Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Куда податься, чтобы живым остаться


Russia -- Man in history (for Lyalenkova)

Russia -- Man in history (for Lyalenkova)

Какие песни пели фашистские узники и зачем крестьяне шли в партизаны (по материалам финалистов конкурса "Человек в истории. Россия - ХХ век.")

Пока чиновники, педагоги и депутаты спорят о единых учебниках и государственных концепциях, которые намертво скрепят прошлое и патриотизм, в Москве подвел итоги лучший исторический конкурс для старшеклассников "Человек в истории. Россия – ХХ век".

Самые интересные и, как всегда, неожиданные работы прислали школьники из регионов, хотя этой весной практически всем московским ученикам было дано задание собрать информацию о своих родных, воевавших в Великую отечественную войну. Возможно, это объясняется тем, что проектная деятельность требует свободного времени, которого у жителей больших городов всегда меньше, но вполне вероятно, что официальная часть праздника и парадная история отбирает столько сил у столичных учителей, что на другое их просто не хватит. Тем не менее, конкурс общества «Мемориал» - редкий пример живой проектной деятельности, которая не только дает ребятам новые навыки и знания, понимания истории как процесса и части жизни, но и приносит реальную пользу всему обществу. Во-первых, потому, что честно. Во-вторых – научно. В-третьих – реально интересно.

Каждый год, читая работы финалистов, поражаешься, насколько удивительные истории ребятам удается найти, притом, что живых свидетелей осталось немного, архивные документы сохранились не в полном объеме, и не всегда объективны, а зачастую и труднодоступны для юных исследователей.

О том, откуда берутся темы и как проходят поиски информации Радио Свобода рассказали ученица 11-го класса лицея города Урюпинска Анна Антонова и ученик 10-го класса школы села Елбань Новосибирской области Борис Тимофеев.

Песни, записанные бывшими фашистскими узниками в проверочно фильтрационном лагере №219 летом 1945 года

Анна Антонова, ученица 11-го класса лицея города Урюпинска:

- Блокнот, в котором были записаны песни, принес мой одноклассник Дмитрий Кудрявцев, он приходился дальним родственником Степану Ивановичу Попову. И основная моя работа заключалась в том, чтобы расшифровать все записи, поскольку они были сделаны разными людьми. В нем были собраны не только те песни, которые любили Степан и его девушка Надежда, с которой он познакомился в концентрационном лагере, в городе Ветштоке, (это 60 километров от Берлина), но и переделенные песни, уникальные, которых больше нигде не найти. А сам блокнот раньше принадлежал немецкому слесарю, там остались записи о выполненных им заказах, сделанные рукописным шрифтом, очень редким теперь в Германии.

Мой герой – Попов Степан Иванович, родился в 1918 году, получил только начальное образование, работал трактористом-комбайнером. И в октябре 1941 года был мобилизован Урюпинским РВК, а, когда 12 мая 1942 года началась трагическая Харьковская наступательная операция, из-за просчетов советского командования войска фронта оказались в окружении. И 27 мая 1942 года, контуженым в голову, Степан Попов попадает в плен. В концлагере он работает на шахтах вместе с чехами и югославами, а 29 марта 1945 года их лагерь освободила американская армия.

но изменник и трус по дешевке предал нас генерал лейтенант

Так получилось, что самыми счастливыми днями его военной жизни стало время пребывания в проверочно-фильтрационном лагере №219, куда он попал после освобождения из плена. Здесь он встретил свою любовь — украинскую девушку Надю, угнанную на работы в Германию. Она записывала по большей части переделки — «Синего платочка», песен, относящихся к «тюремному шансону»: «Из далеко Колымского Края», «Коли, дівчата, була я з вами», «Здравствуй, мать, прими привет от сына…»; литературно исторические песни и романсы «От павших твердынь Порт-Артура» и «Я люблю вас так безумно». Можно с уверенностью предполагать, что родилась и выросла она в большом городе или малом промышленном центре. В отличие от нее, у Степана Ивановича преобладают народные песни и песни, ставшими любимыми у солдат в годы войны.

Но наряду с общеизвестными сочинениями в блокноте есть только-только созданные: «переделка» на танго «Огонек» — «Ковыляй потихонечку» и производная от «Спят курганы темные» — «Позор девушке гуляющей с немцами». А «Ответ девушек» на последнюю песню может оказаться уникальной записью, поскольку ни в песенных сборниках, ни на тематических сайтах Интернета я ее больше не нашла.

В произведениях, созданных узниками, особо звучит тема причин, по которым они оказались в немецкой неволе. Вину за это они возлагают в первую очередь на командование Красной Армии: «Не жалея ни жизни ни крови, мы дрались, отражая десант, Но изменник и трус по дешевке предал нас генерал лейтенант».

В песнях проявляются и отличия в положении пленных и угнанных на работы в Германию. Так, общей и для остарба́йтеров и военнопленных является тема острой нехватки пищи. Но для первых это скорее проблема недоедания: «Получивши кусок хлеба полицай нам кафе видает, а второй с поднявшей плеткой отправляет бессильных в завод». Питание пленных было настолько мизерным, что многие из них умирали от голода:

На кормежку нельзя обижаться,

нас кормили сказать на убой,

Грамм по двести с опилками хлеба

и пол литра баланды с ботвой…

А по утру, всех мертвых свозили

в тот безвестный большущий сарай,

Как обоймы в порядок складали,

для отправки готовили в рай.

Голод для них был невыносим, и на его фоне возникали самые низкие проявления человеческого поведения — мародерство и каннибализм: «Не забыть и такого случая, людоеды явились тут, кроя мясо людское кусками и как волки они его жрут».

