Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Информация из Лондона, где Высокий суд выясняет обстоятельства смерти Александра Литвиненко и определяет, кто несет за нее ответственность, становится все более интригующей. В конце апреля 2015 года полностью опубликованы материалы судебных слушаний, в том числе документ, известный как "досье Виктора Иванова". Подготовленное в основном переселившимся в 1993 году в США бывшим офицером КГБ Юрием Швецом, досье делает явным то, что до поры представлялось тайным.

В начале 1990-х годов, говорится в этом документе, Виктор Иванов, бывший тогда начальником отдела по борьбе с контрабандой Санкт-Петербургского управления Федеральной службы контрразведки, вскоре переименованной в Федеральную службу безопасности, помогал главарю Тамбовской ОПГ Кумарину, он же Барсуков, приватизировать Санкт-Петербургский морской порт, который бандиты использовали для транспортировки колумбийского кокаина в Европу. И Путин, в то время заместитель мэра Санкт-Петербурга, был в курсе этой операции. По словам Швеца, Литвиненко получил эту информацию благодаря его работе в ФСК/ФСБ, где он занимался борьбой с оргпреступными группировками. С помощью своего партнера в России, знакомого с деятельностью Иванова в то время, Швец перепроверил эти данные – и они подтвердились.

С Литвиненко Швец познакомился весной 2002 года. В то время по просьбе украинской Верховной Рады он занимался расшифровкой магнитофонных записей, сделанных охранником в кабинете тогдашнего президента Украины Кучмы, а Борис Березовский финансировал эту работу. Для обсуждения деталей проекта Швец прилетел в Лондон, где и встретил Литвиненко. Летом 2006 года отношения Литвиненко с Березовским осложнились, и ему пришлось искать новые источники дохода. Швец обещал, что если Литвиненко найдет клиентов, нуждающихся в информации о возможных партнерах в России, то получит оговоренную часть гонорара. Литвиненко быстро нашел заказчика – консультативную фирму Titon, занимающуюся оценкой рисков для компаний, ведущих бизнес в России. Первым заказом от Tition была подготовка досье на четырех человек, в том числе Виктора Иванова. Такова завязка этой истории.

Сам "объект изучения", Виктор Иванов, на протяжении многих лет тесно связанный с тогдашним шефом ФСБ Патрушевым и тогдашним спикером Госдумы Грызловым, был одним из самых могущественных людей в России. Его дружба с Грызловым началась еще в студенческие годы – они вместе учились в Ленинградском электротехническом институте связи. А Грызлов, в свою очередь, сидел за одной школьной партой с Патрушевым. Так сложился тесный союз трех "силовиков", ставший ядром одного из самых мощных московских центров силы в 2000-е годы.

И все же главный источник влияния Виктора Иванова – его близкие отношения с Путиным. В 1994 году он ушел из ФСБ и по рекомендации Путина был назначен начальником департамента административных органов мэрии Санкт-Петербурга, который курировал все правоохранительные ведомства города. В 1998 году Путин, ставший директором ФСБ, назначил Иванова начальником Управления собственной безопасности этого ведомства – на ключевой пост, позволяющий контролировать весь личный состав ФСБ и избавляться от заподозренных в нелояльности к руководству. Позже Иванов возглавил управление экономической безопасности ФСБ, призванное, помимо всего прочего, контролировать крупнейшие олигархические группировки, а в 2000-2008 годах трудился в администрации президента. Венцом его карьеры стала должность помощника президента по работе с кадрами. Иными словами, в ведении этого человека находится вся высшая российская номенклатура. На такой пост Путин мог назначить только очень доверенное лицо.

19 сентября 2006 года "досье Иванова" было отправлено заказчику. И сразу после этого Литвиненко совершил ошибку, которая, по-видимому, стоила ему жизни. В 20-х числах сентября он переправил "досье" Андрею Луговому, объяснив это желанием создать с его помощью сеть информаторов в России, способную собирать для западных компаний информацию относительно потенциальных партнеров. "Досье Иванова", по расчетам Литвиненко, должно было послужить образцом того, как нужно составлять такие документы.

Литвиненко полностью доверял Луговому. И напрасно. Через три недели после пересылки "досье Иванова" Луговому, тот появился в Лондоне вместе с Дмитрием Ковтуном и таким количеством полония-210, которого хватило бы для гарантированного уничтожения нескольких сот жителей британской столицы. Пока неясно, был ли Луговой давним агентом российской госбезопасности, которого внедряли в окружение Березовского, или был завербован после того, как получил от Литвиненко "досье Иванова" – весомый повод для безжалостной расправы. Похоже, "досье Иванова" стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Кремля. Во второй половине октября и первых числах ноября 2006 года Луговой и Ковтун трижды появлялись в Лондоне с полонием-210, пытаясь отравить им Литвиненко. Третья попытка оказалась удачной.

Похоже, наступает время, когда даже те политические деятели, которые до сих пор настроены на некий компромисс с Кремлем, начинают испытывать неловкость от дальнейшего общения с верхушкой российской власти

Можно ли считать убийство Литвиненко сразу после того, как в Москве появилось "досье Иванова", случайностью? Вряд ли. Скорее, это свидетельство того, что взрывоопасная информация о связи Иванова – а через него, видимо, и самого Путина – с тамбовской группировкой соответствовала действительности. Перед Кремлем вполне мог встать вопрос – что делать с бывшим сотрудником ФСБ, профессионально разрабатывавшим организованные преступные группировки в "лихие девяностые", что ему уже известно или вот-вот может стать известно? Известная формула сталинского времени "Нет человека – нет проблемы" показалась очевидным ответом. В данном случае эта формула, однако, не сработала. Устранив Литвиненко, организаторы его убийства создали себе проблемы, масштабы которых начинают проясняться только сейчас.

Вряд ли на Западе до сих пор не знали, кто стоит за отравлением Литвиненко. Если и не могли утверждать со стопроцентной уверенностью, то уж точно догадывались. Оснований было достаточно. Взять хотя бы тот факт, что у непосредственных исполнителей – Лугового и Ковтуна – не было ни собственных мотивов для устранения Литвиненко, ни возможности достать полоний-210 без помощи российских государственных органов. Не говоря уже о том, что хорошо известные ученым методы позволяют установить, где конкретно производился полоний, которым был отравлен Литвиненко, и так далее.

Однако вплоть до последнего времени политические элиты Запада не спешили расставить точки над i. Им казалось, что с Путиным можно иметь дело, что украинская авантюра – либо случайный зигзаг российской политики, либо результат того, что Запад не учитывал некие жизненные интересы России. А значит, полагали в западных столицах, не время вытаскивать на свет грязное белье кремлевских обитателей и затрагивать публично особо деликатные сюжеты их деятельности. Но проходящее в Лондоне дознание свидетельствует: ситуация меняется. Если в результате будет юридически установлена ответственность российской правящей верхушки за политическое убийство, которое к тому же может быть квалифицировано как акт ядерного терроризма, то Иванов, Путин и бог (или дьявол) знает кто еще могут оказаться не просто нерукопожатными персонажами, но и пополнить своими именами список международных преступников.

Похоже, наступает время, когда даже те политические деятели, которые до сих пор настроены на некий компромисс с Кремлем, начинают испытывать неловкость от дальнейшего общения с верхушкой российской власти. Вопрос, что последует за неловкостью? Герой популярного советского кинофильма в похожей ситуации заметил: "Тебя посадят, а ты не воруй..."

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG