Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Москва и Вашингтон должны постараться стабилизировать ситуацию в Киргизии совместно»


Отряд киргизского ОМОНа отдыхает после столкновений с манифестантами во вторник днем

Отряд киргизского ОМОНа отдыхает после столкновений с манифестантами во вторник днем

Затянувшийся политический кризис в Киргизии продолжается. Симпатизирующая демонстрантам часть депутатского корпуса приняла новую конституцию страны, а действующий президент не признал такого решения. Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин полагает, что ситуация в этой центральноазиатской стране еще далека от нормализации:


- Такое чувство, что кризис не очень близится к концу. Потому что, если раньше мы видели две силы (силовые структуры власти и оппозицию, оппозиционных демонстрантов), то сейчас появилась еще и третья сила - это лояльные Бакиеву (президенту Курманбеку Бакиеву - РС) демонстранты, улица. Это очень неприятная ситуация. Сейчас с большим трудом, я так понимаю, удалось разделить эти две улицы, но они могут в любой момент схлестнуться в другом месте. Поэтому, я не думаю, что все закончено. Это уже не противостояние силовых структур и демонстрантов, это уже гражданское противостояние.


- Как вы объясняете упорное нежелание Бакиева идти на уступки митингующим?


- Его позиция, с одной стороны, вызвана субъективными обстоятельствами - это естественное нежелание терять те властные полномочия, которые он имеет по ныне действующей конституции. Но есть и объективная причина. Ведь если, что называется, открутить пленку назад, вспомнить ситуацию с выборами президента (в прошлом году – РС), то тогда он с Феликсом Куловым (нынешним премьером – РС) достиг очень серьезного компромисса. Кулов снял свою кандидатуру и удовлетворился постом премьер-министра. То есть фактически между ними была договоренность: пока Бакиев президент, Кулов - премьер-министр. То, чего требует оппозиция, разрушает эту договоренность. Поэтому Бакиев так сильно и колеблется. Он внес поправки (в конституцию – РС), которые, тем не менее, не предоставляют парламенту права назначать премьер-министра, чего добивается оппозиция.


- Фактически оппозиция добивается того, чтобы установить в Киргизии парламентскую республику?


- Совершенно верно. Но всегда в этом есть очень большая проблема в странах, где политические позиции еще концентрируются в разных частях страны. Сейчас мы наблюдаем очень мучительный компромисс Янукович-Ющенко (Виктор Янукович, Виктор Ющенко – премьер и президент Украины - РС). Это, в сущности, компромисс Востока и Запада ( Украины – РС). Очень мучительный компромисс Кулова и Бакиева - это компромисс Севера и Юга в Киргизии. И когда делается именно парламентская республика, концентрация интересов по географическому принципу, а не по политическому, порождает опасность раскола страны.


- Почему в странах Центральной Азии парламентская модель управления применяется не столь часто?


- Дело даже скорее не в том, что страны азиатские или неазиатские, а в том, что традиции государственности в регионе еще очень короткие - 15 лет. В этой ситуации между политическими элитами разных регионов очень серьезные противоречия, которые еще не нашли своего разрешения. Поэтому ослабление центральной власти, в том числе и президентской, может привести к развалу страны. В этом проблема. Это скорее даже не проблема азиатского менталитета. Это скорее проблема новых государств.


- Если под революцией понимать выход из правового поля государства, в котором происходят эти события, то, действительно, это революция. Проблема всегда в том, что легко один раз выйти из правового поля, но достаточно трудно [ в него ] вернуться. Мы это наблюдали и в России после 1993 года, в Грузии, на Украине, а сейчас в Киргизии. Поэтому без очень серьезных оснований политическая элита должна сто раз подумать, прежде чем затевать революцию.


- Как события в Киргизии могут повлиять на ситуацию в соседних странах и регионе?


- Не надо забывать, что американская военная база в Киргизии находится не только и не столько из-за любви американцев устраивать военные базы на чужих территориях. Она выполняет функцию тыловой базы американских операций в Афганистане. Российская военная база там тоже находится не просто от желания России подчеркнуть свое имперское величие, а с совершенно конкретной целью - контролировать воздушное пространство Центральной Азии на восточных границах России. Это совершенно конкретные интересы великих держав. Мне кажется, и та, и другая сторона не должны просто наблюдать, чем дело закончится, а стараться стабилизировать ситуацию в Киргизии совместными усилиями.


XS
SM
MD
LG