Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От А до Я. Журналистский конкурс «Русский язык в электронных средствах массовой информации»


Лиля Пальвелева: В России объявили о проведении журналистского конкурса под названием «Русский язык в электронных средствах массовой информации». Организаторы намерены определить телеканалы и радиостанции, материалы которых в наибольшей степени соответствуют понятию «образцовое владение русским языком».


Такой - всероссийский - конкурс уже проводили дважды. Нынешний - третий по счету. Затея эта не праздная, поскольку нет в сегодняшней жизни ничего, что сильнее влияло бы на речевую культуру общества, чем телевидение и радио. Не случайно, девиз конкурса - «Как слово наше отзовется». Говорит заместитель директора Института русского языка имени Виноградова Леонид Крысин.



Леонид Крысин : В литературном языке и раньше существовали и теперь существуют определенные ориентиры - либо это словари и грамматики, либо это сферы использования языка какие-то, либо личности отдельные. В XIX веке - в начале ХХ это в основном была художественная литература - писатели, представители высших слоев интеллигенции. Вплоть до середины, пожалуй, может быть, даже до второй половины ХХ века художественные тексты, театр - это были такие образцовые сферы, на которые надо было ориентироваться в использовании русского языка. Со второй половины ХХ века эта роль переходит к средствам массовой информации. Это такой объективный процесс.



Лиля Пальвелева: При этом стоит послушать старые, советских времен, записи передач, чтобы понять, до какой степени изменился язык журналистики. Леонид Крысин вспоминает



Леонид Крысин : С определенного времени (примерно с середины 80-х годов прошлого века) в публичной речи, в частности, в электронных средствах массовой информации произошел, мне кажется, перелом, такие значительные изменения. Сначала это было в политической сфере. Наши политики перестали читать по бумажке. На эту тему существовала масса анекдотов, когда простые фразы Генеральный секретарь или его сподвижники не могли сказать, оторвавшись от бумажки.


Вот такая свобода в использовании языка две вещи породила. Сразу стала вовлекаться разговорная речь, и даже жаргон стал вовлекаться в публичную речь. Люди стали свободнее обращаться с языком. Это, конечно, правильно, это хорошо. Это интересно слушать. Человек живо начал говорить. Но и вторая сторона была. Стали вовлекаться какие-то элементы, которые не соответствовали традиции, не соответствовали старой норме. Вот такая борьба этих двух начал происходила и происходит до сих пор.



Лиля Пальвелева: Появилось немало негативного, однако, и к прежней стилистике возвращаться нет никакого смысла, не была она эталонной, полагает Юрий Прохоров, ректор Государственного института русского языка имени Пушкина и член жюри конкурса.



Юрий Прохоров : Не надо забывать, что раньше мы слышали, как нам казалось, хорошую русскую литературную речь, практически одинаковую, вне зависимости от того, о чем шла речь. Я понимаю, что современные деятели СМИ не в силах выговорить не то что на одном дыхании, а просто не знают последовательности этих слов - "весь советский народ горячо приветствует последние решения очередного Съезда КПСС, выступление на нем Генерального секретаря…". И дальше, кто помнит, тот помнит, а кто не помнит, ну и хорошо.


Мне кажется, вот это изменение, включение спонтанной речи, которой не было раньше, это и достижение большое, и в то же время большая ответственность.



Лиля Пальвелева: Как бы то ни было, спонтанная речь - более доходчивая.



Юрий Прохоров : Ну вот, к примеру, придите домой, сядьте в семье на кухне, за ужином и минут 5 потренируйтесь говорить на абсолютно литературном нормативном языке. Ничего хорошо не получится. Спросят - что с тобой? Ты заболел? Потому что, естественно, мы же всегда в разных ситуациях общения пользуемся разными регистрами. Только в анекдотах, когда бандит пристает к профессору, а тот так хорошо говорит на русском языке, что бандиту стыдно становится.



Лиля Пальвелева: С Юрием Прохоровым согласен Леонид Крысин. По его выражению, звучащая в средствах массовой информации речь не должна быть, «дистиллированной». Здесь все дело в жанре.



Леонид Крысин : Нельзя, чтобы во всех тех передачах, которые мы смотрим по телевидению или слушаем по радио, обязательно звучал какой-то правильный дистиллированный литературный язык. Совсем нет. Все зависит от уместности. Одно дело новостные передачи, где преобладает, конечно, книжная лексика, правильное литературное произношение, определенный стиль выдерживается, и совсем другое дело какие-нибудь ток-шоу, где возможно и просторечное слово, и разговорное, и даже жаргон возможен. То, что этот язык не должен быть дистиллированным, а использовать все краски, все тоны русского языка, мне кажется, это такая правильная должна быть установка. Этот критерий должен учитываться и в том конкурсе, который объявлен. Не только правильность должна присутствовать, не только неукоснительное и педантичное соблюдение норм ударения, произношения, словоупотребления и так далее, но и способность журналистов к творческому использованию всех ресурсов русского языка, в том числе допустима и языковая игра, и какие-то другие вещи, которые способствуют выразительности.



Лиля Пальвелева: Но что совершенно недопустимо, убеждены все члены жюри (а среди них авторитетнейшие лингвисты и журналисты), так это матерная брань в эфире, пусть даже закамуфлированная.



Леонид Крысин : Мне кажется это очевидной вещью, но высказываются и другие точки зрения. А практические журналисты, те, кто выступает по радио или по телевидению (на некоторых каналах, по крайней мере), они не спорят, а просто употребляют эти слова. Все мы знаем знаменитое "пиканье" в эфире. На мой взгляд, это неприемлемо, потому что это противоречит культуре. Литературный язык является достижением культуры. А мат – это, конечно, часть языка, несомненно, но это такая антикультурная вещь.



Лиля Пальвелева: Как утверждает Юрий Караулов, главный редактор журнала «Русистика сегодня» и председатель экспертного совета конкурса «За образцовое владение русским языком», нецензурные выражения в публичной речи - это одно из проявлений общей тенденции. И вот она какова



Юрий Караулов : Специалисты отмечают, прежде всего, общее стилистическое снижение и усиление экспрессивности публичного общения. Как следствие этих процессов - снижение языковой культуры в целом. Мощное влияние просторечия, вторжение в публичное общение жаргонизмов, вульгаризмов, а также новейших иноязычных заимствований стало массовым и всепроникающим.


Надо сказать, что литературный язык всегда, вообще говоря, развивался за счет низких сфер. Пушкин вставлял просторечные слова в свои тексты, чтобы сделать более выразительным то место, где обычно французское слово стояло. Но и дальше тоже можно перечислять писателей и сказать, что они сделали с литературным языком. Ну, например, сейчас широко распространены такие слова, как "болтать", "буянить", "ладно", "мудрить". Совсем недавно они считались просторечными. А сегодня их статус повысился, благодаря тому, что они попали в сферы общения публичного. Они уже оцениваются как разговорно-фамильярные. Или молодежный жаргон ("беспредел", "кайф", "крутой", "тусоваться" ) уже тоже тяготеет к лексической норме, то есть сниженному слою разговорной речи, а не просторечью.


И устная речь радио и телевидения, и письменные тексты газетно-журнальных публикаций настойчиво имитируют сниженную бытовую коммуникацию. Несколько примеров, чтобы не быть голословным. "Маяк" сообщает об "улетном" сериале, который надо посмотреть. В одной из праздничных передач на Первом канале журналистка восторженно сообщила, что в России есть настоящие мужчины, которые "сделают всех". Ну, а о кинофестивале, как правило, пишут как о тусовке звезд.


Заметному снижению подверглась и официально-деловая речь, прежде всего, устная. Если в советское время она испытывала сильное влияние партийного канцелярита и штампов, то в последние годы официальные выступления деловых людей и высших государственных чиновников стали насыщенны сниженными словами и оборотами: "капиталка", "социалка", "получить откат", "вложиться в недвижимость" и так далее.


Но не все, на самом деле, так плохо. Если мы спросим у оптимиста, действительно, так дела обстоят? Нет, ответит он. Публикации, близкие по форме повествования к живой разговорной речи, могут быть остроумными и яркими. Официальная речь чиновника тоже воспринимается лучше, если содержит уместные разговорные включения, а не только строго деловые обороты.


Иначе говоря, тексты, последовательно выдержанные в пределах определенных функциональных стилей, далеко не всегда оказываются идеальными. Коммуникативный успех говорящего зависит уже не от гомогенности стиля и жесткого следования норме, а от ряда других условий. Поэтому стилистически чужеродные включения в тексты СМИ, в официальные публичные выступления и в научные публикации следует оценивать не по факту этой чужеродности, а исключительно по коммуникативно-прагматической целесообразности.



Лиля Пальвелева: C овсем не исключено, что однажды маятник качнется в другую сторону. Общество, пресытившись бытовой скороговоркой журналистов, их сниженной лексикой, и прочими вещами, о которых говорил Юрий Караулов, стоскуется по чеканному строю фразы и нейтральной, отстраненной интонации. Заметим, уже сейчас употребление отдельных просторечных и жаргонных словечек в эфире воспринимается как проявление провинциализма. А ведь еще недавно это казалось такой свежей краской!


И вот красноречивая деталь: намеченное на декабрь этого года подведение итогов конкурса пройдет в Малом театре, речь актеров которого в течение очень долгого времени считалась в России эталонной.


XS
SM
MD
LG