Надо сказать, что остарбайтеры попадали в Германию не всегда насильственно. Те, кто работал на фабриках, пусть и находились на казарменном положении, но получали зарплату и имели право выхода в город с отличительным знаком «Ost». Тем не менее, они повсюду чувствовали презрительное отношение к себе и могли быть подвергнуты немотивированному насилию:

Костюм з остом тут скрiзь провiряють

i прохода нiде не дають,

З ресторанiв, — крамнць выганяють

i сабакаю русскою звуть.

Из песен видно, что не только близкая разлука с любимой тревожила хоперского казака Попова – он беспокоился, как его встретят дома. Его опасения нашли выражение впоследовательно записанных песнях «Огонек» и её переделке, обретшей самостоятельную жизнь «Ковыляй потихонечку».

Но еще большую обеспокоенность вызывал вопрос, как встретят на Родине красноармейца, попавшего в плен к немцам, и девушку, работавшую в годы войны на фашистскую Германию. Какое отношение окружающих ожидает их? Основанием для этого служило непримиримое осуждение плена, создаваемое в Красной Армии и обществе прессой и политическими органами. Не случайно последние два текста сборника отражают эти переживания.

Песня «Молодые девушки» на мотив «Спят курганы темные» имеет общепринятое название «Позор девушке гуляющей с немцем». Она родилась в Украине в годы немецкой оккупации. После освобождения Донбасса ее записал журналист газеты «Правда» Б.Л. Горбатов и вставил в повесть «Непокоренные», изданную в 1943 году. Благодаря этой книге песня стала общеизвестной и необычайно популярной в последние годы войны. В ней говорилось об украинских девушках, позабывших своих «лейтенантов-соколов» и связавших свою любовь с немецкими солдатами. Символично, что последней записью в сборнике является «Ответ девушек», где содержится попытка оправдаться в несправедливых обвинениях. Эти строки проникнуты горечью и обидой:

Дорогие соколы разве позабыли вы,

сколько горя девушкам принесла война.

Плачут они бедные, горем убиваются,

проклинают девушки свои лагеря…

С матерям старыми и детями малыми,

отдали вы немцу нас ………

Лейтенанты летчики, соколы отважные,

Сколько раз о верности Родине клялись,

Но в пору тяжелую клятву позабыли вы,

В первых же сражениях немцы взяли нас.

Партизанская борьба в годы гражданской войны на территории Маслянинского района Новосибирской области

Борис Тимофеев, ученик 10-го класса школы села Елбань Новосибирской области:

- У нас есть клуб краеведения "Малая родина", и мы там разбираем исторические вопросы. Но такой масштабный вопрос по Гражданской войне возник недавно, потому что оказалось, что нет никаких конкретных исследований по нашей местности, абсолютно никаких. Сначала попытались узнать, есть ли вообще какая-то информация, может быть, вообще не осталось материалов. Но нет, архивы оказались полны этими источниками – воспоминания самих участников, письма уездных комиссий по борьбе с дезертирством и тому подобное. И когда наш руководитель договорилась с архивом, который находится в районном центре, примерно в тридцати километрах от нашего села, то нам разрешили там фотографировать эти материалы, чтобы можно было работать с ними уже дома.

Однако любая работа с источниками, особенно личные воспоминания, это субъективная информация. Тем более, что в основном воспоминания записывались к юбилеям Октябрьской революции, и понятно, что там есть героический пафос, прославление партизан и тому подобное. Вообще, идеология сталинизма не допускала отрицательных оценок событий, поэтому можно было сразу понять, что информация субъективная. Чтобы получить правильную картину, нужно было проверить очень много источников.

В основном меня удивила жестокость, такого я не ожидал. Там описаны пытки – как особым способом резать половые органы мужчин, и высказывается мнение, что такой способ был знаком только китайским палачам. Очень удивляло, откуда это оказалось вообще в народе, у красных партизан, как они это узнали и зачем применяли. То есть шла уже не идеологическая борьба, а какая-то схватка животных что ли… Учебники описывают эту борьбу, мол, красные – освободители, белые – партизаны и так далее, а тут – такая жестокость, свирепость, можно сказать.

Конечно, было интересно проследить хронологию и локализацию событий. Ты ярко представляешь, где были люди, что с ними происходило, где состоялась битва, куда потом отправились стороны. И начинаешь невольно понимать, что гражданская война – это не просто история России, это история нашего района. А знакомые фамилии подсказывают, что рядом сегодня живут те, чьи прадеды были активными участниками «кровавой бойни».

они этой жестокостью и пролитой кровью заработали себе на старость

Следует заметить, что по многим документам можно увидеть, что местные в 1918-м и 19-м чаще шли в красные партизаны, чем в белые. Идея равенства и скорого счастья для всех бедных была ближе, чем то, за что боролись белые. Те же, что были зажиточными, шли в красные скорее по двум причинам: налоги, возвращенные, да еще увеличенные колчаковским правительством, мало кого устраивали. Второе – уход в красные партизаны, а не в действующую армию Колчака позволял надеяться, что с освобождением «своей деревни», «своего района» можно вернуться и продолжить сеять хлеб, растить детей. Но именно эти «темные мысли о скором возвращении к мирной жизни в родной деревне» для многих станут роковыми. Этот вывод напрашивается при анализе многих документов, касающихся последующего дезертирства красных партизан.

В конце, когда мы с ребятами из клуба наше исследование обсуждали, мы решили посмотреть, что с людьми происходило дальше. Ведь мы брали только Гражданскую войну, а воспоминания длились до 1935-го, 1941 года. Так вот, в основном люди, проявившие себя в партизанской борьбе, становились начальством, бедный крестьянин назначался главой деревенского комитета, например. Получается, что они этой жестокостью и пролитой кровью заработали себе на старость.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG