которые активно готовы заниматься не то чтобы актами насилия, но даже пророссийской пропагандой. Те, кто симпатизируют Путину, просто не хотят участвовать в жизни города, и они не будут участвовать в жизни города ни при какой власти. А основная сила "проукраинской части" Мариуполя – в том, что в большинстве своем это люди активные, это люди, которые хотят поменять что-то в своей стране и прилагают для этого свои усилия, –считает мариупольский гражданский активист Максим Бородин.

Широкино оказалось на линии фронта в конце минувшей зимы, когда сепаратисты возобновили наступление на Мариуполь, и в ходе упорных боев несколько раз переходило из рук в руки. По данным украинской стороны, 60 процентов жилого фонда в поселке разрушено, в Широкине остаются не более полусотни местных жителей.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG