Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда-то на одной из работ, в одной из газет, анонсируя материал своей начальнице, я упомянула "наркоманов" и "нарушение их прав". "Какие у них права? – искренне удивилась редактор. – У них одно право – лечиться скорей".

На самом деле, человек с наркозависимостью сталкивается с нарушением основных прав человека (на здоровье, образование, жилье) постоянно, и не потому что "наркоман", а значит "сам виноват". А потому, что чиновники всех уровней не могут преодолеть свою к "наркоманам" неприязнь и предубеждение. Именно поэтому в конце 2013 года Фонд имени Андрея Рылькова начал проект "Уличные юристы". Один из последних удачных примеров работы "уличных юристов" – случай Марии И., которую вытащила из СИЗО молодой соцработник фонда Елена Грознова (что само по себе примечательно, потому что СИЗО – штука цепкая, а Елена не юрист по образованию).

Елена с Марией были знакомы, что называется, "в прошлой жизни", давно не общались. Но несколько месяцев назад Лене позвонила какая-то женщина и стала путано объяснять, что ее дочь задержали с наркотиками, с пятью граммами амфетамина.

"Мама Маши плохо смогла объяснить, что происходит, – вспоминает Лена. – Я приехала на заседание, думала, что уже суд по существу. А оказалось – только еще по мере пресечения. Я привезла ходатайства от имени Маши, и чудом одно из них было как раз по изменению меры пресечения. У Маши был адвокат, но он ничего не сделал, чтобы ее не помещали в следственный изолятор. А практика такова: если человека оставили в СИЗО, то он, как правило, получает реальный срок. Но у Маши было первое задержание, задержали ее по статье "хранение". То есть она вполне могла ждать суда дома и рассчитывать потом на условный срок... Мы с ее мамой приехали часа в четыре и просидели в коридоре до 11 вечера. Следователь сидел с нами и все отговаривал, отговаривал, твердил, что все бесполезно..."

Довольно часто рядовые наркопотребители "уезжают" в тюрьму на длительный срок исключительно в силу неумения защититься и неприязни, которую испытывают к ним судейские

Но судья вчиталась в ходатайство и, главное, оценила присутствие на заседании социального работника. Марию отпустили под домашний арест, а затем приговорили к условному сроку, так как она признала вину. Таким образом, получается, что Марию с равным успехом могли поместить как в СИЗО, так и под домашний арест, дать как реальный срок, так и условный. То есть дело было не в "тяжести" статьи! Довольно часто такие вот рядовые наркопотребители "уезжают" в тюрьму на длительный срок исключительно в силу неумения защититься и неприязни, которую испытывают к ним судейские. А ведь защитить свои права надо уметь не только в суде, но и в таких вопросах, как прописка, родительские права, неоказание медицинской помощи. Бывают случаи, что даже наркологическую помощь нельзя получить без дополнительных препятствий.

А "Уличные юристы" могут помочь во многом. Иногда для решения юридической проблемы достаточно простого консультирования. Иногда требуется медиация, когда по каким-то причинам человек не способен самостоятельно решить конфликт, и тогда социальный работник выступает в качестве посредника. Прием медиации часто используется, когда права нарушают сотрудники государственных и муниципальных органов, медицинских и образовательных учреждений, которые не могут преодолеть предубеждение к людям с наркозависимостью.

"Уличные юристы" могут написать официальное обращение или жалобу в органы власти. Часто одного факта такого обращения бывает достаточно для восстановления нарушенного права, к примеру, на неоказание медицинской помощи. Если ничего не помогает, юрист поможет отстоять свои права в суде, в том числе в случае уголовного преследования. Это бывает необходимо, потому что наркозависимые люди, как правило, не имеют средств и вынуждены пользоваться услугами адвоката по назначению, которые часто выполняют защиту формально.

Мария говорит, что изменить ситуацию помог "здравый смысл", который подсказал ей обратиться к Лене. А сейчас вместе с Еленой она пытается написать план своих ближайших действий: психолог, трудоустройство. Ходить в одиночку по инстанциям она побаивается.

"Суть проекта "Уличные юристы" вот в чем, – говорит президент Фонда имени Андрея Рылькова Аня Саранг. – Потребители, несмотря на то что на них давит гора дискриминации, общественной ненависти, отсутствия каких-либо реальных социальных перспектив и надежд на правосудие, все-таки находят в себе силы бороться. Потому что вера в правосудие и человеческое достоинство остаются человеческим инстинктом, который дает на это силы. Сил может быть совсем мало. Сначала их хватит только на то, чтобы обратиться в проект, вместе написать жалобы. Но ведь даже просто что-то подписать – это уже для некоторых подвиг, настолько они боятся вступать в любую конфронтацию с госорганами. И наш проект направлен именно на то, чтобы человека в этом поддержать, несмотря на то, что со всех сторон на него давит система".

Анастасия Кузина – участница Фонда имени Андрея Рылькова

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG